Пушка для охраны

6 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 319

1 сентября милиционеры смотрели в оба: у каждой столичной школы стоял как минимум участковый плюс сотрудник ГИБДД. А уже второго у школьных дверей остались лишь чоповцы — пенсионеры и гастарбайтеры. Корреспонденты “МК” убедились в этом, обойдя несколько учебных заведений.

Во дворе школы №101 ЦАО стоит огромная пушка (памятник Великой Отечественной войны). Пушки никто не боится. На вахте сидит пожилой охранник с папиросой в зубах. Директор Елена Синицына говорит, что готова в любой момент усилить безопасность школы по примеру Израиля — поставить большой забор. Только вот средств нет. К тому же через 101-ю идет сквозной проход к метро — для окрестных жителей самый короткий путь... К концу учебного дня у школы столпились родители.

— Не собираетесь создать бригаду для охраны?

— Да что вы! — отвечает Светлана Мыткина, мама первоклашки. — Даже ребенка забрать времени не хватает — работы много. Мы деньги сдаем на ЧОП. В копеечку, конечно, вылетает, но пусть уж нас профи охраняют.

Того же мнения придерживается директор школы №1241 ЦАО.

— От родительских бригад толку мало — ну что они смогут сделать с террористами? А тут надежные люди, обученные. Если одному надо отлучиться — другой на посту стоит.

В школе сейчас устанавливается система видеонаблюдения — камеры будут на входе, в коридорах и по периметру здания. В случае эвакуации предусмотрено 5 запасных выходов. На недавних учениях был отработан следующий метод: за каждым старшеклассником закреплен отряд ребятишек из младших. В случае ЧП они уводят детей в одну из родительских квартир. И оттуда звонят директору о прибытии.

— Мы разводим детей по домам, чтобы те не торчали на улице в случае эвакуации, — объясняет директор. — Ведь одеться все не успеют — будет толпа.

Девятиклассница Света знает, что делать в ситуации, как в Беслане. В первую очередь она будет строго следовать всем командам учителей. И постарается никого ни на что не провоцировать.

— Ну знаете, когда нервничают заложники, нервничают и террористы, — говорит Света. — Это нам так учитель объяснила.

Школа №90 ЦАО. Вокруг здания ни души. Заходим внутрь.

— Девушки, вы куда?

Засекли. В школе — два охранника. Один сидит за столом на входе, второй время от времени осматривает территорию вокруг школы и припаркованные у забора автомобили. Только после этого старшеклассников выпускают на улицу. Малышей же “сдают” исключительно в руки родителей.

— Если кто-то и проходит в школу, то только после того, как охранник записывает паспортные данные посетителя, — уверяет нас завуч.

Этим летом руководитель Департамента образования столицы Любовь Кезина дала распоряжение: ввести в учебных заведениях новую должность — заместитель директора по безопасности. В школе №158 САО ее тут же переименовали в более точное — зам по антитеррористической деятельности. Теперь школа в тихом зеленом районе превратилась в настоящий бастион: на перемены здесь закрываются ворота, учеников пускают только при наличии дневника с фотографией, заверенной печатью, а в школьном дворе ни одной машины. Даже учителя из соображений безопасности вынуждены ставить своих “железных коней” за пределами школьной территории. Не хватает только сигнализации, но и ее обещают поставить в ближайшее время. Еще здесь есть паспорт безопасности — план всех лазеек школы. Хранится он в трех экземплярах: у заместителя директора по безопасности, в милиции и в ФСБ.

Но факт остается фактом: из полутора тысяч московских школ всего лишь 348 снабжены “тревожными кнопками”, 170 — специальными “антитеррористическими системами” (металлодетекторы и видеонаблюдение), установленными только в этом году.




Партнеры