Зеленый дозор

8 октября 2004 в 00:00, просмотров: 520

С приходом в правительство Юрия Трутнева — нового министра природных ресурсов — ни один дачник не может чувствовать себя спокойно. Снесут или не снесут — вдруг фазенда оказалась в “заповедной” зоне? Заволновались и олигархи. Со дня на день должна появиться новая редакция Закона “О недрах”, которая в корне изменит порядок доступа к заветным скважинам. Да и лицензии на право разработки месторождений Трутнев сразу же пообещал выдавать по-новому. В общем, пытали Трутнева в “МК” всем миром...

Бульдозер заглох?

— Это вам звонят из Подмосковья. Скажите, что в итоге будет с незаконными постройками — снесут их или нет?

— Как министр я не могут сказать — снесут их или не снесут. Я не хочу, чтобы Минприроды представляли с бульдозером наперевес. Наше министерство ставило задачу проверить леса в Московской области, зафиксировать факты нарушений их использования и направить материалы в прокуратуру. Что мы и сделали. На сегодня возбуждено 13 уголовных дел, а два из них — в отношении глав Красногорского и Одинцовского районов. Эти чиновники в нарушение закона на своем районном уровне переводили под застройку участки, которые относились к лесам первой категории. И их владельцы зачастую знали, что получают липовые бумаги. В общем, по некоторым искам приняты решения о сносе незаконно возведенных построек Но думаю, такую меру, как снос коттеджей, лучше применить в первую очередь к тем, кто занимался самозахватом земли. В остальных же случаях суд сам разберется с тяжестью правонарушений. А мы со своей стороны применим существенные экономические санкции.

— Но где гарантия, что завтра снова не настроят где кому вздумается?

— Мы собираемся устранить лазейки в законодательстве, которые привели к массовым нарушениям. Из-за самозахвата ценных территорий окружающая среда понесла невосполнимые потери. Они исчисляются миллиардами долларов, поскольку земля как собственность принадлежит государству. Естественно, при продаже земли, особенно такой, как в Подмосковье, деньги должны попадать в бюджет государства. Сегодня же все организовано таким образом, что в казну поступают крохи, а куш оседает в карманах чиновников и бизнесменов, которые набили руку на спекуляциях с землей.


— Звоним вам из Красногорского района, из деревни Глухово. У нас собираются развернуть строительство в первом санитарноохранном поясе Рублевской водопроводной станции. Мы бы хотели записаться к вам на личный прием — материалы передавали в министерство еще 14 июля.

— А на чье имя?

— На ваше...

— Я вынужден вас разочаровать: министр землю не делит. Это не входит в мои обязанности. Но я советовал бы вам обратиться в Федеральное агентство лесного хозяйства (телефон 953—10—43) и еще в администрацию вашего района.


— У нас дача находится на Можайском водохранилище. Там на поле фирма скупила землю в ста метрах от водохранилища и строит коттеджный поселок с пристанью. Хотя это природоохранная зона. Имеют ли они на это право?

— Если вы нам напишете, что это за фирма, и укажете место, мы обязательно разберемся и ответим вам. Наш адрес: 123995, Москва, Большая Грузинская ул., 4/6.


— Это звонит дачница из Ленинского района Подмосковья. У нас правление распродает участки по берегу каскада прудов. У кого узнать, законно это или нет?

— Обратитесь в Федеральное агентство водного хозяйства к его руководителю Рустэму Закиевичу Хамитову, телефон — 124-18-33.

Фрадков не лесник...

— Осенью Госдума должна принять Лесной и Водный кодексы в новой редакции. Неужели водоемы и леса станут частными и нам придется платить их хозяевам за то, чтобы искупаться или собрать грибы-ягоды?

— В новой редакции Лесного кодекса ни о какой частной собственности на лес речь не идет. Там прежде всего говорится о долгосрочной аренде леса. А что касается этой темы, то сам законопроект в Госдуму внесло другое ведомство — Министерство экономического развития и торговли. Мы же со своей стороны настояли на внесении изменений, благодаря которым промышленникам будет выгодно заниматься глубокой переработкой древесины, а не продавать ее за границу в качестве сырья. Это позволит и увеличить объемы лесозаготовки.


— Хотелось бы узнать, какие полномочия и права получат по новому Лесному кодексу регионы? Правительство вроде бы поручало вашему министерству “прописать” их в новой редакции...

— Раньше, чтобы какой-то участок вывести из лесов первой категории гослесфонда — будь то в Сибири или на Рязанщине, — нужно было пройти кучу инстанций и заполучить подпись самого председателя правительства. Мы считаем такой подход излишне усложненным. Не знаю, поддержат ли наши инициативы мои коллеги по правительству, но я убежден, что не будут ни председатель правительства, ни министр разбираться с конкретным участком земли — строить или не строить где-то там линию электропередач, дорогу, газопровод... Поэтому мы предлагаем ввести более упрощенный порядок перевода земель, а часть полномочий делегировать регионам и специальным федеральным ведомствам, отвечающим за лесное хозяйство.

— Но как раз это нас и беспокоит. Не распродадут ли местные чиновники лакомые кусочки лесной земли “своим” за копейки?

— Не распродадут! Мы отдадим им это право, но и проверим, как они им воспользуются. Каждое такое решение в регионах будет утверждать законодательное собрание на аукционных принципах с предварительной публикацией в СМИ. То есть процесс будет “прозрачным”. Жесткий контроль за такими решениями будет и со стороны МПР России.


— В этом году было много шума вокруг заповедников. Люди боятся, что с принятием новой редакции Лесного кодекса начнется их уничтожение...

