Почему остановилось сердце?

2 июля 2004 в 00:00, просмотров: 191

Корреспонденты “МК” продолжают журналистское расследование причин смерти студента МАДИ Сергея Ермакова, который умер на второй день военных сборов.


Военный комиссариат Хорошевского района. На двери кабинета терапевта — объявление: “Студентам МАДИ для прохождения медицинской комиссии при себе необходимо иметь: ЭКГ, анализы крови, мочи, флюорографию грудной клетки, справки из туберкулезного, КВД и психдиспансера”.

— В противном случае мы со студентами даже не разговариваем, — категоричен доктор Богдан Федорив. Именно он написал в карте Ермакова “здоров”.

В день врачи имеют право принимать до пятидесяти пациентов — иначе в спешке можно ошибиться в диагнозе. А за поток через фонендоскоп доктора проходит больше восьмисот призывников, 20—30 человек “заворачивают” по состоянию здоровья.

— Я лично смотрел кардиограмму Сергея, — говорит Федорив. — Никаких отклонений в работе его сердца не было. Острая сердечная недостаточность может наступить у любого здорового человека, даже у ребенка. В переводе на человеческий язык, если автомобиль разогнать до 300 километров, двигатель заглохнет от перегрева. То же самое происходит с сердцем нетренированного человека.

— У нас нет претензий к врачам, — говорит бабушка Сергея Роксана Филипповна. — Если даже Сережа испытывал недомогание, то не показывал этого. Он даже насморком у нас редко болел.

На военные сборы Сергей отправлялся со спокойной душой. Бабушка припомнила лишь, что лечащий врач в поликлинике, где наблюдался Сергей, в день оформления карты заболел, а тот, кто его замещал, медицинской карты не нашел. Может, если бы не эта случайность, если бы врач, хорошо знавший Ермакова, написал свое заключение — Сережа остался бы жив?

— Сережа никогда ни мне, ни матери, не жаловался на сердце, — говорит родной дядя погибшего Андрей. — Вот я держу в руках его кардиограмму — она абсолютно нормальная. А в справке о смерти написано, что Сергей скончался от “острой сердечной недостаточности на фоне обширного атеросклероза коронарных артерий”. Как же такое могло произойти?

Ответ один — из-за резкой нагрузки на сердце.

Какие спортивные нормативы предусмотрены для студентов военных кафедр гражданских вузов? Чтобы получить зачет, студент должен: подтянуться не менее 7 раз, за 16 секунд одолеть стометровку, а кросс в 3 км пробежать не более чем за 13 минут 45 секунд. Однако сразу требовать рекордов от новобранцев никто не имеет права — “зачетных” показателей, гласит инструкция, необходимо добиваться постепенно.

В случае же с военными сборами студентов и вовсе следует быть осторожным. Специалисты говорят, что организм городского жителя может дать любые неожиданные сбои.

— Мне кажется, что здесь должны задуматься сами военные, — размышляет Андрей. — Раз такие случаи происходят, может быть, им стоит вообще разработать какие-то новые, более щадящие требования к студентам военных кафедр? Чтобы исключить такие “случайные” смерти.

Ситуацию прокомментировали:

Светлана КУЗНЕЦОВА, председатель правления межрегионально-общественной организации “Солдатские матери”:

— Советуем студентам, собравшимся на военную кафедру, внимательно прочесть контракт. Там сказано, что по окончании вуза они обязуются отслужить два года в армии. Сейчас кадровые офицеры уходят, и набирают мальчишек из запаса. Так что молодым людям надо серьезно подумать, смогут ли они служить. Ребята часто не обращают внимания на здоровье. А вся проблема идет из наших районных поликлиник и военкоматов. В военкомате должны выявлять заболевание. Часто у врача физически нет на это времени: сейчас идет вал призывников, и заключения пишут не глядя. Но если возникли какие-то сомнения в состоянии здоровья молодого человека, его обязаны послать на дополнительное обследование.

Андрей Михайлович СТАХЕВИЧ, директор научно-технической библиотеки МАДИ:

— Когда я увидел руководителя военных сборов майора Нарышкина, мне все стало ясно. Это как раз тот тип командиров для молодых ребят, которые давят страхом. Он мощный, крепкий парень лет двадцати семи. Видимо, в первый же вечер что-то произошло — ребята сейчас напуганы и ничего не рассказывают, — и произошел конфликт. А на следующее утро их подняли в 5.40, хотя обычно подъем на сборах бывает в 6.30 утра, и отправили в жесточайший кросс. Ребята-спортсмены, и те признаются, что были после него чуть живые. Отстающие отжимались.

Сережа вел малоподвижный образ жизни. Физкультура в нашем институте плохо налажена. Пятнадцать-восемнадцать часов в день в сидячем положении: то на лекциях, то за компьютером. И вдруг с утра с раннего вот такая резкая, мощная нагрузка. Такое ощущение, что молодой майор решил показать ребятам, кто хозяин. Он первый раз руководит сборами.

— Ребята могли как-то отметить приезд в Рязань?

— Я не знаю. Я понимаю, о чем вы говорите, но думаю, что у них просто не было такой возможности. Сережка вообще практически не пил. (Как сообщили “МК” в военной прокуратуре, во время вскрытия алкоголя в крови Ермакова не обнаружили. — Авт.)

Вскрытие провели подозрительно быстро: мы приехали в пятницу в полдвенадцатого, и нам сказали результат сразу же, а экспертизу начали проводить в десять. Он был очень красный. Говорят, это признак тромбоза. А может, от бега. Ребята пока расходятся в версиях: одни говорят, что Сережу дотащили до финиша, другие твердят, что он добежал сам.

* * *

...Будущий инженер-конструктор, специалист по транспортным комплексам ракетной техники Сергей Ермаков увлекался электронной музыкой и графикой, интересовался психологией, космосом, уфологией. Он создавал веб-сайты и работал завотделом автоматизации научно-технической библиотеки МАДИ. По злой иронии судьбы Сергея уже нет, а виртуальная реальность еще хранит его “оцифрованное” улыбающееся лицо, его выступления на электронных форумах. Чуть больше месяца назад, 20 мая, Сергею исполнился 21 год. Для возможных клиентов Сергей оставил свой e-mail и ICQ. Как говорят компьютерщики, в контактном листе он теперь навсегда останется off-line — вне связи...

“МК” сообщит читателям о результатах следствия.





Партнеры