Мой сосед — пулемет

18 августа 2004 в 00:00, просмотров: 394

Цхинвали остался без телевидения и света. В ночь на вторник в Южной Осетии опять стреляли. Была повреждена телевышка, прекратилась подача электричества. Военные обеих сторон пришли к выводу, что огонь ведет “неустановленная артиллерийская батарея”, применяющая при этом запрещенные виды оружия. Неизвестно кто, занявший одну из высот, обстрелял сначала осетин, а затем грузин. В результате один грузинский военнослужащий погиб и двое были ранены. Среди осетин потерь нет.


— Военные ведомства Грузии и Южной Осетии договорились минувшей ночью об уничтожении провокационных групп, — сказал в интервью “МК” представитель пресс-службы Минобороны РФ полковник Николай Баранов, который сейчас находится на месте событий. По его словам, готовится совместная силовая операция. — С этой целью в Цхинвали состоится встреча главы минобороны Южной Осетии и начальника генштаба Грузии.

Что же представляет собой загадочная “третья сила”? На этот счет у каждой из сторон свое мнение. Грузинская сторона утверждает, что это могут быть казаки или “северокавказские наемники”, которые не подчиняются президенту Кокойты. Осетинская сторона убеждена, что в роли такой провокаторской “третьей силы” выступают грузинские незаконные вооруженные формирования, которыми руководит министр МВД Окруашвили. По данным осетинских спецслужб, грузинское МГБ навербовало в Панкисском ущелье чеченцев-кистинцев и сформировало из них спецподразделение для диверсионно-террористической работы.

* * *

Что чувствуют сейчас простые жители Цхинвали, который почти каждую ночь подвергается обстрелам? Нам удалось дозвониться некоторым цхинвальским знакомым. Вот что они рассказали.


Тимур, 24 года, экономист:

— Сегодня я ночевал дома, хотя сейчас вся молодежь ходит на ночные дежурства. Сидим в окопах, охраняем дороги и важные объекты. Для осетин это — отечественная война, и каждый мужчина в Южной Осетии — потенциальный ополченец. Ночью в понедельник по городу велся прицельный артиллерийский огонь. (Грузинские села расположены таким образом, что непосредственно примыкают к Цхинвали. — Авт.) Использовались крупнокалиберные минометы и другие орудия. Это происходит каждую ночь. Город обстреливается со всех сторон. В основном страдают окраины. Стрельба по центру тоже ведется, хотя серьезных попаданий из крупнокалиберных орудий не было. Мой дом находится в центре. В него попало несколько пуль из пулемета. К счастью, из моих близких никто не пострадал.

В городе много мирных жителей получили осколочные ранения во время минометного обстрела. Многие вывозят свои семьи в Северную Осетию. Люди по ночам сидят в подвалах. Жители высотных домов на окраинах города, по которым ведется шквальный огонь из грузинских сел, все по ночам спускаются в укрытия. Вчера ночью ко мне пришли родственники, которые живут на окраине, и попросились на ночь в подвал. Под моим домом он достаточно прочный...

На ценах на рынке пока война не сильно сказывается, но уже ощущается некоторый дефицит товаров, в том числе и продовольствия. Потому что дороги перекрыты, проехать через грузинский анклав Тамарашени—Курта можно только в сопровождении миротворцев. Все ездят через Зарскую дорогу, где наши охраняют каждые сто метров.


Хвича, водитель такси:

— Вчера ночью грузины из минометов обстреливали села Дменис, Сарабук. Я был в это время в городе, его тоже обстреливали со стороны грузинского села Никози. Наш дом в центре. Моя семья осталась здесь. Днем спокойно бывает, ночью они начинают. Но мы не боимся, в подвал не прячемся, все находимся дома. Хотя недавно нашему соседу осколком мины оторвало три пальца на руке. Те, кто живет около Тамарашени, все в подвалах сидят ночью. Но уезжать мы не думаем. Нельзя нам ехать: мы не можем оставить свой дом...


Урузмаг Джиоев, директор православной гимназии:

— Под видом замены военнослужащих МВД грузины подогнали сюда части Минобороны. Их минометчики и артиллеристы проводят сейчас по ночам пристрелку всех районов. Грузинский министр обороны Барамидзе свои самоходные установки, свои гаубицы пристреливает к нашей территории. Они в ночь на понедельник впервые применили гаубицы, это очень серьезное и страшное оружие. Такие вот дела. Я сейчас тоже по ночам дома не сижу, где ситуация требует, там бываю. Семья моя частично здесь, частично выехала, но не из-за войны, еще раньше. Маленьких детей многие вывозят, чтобы сохранить их жизнь и уберечь психику. Стало тяжеловато в городе с продовольствием, торговля упала, но пока катастрофы нет... Мы никогда не сдадимся, с нами Бог.






Партнеры