— Есть природоохранное законодательство России, которое никто не отменял. И по нему в лесах, имеющих статус особо охраняемых природных территорий, запрещены любые виды хозяйственной деятельности. Разумеется, Лесной кодекс никак не изменит этот порядок. Он разрабатывается для более эффективной и рациональной системы лесопользования.


— Юрий Петрович! Из-за реорганизации Минприроды сейчас страдают строители: им прекратили выдавать документ об обязательной государственной экологической экспертизе (ГЭЭ). До каких пор все это будет продолжаться?

— Летом было утверждено положение о Министерстве природных ресурсов. И по нему полномочия на проведение государственной экологической экспертизы теперь переданы Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору. Она подчиняется непосредственно председателю правительства и сейчас готовится к работе. Думаю, скоро этот вопрос разрешится. Что же касается МПР, то мы будем проводить ГЭЭ лишь в том случае, если строительство объекта связано с переводом лесов из одной категории в другую.

Недра открывают “одним ключом”

— Если сразу несколько компаний хотят взяться за разработку месторождения, по какому принципу теперь будут отбирать достойную?

— Через аукцион! Еще вчера такую компанию выбирали на конкурсе по принципу “двух ключей” — Минприроды и регион. Каждый раз на местах все это превращалось в торг — когда регионалы старались продвинуть “свою” компанию или же изменить условия конкурса. Но Минприроды в такие игры не захотело играть. Вышли с предложениями в Госдуму о внесении поправок в законодательство. Дума приняла их, хотя это было и нелегко. Принцип “двух ключей” был ликвидирован. И теперь компании, претендующие на разработку месторождений полезных ископаемых, будут участвовать практически только в аукционах: кто из них больше заплатит — тот и победит.


— Правда ли, что ваше министерство собирается у компании “Юганскнефтегаз” отзывать лицензии на добычу нефти?

— Федеральная налоговая служба в самом деле обратилась к нам с предложением отозвать у “Юганскнефтегаза” лицензии на нефтяные месторождения. Дело в том, что компания задолжала по налогам на добычу полезных ископаемых 3,5 млрд. рублей. И хотя нефтяники объясняют это тем, что их долг вырос из-за того, что арестованы счета компании, налоговики стоят на своем. По-своему они правы, потому что уплата налогов и платежей является частью всякого лицензионного соглашения. Министерство природных ресурсов тут просто обязано рассмотреть обращение Федеральной налоговой службы. Что мы и сделаем в ближайшее время. Сейчас в Нефтеюганске с проверкой комиссия Минприроды; об итогах ее работы мы обязательно сообщим через СМИ.


— Слышала, в прошлом году неплатежи за пользование недрами составили 6 млрд. рублей. В этом году тоже недосчитаемся денег?

— Вместе с налоговыми органами мы намерены разобраться с неплатежами. Они наросли как снежный ком — потому, что никто и никогда с крупных добывающих компаний ни за что не спрашивал. Хотя и выдано 16 тысяч лицензий! Но работают ли по ним и что конкретно делают — одному богу известно. То есть лицензионный мониторинг напрочь отсутствует. Каждый раз, когда возникает тот или иной запрос, мы берем котомки и едем в регионы, хотя проще было бы нажать кнопку компьютера. Полтора месяца назад мы начали проверку исполнения лицензионных соглашений и теперь будем заниматься этим постоянно. Сейчас, например, разбираемся с теми месторождениями, которые простаивают и не приносят дохода государству.


— Слышали, готовится закон “О недрах”. Что в нем будет нового?

— Проект нового закона “О недрах” до конца октября будет представлен в правительство. Наше министерство прописало в нем формы и положения, по которым будут предоставляться в пользование месторождения полезных ископаемых. Если нашу позицию поддержат, то эти вопросы станут решаться через проведение открытых аукционов. Вместе с тем предусмотрены и закрытые — когда дело будет касаться стратегически важных месторождений. Мы рассчитываем ввести и так называемые сквозные лицензии на разведку. Это когда компания, затратившая собственные средства на открытие месторождения, получает право на его эксплуатацию. Таким образом, у недропользователей появится интерес к восполнению минерально-сырьевой базы. В новой редакции закона будут четко оговорены и санкции за невыполнение лицензионных соглашений — экономические и административные.

Экологическая зачистка

— Юрий Петрович, в России наметился промышленный подъем. Но не подкачают ли очистные сооружения предприятий?

— Вас, может быть, удивит такой факт. Несмотря на то что объемы промышленного производства у нас действительно растут — уровень загрязнения окружающей среды не увеличивается. Пока такая статистика по России.


— В прессе очень мало говорят о чистоте наших рек и о контроле за загрязненными стоками промышленных и коммунальных предприятий. Как Минприроды собирается бороться с загрязнителями водоемов?

— Согласен, промпредприятия еще недостаточно эффективно очищают сточные воды. А коммунальные — сегодня более чем на 90% вообще не очищаются. И это официальные данные. Как с этим бороться? Мы намерены ввести прогрессивную шкалу налогообложения: чем больше степень загрязненности стоков — тем выше налоги; чем меньше грязи сбрасывается в водоемы — тем меньше платежи. Существующее законодательство в России в этой части, мягко говоря, несовершенно. Но мы постараемся где-нибудь в середине будущего года представить законы, возможно даже — кодекс. С его принятием предприятия просто вынуждены будут вкладывать средства в покупку оборудования и технологий, которые позволят снизить уровень загрязнений. Это я могу вам обещать.

Связь предоставлена компанией “Аэроком”.



Партнеры