Спекся булочник

16 июня 2004 в 00:00, просмотров: 192

8 июня на заседании правительства области было принято постановление о создании Академии социального управления. Больших споров решение не вызвало. Дело нужное и полезное.

Тем более что “точкой отправления” вуза, по мнению министра образования Подмосковья Лидии Антоновой, станет ПТУ №29.

К проекту постановления, как водится, приложена пояснительная записка, в которой растолковано, что “оптимальный вариант создания академии — реорганизация ПТУ”, при этом “права учащихся не будут нарушены и училище продолжит свою деятельность как структурное подразделение академии”. Если не вдаваться в детали, то все отлично. Создаем вуз, отводим часть средств и площадей под профтехобразование и вешаем себе медаль за вклад в развитие области.

Правда, практическое применение идеи министра не выдерживает никакой критики. В данный момент согласно лицензии, санитарным нормам и здравому смыслу в училище могут обучаться порядка 200 человек. И это при одногодичной системе подготовки. Вуз подразумевает 5—6 курсов и несколько специальностей по несколько групп. То есть в среднем человек шестьсот. Если добавить к этому пэтэушное структурное подразделение, то получается, что в аудиториях на каждое сидячее место придется по четыре человека.

Ну и что, некоторые специалисты считают, что обучение стоя намного эффективней...

В действительности же математика тут ни при чем. Постановление — всего лишь часть продуманной махинации, цель которой — отобрать у ПТУ здание, расположенное в трех шагах от метро “Свиблово”. Так уж сложилось, что областное учебное заведение расположено в Москве, и в довольно неплохом месте. Таких роскошных объектов в ведении областного правительства можно по пальцам пересчитать, и каждое из них на вес золота. Поэтому мало кого интересует, что профессиональное училище №29 — единственное в своем роде учебное заведение, где готовят хлебопеков для Подмосковья. За более чем полувековую его историю учащиеся специализировались на разной “готовке” — от сухарей для фронта до батонов и ватрушек для окрестных булочных.

За все время существования училище не получило из областного бюджета ни копейки.

— Мы не просим и не просили у правительства ничего. — Директор ПТУ Серафима Елисеева достает свежеиспеченные учащимися ватрушки. — Строились, ремонтировались, существовали за счет областных хлебозаводов. Кое-как пекарню свою открыли, чтобы ребята могли практику проходить. Худо-бедно, но кадры выпускали, а теперь...

В хлебопекарной промышленности области в настоящий момент работают более 4000 выпускников училища. И востребованность подобных специалистов растет год от года. “Мособлхлеб” в своем обращении к губернатору называет уничтожение ПТУ катастрофой для областной хлебопекарной промышленности. Министерство образования же гнет свою линию начиная с 1998 года. За это время Лидия Антонова пыталась сделать из ПТУ Центр развития дополнительного образования, Центр обучения детей-сирот, Школу-интернат для детей, оставшихся без попечения родителей... Несколько раз своими приказами запрещала (!) набор абитуриентов и даже направила письмо в справочную службу “09”, чтобы каждому интересующемуся доступно объясняли, что училище больше никого не учит... Теперь вот Академию социального управления рожают.

Ситуация становится, мягко говоря, запутанной. В ПТУ учатся хлебопеки, тестоводы и формовщики. После реорганизации училища в Академию социального управления всем учащимся (это стандартная схема) предложат перевестись в академию, соблазняя бесплатным высшим образованием вместо среднего технического. Профессия тестовода-социолога, к сожалению, пока не лицензирована, а значит, пэтэушникам придется в полном объеме освоить программу высшего образования. Как показывает практика, только 1—2 процента нынешних учащихся с горем пополам смогут досдать разницу в программах и продолжить обучение, остальные после первой же сессии будут отчислены.

Положение преподавателей и того хуже. Их познания и опыт в области хлебопечения вряд ли пригодятся в новом вузе, а это значит, что им придется выбирать между увольнением и работой на так называемых “вторых” должностях: библиотекари, вахтеры, уборщицы...

Очевидно, что академия — всего лишь прикрытие. Просто на здание кто-то глаз положил.

Вопрос: кто? — разрешился сам собой. После принятия постановления из зала заседания вылетел ректор Российского государственного социального университета Василий Жуков. И был он вне себя от счастья. В приступе эйфории он даже попытался обнять сотрудника Федеральной службы охраны. Правда, заметив суровый вид стража, ограничился рукопожатием.

Его причастность к преобразованию, естественно, никто не озвучил, однако “МК” стали известны некоторые подробности.

В первую очередь проболтались девушки из приемной комиссии. Представившись абитуриентом, я признался, что мечтаю поступить в вуз, но мне слишком далеко ездить от Медведкова до улицы Подбельского (именно там находится главный корпус РГСУ). Девушки меня успокоили, сообщив, что в ближайшее время откроется новый корпус РГСУ, в котором обоснуется факультет социального управления. Официального ответа представителей РГСУ я ждал неделю и был готов, что они постараются представить уничтожение училища как общественно полезное преобразование, станут убеждать, что это на благо учащихся... Не посчитали нужным.

— А вам-то какое дело? — удивился сотрудник РГСУ и положил трубку.

Точку в вопросе причастности РГСУ к отчуждению здания у хлебопеков поставил один из проректоров университета, пожелавший остаться неизвестным. Вот что он рассказал.

— Летом 2001 года Жукову приглянулось здание на улице Сталеваров, где располагалась Академия труда и занятости. Тогда ее тоже реорганизовали, а на место ректора Василий Иванович поставил своего друга — проректора Геннадия Саенко.

Студенты и преподаватели и глазом моргнуть не успели, как академия была расформирована, студентов перевели в РГСУ (80 процентов вскоре отчислили), преподаватели в большинстве своем остались на улице. На то, чтобы водрузить на здание вывеску “РГСУ”, у Жукова ушло всего шесть месяцев. Сколько времени Василию Ивановичу понадобится на этот раз?


Сергей Крыжов – уполномоченный по правам человека в Московской области:

— Я не против создания академии. Высшее образование непременно должно развиваться, но ведь это происходит путем ликвидации необходимого для всей области учебного заведения.

Тем более что здание никак не тянет на самостоятельный вуз. У меня возникают большие сомнения, что в восьми классах можно разместить академию. Это больше похоже на уловку. Дело в том, что ликвидировать учебное заведение можно только через областную Думу, а для реорганизации этого не требуется. Используя брешь в законе, под видом реорганизации в области фактически ликвидируют учебные заведения. А страдают от этого в первую очередь интересы детей.



Партнеры