Мерская царапина

26 октября 2004 в 00:00, просмотров: 189

“Подставы” для “лохов” на дорогах бывают разными. Бывают откровенно бандитскими, а бывают и вполне цивилизованными, с помощью судов.

Но это только на первый взгляд все пристойно... Пожилым супругам-москвичам Галине Поляковой и Николаю Кошману даже в страшных снах не могло привидеться, что после небольшого ДТП их заставят заплатить за ремонт всего чужого “Мерседеса”. Из своих копеечных пенсий.


Все началось два года назад.

— 25 июня 2002 г. мы ехали в клинику Федорова, — рассказывает Галина Сергеевна. — Муж был за рулем нашей старенькой “Волги”, водит он очень аккуратно. Нам нужно было припарковаться на противоположной стороне переулка, и Коля остановился слева, включив “поворотник”.

Дорога была очень узкой. В зеркале Кошман увидел серый “Мерседес”, прижавшийся к их “Волге” и не подающий никаких сигналов. Решив, что иномарка ждет, когда они проедут, Кошман нажал на газ. Но и “Мерседес” вдруг рванул с места и, выскочив на встречную полосу, ударил в левый бок “Волгу”. Удар был не очень сильным, но пожилые супруги страшно испугались — ведь это была их первая в жизни авария.

Из “мерса” тут же выскочил мужик и начал орать.

— Я попросила его быть повежливее, — продолжает Полякова,— в конце концов, ведь это он в нас въехал. Муж сказал мне, что сам во всем разберется, и велел идти к врачу. Когда я вернулась, гаишники уже составляли протокол. На нашей машине слева осталась маленькая вмятина, а на “Мерседесе” небольшие повреждения были, соответственно, на правом крыле. В ГАИ Коля потом ездил один, вернулся и пробурчал: “Так толком и не решили, кто виноват”.

— Коля 25 лет в угрозыске проработал, — улыбается Галина Сергеевна. — Он майор, 8 медалей заслужил, а поощрений — не сосчитаешь. Но не смог он после перестройки оставаться в милиции. Хотя когда уходил, страдал очень: “Не могу я смотреть, как мои коллеги обирают бабушек возле метро”. Ушел на пенсию — и заболел. И у меня как раз обострилась старая болезнь — с 1992-го я на инвалидности. Но я-то еще ничего, двигаюсь, а вот Коля, когда все это случилось, совсем сдал.

...После объяснений в ГАИ Кошман решил, что все закончилось штрафом, и супруги уехали на дачу. Там прожили до первых морозов. А потом пришла беда. Николай с инфарктом попал в больницу, а у Галины Сергеевны врачи диагностировали рак. О ДТП несчастные супруги совсем забыли — не до того было.

— Коля долго лежал в кардиологии, тоже получил инвалидность, — продолжает Галина Сергеевна. — Правда, ему дали прибавку к пенсии, он стал получать 3 тысячи рублей. И вдруг в январе 2004-го муж вместо 3 тысяч получил 1,5.

Оказалось, что 1578 руб. — исковой вычет по решению Тимирязевского суда. Иск в суд еще два года назад подал Михаил Добровицкий — водитель того самого злополучного “Мерседеса”. Свой ущерб он оценил... в 48 170 руб. И суд принял решение: обязать пенсионеров выплатить Добровицкому эту сумму. Да плюс еще судебные издержки — почти 50 тысяч и набежало.

Галина Сергеевна стала просить пересмотреть дело. Во-первых, супруги не знали даже о суде, не могли постоять за себя и вовремя обжаловать решение. Во-вторых, суд не учел их материального положения и инвалидности. И наконец, самое главное: в справке из ГАИ было четко написано, что пострадала только правая сторона “Мерседеса” Добровицкого, а вот смету он предоставил суду на ремонт чуть ли не всего автомобиля, включая замену левой двери, левого крыла и обоих бамперов. Почему же судья Кашина, выносившая заочное решение, не обратила внимания на это “небольшое расхождение”?

— Когда Полякова и Кошман обратились к нам за помощью, — вступает в разговор адвокат Александр Севрюков, — мы подали жалобу в Мосгорсуд. Там ее рассмотрели, признали обоснованной и очень быстро направили в Тимирязевский суд свое определение — рассмотреть дело снова.

Дело передали другой судье, Светлане Тереховой. Муж лежал в больнице с больным сердцем, а его “более здоровая” жена в перерывах между сеансами лучевой терапии стала регулярно мотаться в суд.

...В коридоре Тимирязевского суда меня ждала немолодая, просто одетая женщина. На голове — капюшон, под ним — теплая вязаная шапка с завязками, обмотанными вокруг шеи, несмотря на теплую погоду. Из-под шапки чуть виднеется короткий ежик волос.

— Я после лучевой, — как бы извиняясь за свой странный вид, объяснила женщина. — Как-то все болезни разом на нас свалились...

И заплакала:

— С такой жестокостью и равнодушием я еще никогда в жизни не сталкивалась. Я сюда езжу как на работу. Умоляла судью пересмотреть наше дело побыстрее и приостановить исковые выплаты. Но заседания то переносят из-за неявки ответчика, то их отменяют без объяснения причин. А за это время мужу недодали уже 17 тыс. рублей. Для нас это же огромнейшие деньги!

Входим в зал суда. Судья Терехова объявляет, что ответчик опять не явился и заседание переносится.

— Но вы ведь можете отменить решение и без него, — умоляет Галина Сергеевна. — А если он не будет еще год являться, мы так и будем платить то, чего не должны?

— Есть решение суда о взыскании с вас суммы ущерба, — холодно произносит судья.

Голос Поляковой дрожит, она почти плачет:

— Вы ведь ни разу не выслушали меня, отказались принять от меня хоть какие-то документы.

— А я и не обязана брать у вас никаких документов, — судья срывается на крик. — Так, я заявляю себе самоотвод в связи со сложившимися неприязненными отношениями с ответчиком и его защитой. Дело будет передано другому судье.

Захлопывает дело и удаляется из зала. Вот и все. Рассмотрели дело.

Мы навели некоторые справки о г-не Добровицком. Так вот, человек, который решил отремонтировать свою иномарку за счет несчастных инвалидов, вполне состоятельный. По данным “МК”, он является соучредителем или владельцем сразу нескольких фирм. Стало быть, на хлеб с маслом ему явно хватает. Икорки, что ли, решил покушать на инвалидную пенсию? У богатых свои причуды...

У судей — тоже.




Партнеры