На курорт — по этапу

25 августа 2004 в 00:00, просмотров: 478

“Консула тебе? А что такое консул?” — поинтересовался страж порядка в ответ на просьбу Андрея Никольского позвонить в российское посольство. Полицейские бесцеремонно вытряхнули российского бизнесмена и его жену из машины по дороге в аэропорт и без всяких объяснений арестовали.


Андрей и Алла решили сделать себе подарок — поехать на недельку в Объединенные Арабские Эмираты, где они бывали уже много раз и откуда всегда возвращались отдохнувшими и довольными. Неделя пролетела быстро — и вот рано утром они должны были возвращаться в Москву. Но не тут-то было.

С Никольскими случилось то, что в принципе может случиться с любым россиянином, решившим отправиться отдыхать или в бизнес-поездку в одну из арабских стран. Поэтому история эта выглядит весьма поучительно — особенно в канун бархатного сезона. Все в ней — подлинное, за исключением имен пострадавших, которые мы изменили по этическим причинам.

“Еду нам бросали на пол”

В 7 утра на улицах города, изнывающего от зноя в тени многочисленных минаретов, пустынно. Любая машина как на ладони. Поэтому не удивительно, что Алла сразу обратила внимание на машину, что шла за их “Вольво” как привязанная практически от самого отеля.

Вскоре подозрительная машина обогнала “Вольво” супругов и оттеснила их к обочине. Из авто выскочили люди в штатском. Оказалось — местная полиция. Полицейские помахали перед носом ошеломленных туристов удостоверениями с арабской вязью и велели перебираться в полицейскую машину вместе с чемоданами.

— Мы по-английски оба плохо говорим, он мне что-то объясняет, но я не могу понять, в чем дело, — продолжает Андрей. — Я им: “Мы на самолет опаздываем, билеты видите?” Они: “Ноу проблем”. Я так понял, что нас быстренько досмотрят и мы поедем.

До вылета самолета в Москву оставался всего час. В полицейском участке россиян деловито обыскали — без понятых. Перевернув чемоданы и расшвыряв все вещи по полу, обследовали каждый шов в одежде. Выдавили даже зубную пасту из тюбика. Затем Андрея и Аллу развели по разным комнатам, где их еще раз придирчиво обыскали, заставив снять все, включая носки. Но ничего криминального блюстители порядка так и не нашли, а что искали — не сказали. Зато отобрали все, в том числе и мобильник — единственную связь с внешним миром.

“Я гражданин России. На каком основании вы меня задерживаете, что я совершил?” — возмущался Андрей.

“Мы тебе потом скажем”, — последовал лаконичный ответ.

После обыска их с женой разлучили. На трое суток. Тюрьма оказалась тем еще заведением. Камера — 14 метров, грязное, зловонное помещение. В ней находились 9 человек. С двух сторон — пластиковые стулья, прибитые к полу, с пупырышками на сиденьях. На таком стуле просидеть спокойно можно максимум час. И никаких нар. Поход в туалет — только группой и по приказу охранника. О мыле и бумаге даже речи не идет. В камере — все время надсмотрщик, следящий за соблюдением режима.

— Все эти дни я должен был сидеть, стоял только на допросах, — с содроганием вспоминает Андрей. — Ногу на ногу закидывать нельзя, туфли снимать — нельзя, присесть и потянуться — нельзя.

Малейшее неверное движение — и удары сыплются градом. Все время тебя из камеры в камеру переводят. 2—3 часа в одной камере, потом — в другую. Могут зайти, избить тебя, если ты встал не вовремя, а на ноги надеть наручники. Жену мою тоже избили. Волосы выдергивали, наручниками к двери приковывали.

Кормили и поили, что называется, “от души”. Пищу вываливали прямо на пол, мои сокамерники — индусы и пакистанцы — ели прямо с земли грязными руками. Ни стаканов, ни вилок, ни ложек. Бутылка воды — одна на всех.



“Не сознаешься — изнасилуем жену”

На вторые сутки пребывания в тюрьме вымотанному до предела Андрею предъявили наконец первое обвинение — в краже мобильника из магазина. Это было как насмешка. Андрей — преуспевающий бизнесмен, он мог бы этими телефонами наполнить тюремную камеру, в которой сидел, до потолка, если бы захотел. Потом обвинения посыпались как из рога изобилия. Список предметов, украденных им и его женой, постоянно пополнялся. Вслед за мобильником в него попали часы стоимостью $270 тыс., потом жемчужное колье. Получалось, что супруги всю неделю отдыха только и делали, что обкрадывали ювелирные лавки и честных мусульман.

— Алиби? — смеется Андрей. — Да его никто и не пытался проверить. Улики? Дают мне какие-то фотораспечатки, которые снимают с камер слежения, но там абсолютно другие люди. Я им говорю: “Так это ж не я!” Тут они собираются по 5—6 человек — все в своих национальных одеждах — что-то по-арабски говорят, а потом заявляют: “Да нет, все видят, что это ты”.

Я им опять объясняю: это не я, не моя жена, у меня жена худая, а там женщина рядом со “мной” минимум с 8-м размером бюста. А они мне: “Это она специально так оделась, чтобы воровать и туда что-то класть”.

