Дежурная по городу

6 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 705

У спасателей есть плохая примета: постирал форму — жди вызова, на котором будет много крови. Поэтому свою куртку с яркой надписью “Служба спасения” Наталья Поворотова старается стирать пореже. Наташа работает в экипаже спасателей четыре года, ей приходилось вытаскивать стюардесс из рухнувшего самолета и возвращать к жизни жертв теракта на Дубровке.

По специальности Наталья фельдшер, закончила медучилище. Но в какой-то момент поняла, что нужнее всего она там, где от быстроты твоего решения зависит жизнь человека, где можно приехать на место трагедии за секунду до смерти. По “горячему” телефону Московской службы спасения она позвонила лишь однажды — устраивалась на работу.

Чтобы стать спасателем, нужно пройти двухмесячное обучение. По словам Натальи, многие ломаются именно на подготовке: выясняется, что кто-то не выносит вида трупов, а многие просто боятся высоты, тогда как спасатель должен овладеть навыками альпинизма и не только уметь спускаться на веревках с высотного здания, но и при необходимости снять пострадавшего. Наташа высоты не боится, она долгое время занималась парашютным спортом, на ее счету больше тысячи прыжков. За комплекс физупражнений (пресс, отжимание, кувырок) спасателям выставляют оценки, как в школе, — от “двойки” до “пятерки”. Кроме того, в курс обучения входит такой предмет, как психология. Наташа, например, никогда не называет пострадавших по фамилии, только по имени — так люди быстрее успокаиваются. “Людскую боль я стараюсь пропускать не через сердце, а через голову. Иначе не выдержишь”, — говорит Наташа.

О теракте на Дубровке она вспоминать не любит. В тот день Наталья как раз вышла из отпуска. И сразу на выезд.

“Было так, что подносят к тебе человека, а он уже не дышит, — рассказывает она. — То, что отравились газом, сразу стало понятно, у нас с собой были антидоты (“противоядие” против газового отравления), но совсем тяжелых инъекция не спасала. Мне больше всего хочется узнать, поправились ли те, кому я оказывала помощь”.

Сколько людей тогда прошло через ее руки, Наташа не помнит. Много. Узнать, что человек, которому она помогала, выжил, для Натальи как награда. Даже лучше.

— Нашу бригаду один пострадавший по телевизору узнал, — рассказывает Поворотова. — Его показывали в хронике происшествий, он ехал на автомобиле и столкнулся с грузовиком. Притащил нашему экипажу большой-большой торт. Так приятно было, что с ним все нормально, травмы-то он тяжелые получил.

В ее экипаже — трое мужчин и одна девушка. Наташа отвечает за медицину, ее чемоданчик весит около 8 кг, коллеги-спасатели все время порываются ей помочь, но Наталья не соглашается: нечего, говорит, меня баловать. Все члены экипажа взаимозаменяемы, Наташа может, например, сесть за руль или справиться с техникой для подъема бетонных плит. А часто приходится выступать в роли психолога. Самоубийцы охотнее разговаривают с женщиной-спасателем. И Наташа уговаривает их не умирать. “Да еще с десяток таких встретишь!” — убеждала она 15-летнюю девчонку, решившую кинуться вниз с карниза из-за несчастной любви. Уговорить ее не могли даже родители, а Наташа смогла.

Семилетнего мальчика, застрявшего между двойными дверями старого московского лифта и провалившегося одной ногой в шахту, тоже пришлось вытаскивать ей. Дверь открылась совсем чуть-чуть, мужчины-спасатели в узкую щель пролезть не смогли, а Наташа протиснулась.

В работе Натальи трагедия рука об руку ходит с курьезом.

— Мужчина упал с шестого этажа, а мы как раз мимо ехали, — рассказывает спасатель. — Выскочили из машины, а мужчина поднялся — ни одной царапины — и говорит: “Помогите дверь открыть, а то через соседей хотел залезть, не получилось...”

С закрытыми дверями в Москве вообще творится неразбериха. И все звонят в Службу спасения. Женщина чуть не плакала: муж не открывает — может, приступ с ним? Спасатели вскрыли дверь, а он там с любовницей. Пришлось быстренько ретироваться, чтобы не попасть в семейную разборку.

“В последнее время, — смеется Наташа, — очень много случаев, когда мужчины надевают на свой половой орган гайки. Я одного парня спрашиваю: зачем? А он: да просто надел-снял, надел-снял, надел-не снял...”

Наташа время от времени жалеет, что не ведет записей. Вышла бы замечательная энциклопедия человеческой глупости. Как-то экипаж приехал по вызову: на козырьке балкона последнего, пятого этажа сидит насмерть перепуганная парочка: молодой человек в одних трусах и девушка в нижнем белье. До крыши вверх метра два, на балкон спрыгнуть нельзя — пролетишь мимо, по краям балкона бетонные перегородки. Оказалось, всю ночь гуляли в квартире, а проснулись на козырьке и сами не помнят, как там оказались.

...Когда все экипажи работают на глобальном ЧП, кто-то должен остаться дежурить по городу. Спасатели говорят: “прикрывать город”. Нам сейчас так нужно, чтобы нас прикрыли...




    Партнеры