Предчувствие аланской войны

12 июля 2004 в 00:00, просмотров: 187

В Южной Осетии пролилась первая кровь. В ночь на субботу произошла перестрелка, в результате которой ранен сотрудник осетинской милиции. Грузинская сторона, в свою очередь, сообщила о трех легкораненых военнослужащих. Раненый осетинский милиционер рассказал, что к их посту подошла группа вооруженных грузин, представилась миротворцами, а в ответ на просьбу позвать командира открыла огонь. На месте перестрелки обнаружен автоматный рожок с надписью “Одинокий волк” и использованный гранатомет болгарского производства. Это — война? Дальнейшее развитие ситуации будет во многом зависеть от того, какую позицию займет Северная Осетия, которая до сих пор остается главной опорой Москвы на Кавказе. Ведь осетины — это единый народ, и у каждого жителя Северной Осетии есть родственники на Юге... На вопросы “МК” ответил председатель парламента Северной Осетии Теймураз Мамсуров.


— В чем же состоит сейчас позиция Северной Осетии по отношению к югоосетинскому кризису?

— Позиция Северной Осетии всегда состояла и состоит в том, что та часть осетин, которая живет на Юге, уже самоопределилась. В этом не только их воля, но и воля той части народа, которая живет на Севере. Мы дорожим тем положением, которого сегодня добилась Южная Осетия. Сейчас волею судьбы мы разделены, но это было сделано искусственно. Рано или поздно мы будем вместе.

— Сейчас в Грузии вдруг возникло неуемное стремление форсированно решить “проблему Южной Осетии”. Предлагаются разные варианты, делаются какие-то шаги. Как вы все это оцениваете?

— Мы согласны только с заверениями Саакашвили, что война невозможна. Но все, что мы воспринимаем своими органами чувств, свидетельствует, что эти заявления делаются, просто чтобы успокоить нас. Когда Гамсахурдиа мазал кровью Грузию, Саакашвили был совсем юным. Тому поколению, которое с криком “Кмара!” вознесло его на грузинский трон, об этом ничего не известно. Может случиться самое плохое, и мы будем к этому готовы.

В Тбилиси заявляли: “Давайте начнем с Россией отношения с чистого листа”. Но с чистого листа все начинается, только если ты был в коме. Как можно призывать осетин “давайте забудем”? Нам что, мимо своих могил не ходить? А во времена Гамсахурдиа, память которого Саакашвили реанимирует, вся эта территория за несколько дней была покрыта огромным количеством могил. Поэтому мы не можем войти в состояние беспамятства, в котором находятся наши грузинские визави. Мы все помним.

— С приходом нового грузинского руководства были связаны ожидания, что и политика Грузии изменится в лучшую сторону. Оправдались ли они?

— Хочу подчеркнуть, что по Конституции Северная Осетия как субъект Федерации лишена права вести собственную внешнюю политику. Но раз нет прав, то нет и обязательств, и я не обязан демонстративно уважать все, что говорит господин Саакашвили.

Есть межгосударственные соглашения о том, что грузинская сторона обязуется принять ряд экономических мер по ликвидации последствий кровавых событий прошлых лет. Более 100 тысяч осетин, проживавших во внутренних районах Грузии, были изгнаны. Грузия обязалась принять закон, возвращающий право собственности всем, кто покинул Грузию в результате геноцида. Есть обязательства о денежной компенсации, это тоже не выполняется. Но вдруг после Аджарии обнаружилось, что Южная Осетия — это центр криминала, начались крики о контрабанде. После того как Грузия обложила постами Южную Осетию, Саакашвили заявил, что бюджет страны почувствовал прилив. Видимо, крупный во всех отношениях экономист из России был тогда в дороге и не успел объяснить своему вождю, что дерганья танков на постах не дают в бюджет страны ничего.




    Партнеры