А по ночам меня возили в отели, всякий раз в разные, где я никогда не был, и говорили: “Здесь ты украл часы, здесь колье”.

На допросах “следователей” очень интересовала биография Андрея. Много раз он пересказывал в деталях свою жизнь. Особенно подробно его попросили остановиться на том, как зовут его маму и почему он подарил жене кулон. И так трое суток подряд. Однако заставить Андрея подписать протокол, заполненный арабской вязью, им так и не удалось. Он наотрез отказывался это сделать. И теперь думает, что именно это его и спасло.

Поняв, что с доказательствами и уликами напряженка, полицейские перешли к прямым угрозам.

— Мне говорили: “Жену твою будем насиловать, если не сознаешься”. Не давали спать. На третий день у меня начались галлюцинации, мне стало казаться, что арабский язык очень похож на русский. Так они пытались сломить мою волю, чтобы я подписал протокол.



“А как же обвинения?”

На третий день Алла в туалете столкнулась с другой задержанной — тоже русской девушкой. У той был мобильник, и Алла смогла позвонить в Москву, в фирму Андрея. А там уже волновались, куда пропал босс. В общем, немедленно связались с посольством России в ОАЭ. И произошло чудо — Аллу и Андрея выпустили.

“А как же обвинения?” — поинтересовался Андрей. Но начальник участка лишь извинялся перед задержанными — часа полтора, по-восточному сладкоречиво.

— Вырваться в одиночку из такого капкана практически невозможно, — уверяет Андрей, с которым я встретилась в его московском офисе. — И попасть в такую ситуацию может любой. Ведь из России там был не я один. И девушка, которая помогла жене с телефоном, и еще один наш соотечественник, сидевший в соседней камере, — они тоже стали жертвой полицейского беспредела. Вот почему я решил рассказать эту историю. Чтобы предупредить других: из туриста запросто могут сделать зэка. Для полицейской “отчетности” или чтобы “отмыть” кого-то, кто и вправду крал эти вещи? А может, с меня хотели содрать выкуп? Рэкет, что ли, у них такой?

— Поедете туда еще когда-нибудь? — спросила я, когда мы уже прощались.

— Если и поеду, то только с адвокатом, — грустно усмехнулся Андрей.



НИЧЕГО НЕ ПОДПИСЫВАТЬ!

Что делать российскому туристу, если, находясь на отдыхе, он попал во внештатную ситуацию?

С этим вопросом мы обратились к сотруднику консульского отдела посольства России в Египте. Эта страна — одна из наиболее популярных у россиян.

— Случается такое, что египетская полиция задерживает наших соотечественников?

— Конечно, такие случаи бывают. Чаще всего из-за того, что туристы напиваются и начинают дебоширить.

— Предположим, что россиянин попадает в полицию. Что он должен делать?

— Прежде всего ему следует с самого начала поддерживать связь с туроператором, организовавшим поездку, с гидом. Дело в том, что у нас нет консульства ни в Шарм-эль-Шейхе, ни в Хургаде, куда больше всего едет туристов из России. Пока консульский сотрудник из Каира доедет до тех мест, пройдет очень много времени. Но если человека арестовали, ему важно помнить вот что: ничего не подписывать, никаких протоколов! Надо требовать первым делом переводчика, и чтобы протокол был составлен на русском языке.

— Ну, а если турист оказался в полиции не в связи с мелким правонарушением, а, скажем, по уголовному обвинению — консульский сотрудник тоже не приедет?

— Конечно, в таком случае необходимо сразу же связаться с консульством, и наш работник обязательно прибудет.

— В недалеком прошлом, рассказывают, бывали случаи, когда иностранца, приобнявшего в общественном месте свою же супругу, могла задержать “полиция нравов”...

— Сейчас такой полиции нет. Есть туристическая полиция, но она не “охотится” за туристами. Напротив, она их защищает. Так что туристы в Египте чувствуют себя весьма вольготно.



ЛУЧШЕ ВСЕГО НЕ ПОПАДАТЬСЯ

А как обстоит дело в любимой российскими туристами Турции? Об этом “МК” рассказал работник генконсульства России в Стамбуле.

— Статистики по поводу задержаний турецкой полицией российских граждан у нас нет, но такие случаи — самые различные — бывают. Чаще всего попадаются граждане, нелегально занимающиеся в Турции трудовой деятельностью. Они въезжают в страну, вклеивают марку на двухмесячное пребывание и начинают работать: кто танцует, кто продает что-нибудь. Ну и, конечно, пьяные дебоши.

— И что делать, если человек попал в полицию?

— Лучше всего, конечно, не попадаться. Но если такое случилось, ни в коем случае нельзя сопротивляться полицейским. Если задержали случайно, без серьезных оснований, — то спокойно во всем разберутся. Турки очень лояльно относятся к нашим гражданам, всегда можно из полиции позвонить в консульство. Не было случаев отказа. Но задача консульства — это обеспечить соблюдение прав россиян. А если, к примеру, человека арестовали с 3 кг золотых изделий — что тут может сделать консульство? Разве что с адвокатом помочь.

— Могут ли проштрафившиеся в Турции россияне рассчитывать на какие-то поблажки?

— В Турции перед законом все равны: и турки, и иностранцы. Правда, к иностранцам все же лояльнее относятся в плане наказаний.







Партнеры