Верните младенца!

25 августа 2004 в 00:00, просмотров: 397

Уже пятый день милиция Волоколамска ищет пропавшего 20 августа ребенка. Пока безрезультатно. Полуторамесячный сын Галины Роженко и Махмуда Хосаина как будто провалился под землю. Вчера мы уже сообщали об этой трагедии. И вот — новые подробности. Корреспондент “МК” встретился с несчастными родителями малыша.


Входим в калитку небольшого дворика. На земле разбросаны игрушки старшей дочери — она сейчас в яслях. Лицо у Галины Роженко — серого цвета, волосы растрепаны, глаза покраснели от слез.

— Альвинка маленькая еще, всего два годика, — плачет женщина. — Она спрашивает меня: “Где Амирчик?”. Скучает по братику. А что я ей отвечу?

Небольшая прихожая, маленькая комнатка — подобие столовой, и еще одна — в ней все вместе отдыхали, смотрели телевизор, играли. Особого достатка в доме не наблюдается, но уютно, несмотря на некоторый беспорядок.

— Вот игрушки Амирчика, — выносит Галина погремушки, — да он ведь маленький совсем, ровно месяц и двадцать дней было в день похищения.

Они познакомились пять лет назад, когда Миту (так называет мужа Галина) приехал в Москву из Бангладеш.

— Галя работала тогда на рынке, торговала, — подключается к разговору Махмуд. — А у меня был небольшой бизнес — я продавал одежду. Познакомились, полюбили друг друга, снимали квартиру. Потом дела пошли хуже, я прогорел, а тут Галя забеременела. Нам пришлось уехать из Москвы, сняли жилье в Волоколамске.

Когда родилась первая девочка, Альвина, Махмуд запретил Галине работать. Настоял, чтобы занималась дочкой, вела хозяйство.

— Муж переживал, что не мальчик родился, но мы подумали: какие наши годы. Миту нашел здесь работу, зарабатывал неплохо, на все хватало. Он жалел меня, не хотел, чтобы я уставала.

Вторым родился мальчик, и супруги были счастливы.

— Я помогал Гале, как мог, — говорит Махмуд. — Малыш родился крепенький, не капризничал, очень красивый, на меня сильно похож. Я думал: вот окрепнет мальчик, поеду на родину, там у меня земля есть, продам, купим дом свой — семья-то теперь больше стала.

— Мы отметили первый месяц Амирчика, купили костюмчики, игрушечки. Думали, заживем в собственном доме, вырастим детей, выучим, в люди выведем, — Галина судорожно сжимает руку мужа.

...В тот злополучный день супруги пообедали вместе, и каждый пошел по своим делам. Махмуд — на работу, Галина — по магазинам. Зашла в хозяйственный к знакомой, пробыла там всего пару минут, а когда вышла — коляски с малышом на месте не было.

— Она вышла, и больше я ее в тот день не видела, — рассказывает продавщица магазина “Плати меньше” Валентина Федорова. — А вечером мама позвонила мне — они с Галкой живут через два дома — и сказала: “Такое несчастье, у Гали ребенка украли, ей плохо было, она в обмороке лежала”.

— У нас такой спокойный город, — вторит ей мать, Екатерина Бутузова. — В любой дом заходи — никто никого не боится. Разве могла Галя подумать, что вот так, среди бела дня, ребенка украдут? Надеялась на что-то, искала, к мужу прибежала. Пока откачали ее, тут уж и милиция приехала. Да надо было, конечно, по горячим следам сразу вызвать...

— Почему в милиции говорят “сам продал ребенка”? — возмущается Махмуд. — Разве я зверь какой-то — собственное дитя отдать кому-то! Зарплату мне платят хорошую: 12—15 тысяч, не было у нас нужды. Я товарища попросил — у него вроде бы есть знакомые скинхеды, — чтобы он у них разузнал. Я ведь нерусский, может, насолить мне так хотели?

— А меня стали пытать, почему поздно милицию вызвала, — опять плачет Галина. — Но я сперва бегала, как умалишенная, глазам поверить не могла. Прибежала к мужу на работу, там сознание потеряла. Пока “скорую” мне вызвали, вот полтора часа и прошло. Но обвинять меня в торговле собственным ребенком — это уж слишком.

Соседка Галины и Махмуда Светлана рассказала, что хорошо знает семью.

— Мы праздники иногда вместе отмечали, забегали друг к другу в случае чего. Они очень неплохие ребята, дружные, живут ладно, уважают друг друга. Не понимаю, почему в милиции уцепились за эту версию, что они сами продали ребенка?

— Вы напишите, может, прочтут те, кто украл нашего мальчика, сжалятся над нами. У него кашель был в тот день, его бы подлечить, — просит Галина. — Я в церковь каждый день хожу, молюсь, чтобы его хотя бы в живых оставили... Мы готовы заплатить за любую информацию о нашем сыне.

Как говорят в Волоколамской горпрокуратуре, случаев пропажи детей в городе в последние годы не было.

— Мы больше всего склоняемся к версии, что ребенка похитили с целью продажи для попрошайничества, — объяснил следователь Андрей Михеев. — Но есть и другие версии, все они тщательно проверяются.

Кстати, объявление о пропаже Амира Роженко мы увидели только в одном месте — на двери магазина в центре города. И прочесть его можно, лишь подойдя вплотную к зданию. А издали его легко принять за обычное расписание работы магазина.





Партнеры