Ай, не болит

28 августа 2004 в 00:00, просмотров: 260

— Хочешь “Виталакс” на себе попробовать?

Я даже испугаться не успел мудреного слова “Виталакс”, как вспомнил, что главнейшее качество репортера — любопытство. Собственно, я и до того, как стал журналистом, этим отличался. За что, наверное, и взяли в газету работать. В общем, я ответил:

— Конечно, хочу!

— Тогда ложись.


Я — в приемной у доктора Санинского. А если официально, то в медицинском центре штаба российской олимпийской сборной. Вокруг — сложные приборы и умные люди, знающие о человеческом организме такое, чего я не знаю и никогда, наверное, не узнаю. Сюда приходят лечиться и восстанавливаться после тяжелых стартов боксер Олег Саитов и гимнаст Алексей Немов. Велосипедист Вячеслав Екимов и дзюдоист Виталий Макаров. Баскетболистки и волейболисты...

Доктор подводит меня к “Виталаксу” — это, оказывается, специальный матрац. Снимаю обувь. Ложусь. Выполняю указания Санинского: “Нет, шею сюда...” Доктор нажимает, видимо, какие-то кнопочки — и я спиной начинаю чувствовать вибрацию. Понятно, эта штука делает массаж!

Через пятнадцать минут прибор отключается. Встаю... “Ну как?” — спрашивает доктор.

— Просто супер! Это и есть, наверное, то самое новейшее оборудование, которым руководитель нашей делегации Анатолий Колесов так гордится?

— Да, — кивает Санинский и пускается в рассуждения: — Понимаете, врачу тяжело, когда у него только глаза, руки и уши. Тут же есть главное — диагностическое оборудование. Вообще ведь это в медицине самое сложное — правильно поставить диагноз... А оборудование нам профинансировал Госкомспорт, ныне — Федеральное агентство по физической культуре, спорту и туризму. Кстати, не только здесь поставили, но и на всех почти олимпийских базах в России. Новогорск, Подольск, Руза, Алексин, Сочи...

— А по поводу того, что именно сюда везти, вы с кем-то советовались?

— Конечно, советовались. С врачами разных сборных. И по скоростно-силовым видам, и по игровым. В итоге закупили то оборудование, которое необходимо. Впервые за все годы. А то у нас ведь даже льдогенераторов не было.

— Это, наверное, такая штука, которая производит лед? — предположил я.

— Правильно, — доктор посмотрел на меня поощрительно. — Хочешь покажу? Вот он — льдогенератор. У нас ведь их не было. Вернее, были, но какие-то старые, занюханные, допотопные. Много что закупили. Электронейростимуляторы, электрокардиографы...

Я старательно записывал, делая вид, что все эти слова мне хорошо знакомы.

— ...имеется и ультразвук, — продолжал Санинский. — Это хорошо для лечения ангин, простуд.

— И такое в жарких Афинах встречается? Из-за кондиционеров, наверное?

— Ну конечно, — снова обрадовался моей понятливости доктор. — Но мы к этому подготовились: все необходимые лекарства взяли. Я же тут дважды рекогносцировку проводил. Понял, чем эти кондиционеры грозить нам могут... Два случая очень тяжелых было. С гноем, со всеми делами... Я уж не буду имен называть. А то люди обидятся еще. Но, конечно, с температурой 39 никто у нас не выступал...

— А самые тяжелые травмы у российских спортсменов за время Олимпиады назвать можете? Гимнаст Бондаренко, наверное, упавший при прыжке?

— Нет. Там как раз особо сложного ничего нет. Самые тяжелые случаи — это Иванова и Носов. Иванова с шестом прыгала. При квалификации им нужно было 4,45 взять. И там она упала не на мат, а в яму, куда шест втыкается. В итоге серьезная травма ноги. Множественные переломы, разрывы связок... Сейчас она в ЦИТО. В гипсе. Надолго ли? Посмотрим, пока сложно сказать...

— Так, а с дзюдоистом Носовым что?

— А он сейчас здесь, кстати, в Афинах... Да, уже слетал в Москву. И потом Тягачев разрешил вернуться. Очень он просился поболеть за ребят. А было у него повреждение связок в области локтя. И ушиб сильный... Он же, если помнишь, с этими травмами боролся еще. И взял “бронзу”.

— А это ему не вредно? — забеспокоился я. — То, что он вернулся сюда?

— Наоборот — это даже лучше, что Дима у нас под контролем. Три раза в день процедуры делаем. Он понимает все прекрасно: если не лечиться — рука не будет гнуться...

— Другой дзюдоист — Виталик Макаров тоже ведь с травмой “серебро” вырывал.

— Да, но у него перелома ребра, как выяснилось, не было — только ушиб. И межреберная посттравматическая невралгия. Но это боль все равно сильная — он, конечно, просто герой, что до конца боролся!

— А что все-таки с Лешей Бондаренко?

— Межпозвоночный диск сдвинулся. Тут еще сказалось, что старая травма у него была — компрессионный перелом позвоночника... Но костной патологии нет. Хотя ему, конечно, очень больно. Ничего, в ЦИТО недельку подлечится — все пройдет...

— Сколько народу у вас в день бывает?

— В среднем — человек 50. Кто-то с заболеваниями приходит, кто-то просто глюкозки подкапать. Или бывает, что у человека — нарушение водно-солевого баланса в организме... На массаж многие приходят. В принципе в каждой команде есть свой массажист. Плюс у нас здесь — трое. Вообще коллектив тут сильный. Мне помогает даже доктор медицинских наук Анатолий Орлецкий, заведующий отделением балетной и спортивной травмы ЦИТО, ученик Зои и Сергея Мироновых. Ортопеды-то по давней традиции в сборной... Кого-то в поликлинику отправляем. Здесь же — на территории Олимпийской деревни. В основном по вопросам стоматологии. Или офтальмологии — ну если со зрением проблемы... А Вячеслав Екимов и вовсе у нас спал тут.

— Все время? — удивляюсь я.

— Нет, почему, — спокойно объясняет Санинский, — только перед “разделкой”. Там же, в деревне, шумно. Не выспишься перед стартом как следует. А у нас — тишина, покой. Он и в Сиднее так делал. И тут приходит: “Сделайте мне все процедуры, как четыре года назад... И посплю я опять лучше у вас!”

...Любопытство, видно, и привело меня потом на финал по женскому футболу. Нет, не затем я туда пошел, чтобы увидеть, как американки и бразильянки майками после игры меняются или, допустим, зрителям их кидают в восторге. Просто коллега сказал мне, что конкретно на эту игру стоит посмотреть. Мол, почти мужской уровень.

Женский футбол — даже в исполнении Бразилии и США — оказался штукой тоскливой. Очень, знаете, напомнил иные матчи российской премьер-лиги. Только этого, извините, добра и дома хватает.

В общем, выручили забавные надписи на футболках у бразильянок (типа Таня, Моника, Марта и даже Алина) плюс, конечно, “Виталакс”. Ненавязчивый массаж так зарядил энергией, что я даже умудрился не заснуть.




Партнеры