Гори-гори ясно!

4 августа 2004 в 00:00, просмотров: 232

Романтическая ночь, прощальный костер после окончания смены — лагерная традиция. Звездное небо над головой, рыже-красные языки пламени, задушевные разговоры о прошедшем лете. Короче, мечта многих ребят, из-за которой они и едут отдыхать в лагерь. Но романтическому мероприятию не суждено было закончиться благополучно. Близ деревни Малое Уварово, что в Коломенском районе, последняя пионерская ночь была неспокойной.

— Ребята сложили костер, как обычно, я глянул: махина какая у вас, под три метра, — рассказывает руководитель палаточного лагеря, он же директор военно-спортивного клуба “Торнадо” Олег Светлов.

Опытного руководителя впервые за много лет работы попутал бес. По его словам, он ошибся канистрами — вместо емкости с соляркой взял точно такую же с бензином. Возможно, после дождичка в субботу ребятня не смогла развести костер, и пришлось использовать горюче-смазочный материал. Матерые “костровики” этого никогда не делают.

К еще не подожженному костру стали подтягиваться ребята. Возможно, если бы в семи метрах от большого костра не горел маленький, где дежурный грел чай, трагедии не случилось бы. Но бензиновые пары дошли до открытого огня по соседству, и языки пламени перекинулись на трехметровую махину. Все произошло мгновенно: вспышка, змейка к главному костровищу — и “большой пионерский костер” сделал свое гиблое дело.

Пятеро ребят, которые находились в непосредственной близости и были легко одеты, получили ожоги различной степени тяжести. Руководители лесного лагеря достаточно быстро среагировали и доставили пострадавших в коломенский травматологический пункт. Двое мальчиков в настоящий момент проходят лечение в Коломне — пацаны отделались лишь покраснением кожи. Трое детей с ожоговыми поражениями стоп и голеней II—III степеней тяжести госпитализированы в Люберецкий ожоговый центр.

Нам удалось встретиться с пострадавшими мальчиками и побеседовать с их лечащим врачом Юрием Проходцовым.

— Самый тяжелый — 12-летний Алексей Аньшаков, у которого пострадала треть обеих ног (ожоги 4-й степени), — был экстренно прооперирован, — рассказал доктор. — Сегодня улучшение его состояния налицо. Состояние других ребят тоже удовлетворительное — они получают интенсивный курс капельной терапии, ожоги постепенно заживают.

Заходим в палату к Стасу Дорофееву.

— Настроение? Да ничего, — говорит мальчик. — Я сидел рядом с костром, и у меня еще лицо обожгло, и волосы подпалились.

Стас пока еще не встает и не ходит, но, по словам врача, через неделю он сможет самостоятельно передвигаться. Не исключено, что в будущем ему потребуется пересадка кожи.

С Алексеем Аньшаковым поговорить не удалось — мальчик спал. Мамы Стаса и Алексея постоянно находятся вместе с детьми. Наталья Анатольевна и Татьяна Викторовна в один голос повторяют: “В лагерь мы их больше не пустим!”

Лечиться в центре ребята будут еще долго — от 3 недель до 2 месяцев. А после выписки в течение полугода будут наблюдаться в центре, получать курс физиотерапии, потом отправятся на санаторное долечивание в Мацесту. Ожоги — это серьезно.

— Изменения в рубцах происходят в течение 2 лет. Если эластичность кожи восстановилась и рубец не образовался, результат достигнут, — говорит Юрий Проходцов. — Если ожог тяжелый и остались рубцы, встает вопрос о пластической операции. Их делают в ожоговом центре для жителей Московской области бесплатно.

А руководитель клуба “Торнадо” Олег Светлов, которого попутал бес, ответственности с себя не снимает: “Виноват — значит виноват. Буду отвечать”, — говорит он.




    Партнеры