Братские войны

28 октября 2004 в 00:00, просмотров: 6891

Отравление Романа Цепова, бывшего охранника ВВП и, как его часто называли, “серого кардинала Петербурга”, наделало в городе на Неве много шума. Да и в Москве “питерские” встали на уши: ведь раньше особы из “ближнего круга”, тем более первого лица страны, были для киллеров табу. Для “законников”, не для отмороженных “новоделов”.

Как стало известно “МК” из источников, близких к следствию, в причастности к убийству Цепова подозреваются члены братской ОПГ, большая часть которых уже шестой месяц сидит в СИЗО в ожидании суда. В мае задержание этой группы киллеров было названо “концом бандитского Петербурга”.

Самые известные из их жертв — из Питера: Костя Могила (он же Константин Яковлев, “смотрящий” Северной столицы), известные местные авторитеты Рома Маршал и Витя Мурманский. Однако следствие по “делу братских” не продвинулось ни на йоту. Говорят, это и стало одной из главных причин недавней отставки прокурора Петербурга Николая Винниченко.

Впрочем, до конца еще далеко. Ведь главный заказчик предыдущего — неудачного — покушения на Цепова до сих пор на свободе. По оперативным данным, речь идет о воре в законе Тюрике, который в настоящее время спокойно нежится в Испании на собственной вилле.

По слухам, Тюрик планировал с “братскими” убийство Цепова, собираясь заняться переделом основных сфер питерского бизнеса. Цепов мог помешать так же, как мешал Костя Могила, которого, по мнению следователей, и устранили “братские” киллеры. К тому же Цепов активно содействовал расследованию дела “братской” группировки. Именно Тюрик создал братскую ОПГ и дал путевку в жизнь бригаде киллеров Олега Маковоза, совершившей не одно громкое заказное убийство в Питере.

Оперативники считают, что Тюрик также причастен к появлению в Москве и Питере большого количества кавказского криминалитета. Так он борется с конкурентами — руками бандитов и недавних боевиков. Как это делать, Тюрик знает очень хорошо. “Этапы большого пути” для него начались на заре перестройки в родном Братске. Затем он подмял под себя большую часть Сибири. В устроенной им бойне погибли десятки воров, “быков” и случайных мирных граждан, оказавшихся на линии огня озверевших братков.

Этапы большого пути

“Братские” появились в Петербурге в начале 90-х. Серьезного авторитета не имели, на многое не претендовали. Держали несколько ларьков, магазинчиков по городу. До поры до времени в большие разборки не лезли. Изменилась ситуация через несколько лет, когда основные петербургские ОПГ сильно потрепали друг друга. “Братские” стали проворачивать более серьезные дела: экспорт леса и алюминия из Иркутской области через Петербург в страны Балтии. Расширяли ареал, “крышуя” все большее количество коммерсантов. Не чурались заказных убийств. Правда, на рожон не лезли, работали осторожно. Потому ни внимания прессы, ни правоохранителей не привлекали. На тот момент были рыбы и покрупнее. Пик активности пришелся на 2000—2001 гг., когда “братские” организовали себе “окно” на таможне.

В последующие годы они попытались влезть в топливный и фармацевтический бизнес. Якобы организовали прикрытие в милиции и ФСБ. Нашли несколько авторитетных воров в законе, недовольных питерским “смотрящим” Костей Могилой, и заручились их поддержкой. Среди них особое место занимал иркутянин Владимир Тюрин, более известный как вор в законе Тюрик или Тюря.

Тюрик относится к ворам новой формации. Свой первый срок получил за любовь к кино, точнее — к порнушке. Открыл у себя дома видеозал, где с утра до ночи крутил эротические фильмы. Короновали Тюрика в 1993-м в Москве. Правда, за “корону” пришлось изрядно посражаться и выиграть войну с иркутскими ворами. Он попал в зависимость от одного из самых известных воров Шакро-младшего и исполнял волю грузинских авторитетов (“лаврушников”) и “апельсинов”, купивших себе “корону“ за “бабки”. Тогда-то на него и было совершено первое покушение — в окно автомобиля бросили гранату. Но она отскочила и даже не повредила машину. Заметим, что были покушения и потом, но всегда со счастливым концом.

— Тюрик подчинил большинство местных преступных сообществ, собрав их в единый кулак, — рассказывает один из оперативников братского УБОПа. — Его группировка подмяла под себя большинство местных нефте- и деревообрабатывающих предприятий и начала расширять свое влияние. Потом он все реже и реже появлялся в родном городе, плотно обосновавшись в Москве. Каждый его приезд в Сибирь заканчивался разборками и потоками крови.

Впрочем, к концу 90-х “братские” попытались закрепиться в Москве и Петербурге. Понимая, что в столицах без собственной бригады не обойтись, Тюрик буквально вырастил личную команду киллеров. Возглавил ее, по оперативным данным, Олег Маковоз по прозвищу Маклауд.

Шесть лет “братские” расчищали Тюрику дорогу к власти и богатству. И сейчас Тюрик — преуспевающий бизнесмен. Что говорить о “боссе”, если у бригадира Маковоза есть и свой фармацевтический завод, и леса в Иркутской области, и охранная фирма. Вот только в большую политику попасть не удалось, хотя он проходил по списку Народной партии.

— Тюрик с привлечением ряда московских воров и лидеров, используя связи с руководителями Братского алюминиевого завода и братьями Черными, отвечает за поставку алюминия на лондонскую биржу через контролируемые ими американские, испанские и израильские фирмы, — такие данные обнародовал в Госдуме экс-министр внутренних дел Анатолий Куликов.

Питерский отстрел

Тюрику очень хотелось покорить Петербург, а с Костей Могилой работать не получалось. В мае 2003-го Тюрик предложил Косте поделиться долей на строительстве дамбы. У “братских”, заметим, вообще была губа не дура. Они положили глаз на Морской порт, дабы лес и алюминий уплывал под их контролем. Что очень не понравилось Косте Могиле. Через несколько дней, по версии следствия, он был расстрелян “братскими” в Москве.

Следующим они убрали Рому Маршала (Рустам Равилов), который на похоронах пообещал отомстить за Костю Могилу. После этого “братские” начали приглядываться к широко известному лидеру тамбовской ОПГ Куму (Владимир Барсуков-Кумарин). Устранение Кумарина было лишь одним из нескольких пунктов программы братской ОПГ. Утверждают, что в “черном списке” был и шеф питерской криминальной милиции Владислав Пиотровский, и недавно отравленный экс-охранник ВВП Роман Цепов. Это и стало концом перспективной группировки.

Глава “тамбовской” бизнес-группы, переживший не одно покушение, занялся “братскими” всерьез. Рассказывают, его служба безопасности накопала серьезный материал на “братских” и передала его в ГУВД. Через несколько месяцев первые “братские” сели на нары. Через какое-то время за решеткой оказался их бригадир Маклауд. (Об их аресте “МК” подробно писал 5 мая этого года в статье “Бессмертным пришел конец”.)

Еще полгода назад мы рассказали, что у бандитов есть высокие заступники в правоохранительных органах и спецслужбах. По нашей информации, они-то и притормозили дело. Как нам удалось выяснить, в деле “братских” до сих пор фигурирует лишь одно убийство — Павла Касаева, считавшегося одним из лидеров казанской ОПГ. Все остальные преступления, порядка 24 эпизодов, рассматриваются лишь на уровне “оперативной информации”.

Бандиты дают показания, но без протокола, торгуются за меньшие сроки. Причем торг этот, по некоторым данным, очень необычный. Они обещают не выдать никакой информации, касающейся некоторых высоких чиновников на суде, а за это требуют себе минимальные сроки. Так, например, от источников в правоохранительных органах просочилась информация, что в начале лета в приватном разговоре (без протокола) со следователем один из “братских” намекнул, что может на суде дать показания по убийству одного из руководителей “Промстройбанка” Николая Шатило. Киллер сообщил следователю, что в деле якобы замешан сын одного из первых лиц Питера. (Г-н Шатило был расстрелян из пистолета в сентябре 2001 г., в тот момент он занимал место начальника службы безопасности ПСБ. Убийство до сих пор не раскрыто. — Авт.)

Шантаж — дело тонкое, братуха

Само собой, “дело Шатило” не фигурирует в “братском” расследовании. Рассказывают, что “братские” таким своеобразным шантажом убедили следствие не предъявлять им обвинение по большому количеству дел, ограничившись двумя-тремя. Так, чтобы сроки не превышали несколько лет. Таким образом, “братским” удалось отвести от себя огонь. О деле, которое должно было стать эпохальным, отвечающим на многие вопросы “бандитского Петербурга”, проливающим свет на многие нераскрытые убийства последних 10 лет, перестали информировать, СМИ как будто забыли о нем.

Напоминать пришлось министру МВД Рашиду Нургалиеву — он обратился с письмом к главе Генпрокуратуры Устинову с заявлением, что расследование по братской ОПГ уже несколько месяцев топчется на месте. Летом в Питер приехала комиссия Генпрокуратуры. Тогда и выяснилось, что прокурор города Николай Винниченко не уделяет никакого внимания делу “братских”.

По слухам, был составлен соответствующий акт на имя Генерального прокурора России Владимира Устинова. Винниченко вынужден был написать заявление об уходе. Дело же перешло в ведение Генпрокуратуры. Тем временем в Москве началось энергичное распутывание сразу нескольких эпизодов из деятельности “братских”. Однако и сейчас на следствие оказывается серьезное давление. Остается надеяться, что дело опять не ляжет под сукно, как это едва не произошло в Петербурге.

Перед самым убийством Романа Цепова прокуратура Иркутской области возбудила сразу несколько уголовных дел в отношении членов братской ОПГ. Арестованы семь человек. Они подозреваются в нескольких убийствах и покушениях на убийство, в разбойных нападениях.

Говорят, скоро дойдут руки и до Тюрика, которого, впрочем, в родной стране уже давно не видно.

— Возьмем Тюрика, и дело Цепова поднимем, — говорят опера.




Партнеры