Россия в полураспаде власти

29 октября 2004 в 00:00, просмотров: 373

Сегодня Госдума начинает рассматривать президентское предложение об изменении порядка выборов губернаторов. Общий смысл предложений достаточно известен. Теперь главы регионов должны не избираться населением, а предлагаться президентом и утверждаться законодательными собраниями субъектов федерации.

Несмотря на то, что путинское предложение по факту меняет политическую систему страны, можно прогнозировать — слишком жаркого обсуждения в парламенте не будет. Подробного разбора “за” и “против” ждать не приходится. Надо экономить время, чтобы до конца года утвердить новый закон, а за следующие 12 месяцев успеть переназначить всех губернаторов (ситуация, при которой одновременно действуют и назначенные, и выбранные главы регионов, кажется вообще невозможной).

“МК” уже не раз возвращался к этой теме. И вряд ли можно придумать принципиально новые аргументы. Поэтому, наверное, имеет смысл постараться понять, “зачем” необходима смена политической системы.

Ответ власти прост и искренен: “закручивание гаек” необходимо для сохранения единства России. Неофициально можно получить более развернутое объяснение. Наша страна так устроена, что если дать возможность федерализму набрать силу, то она неминуемо распадется. Глава же региона, предлагаемый из Москвы, изначально больше ориентирован на центр. При этом, чтобы уменьшить риски, связанные с тем, что губернатор будет считаться “рукой Москвы” (а следовательно, Москва будет ответственна за все, вплоть до уборки улиц и подъездов), имеет смысл наполнить предлагаемую процедуру новыми традициями. Например, прежде чем кого-либо рекомендовать, глава государства может проводить подробные консультации с элитой региона, чтобы не ошибиться с выбором.

При этом сама ситуация возможного распада России никуда не исчезает. Более того, при более слабом и менее популярном президенте, чем Путин, риски возрастают многократно. Поэтому политика, направленная на гомогенизацию населения, размывание национальных республик, должна строиться на очень долгих, возможно, столетних, перспективах. При этом заниматься ею надо ежедневно. И нынешнее предложение не последний, а лишь первый шаг в такой политике.

К сожалению, никто из представителей власти не озвучил подобное объяснение. Публично все ограничилось маловразумительными словами о “борьбе с терроризмом”. Но если говорить о принципиальных вопросах, то изложенная позиция кажется хотя бы понятной и имеющей право на жизнь. Одна беда — все это может эффективно работать, только если дополнить “железобетонную вертикаль” максимально либеральной экономической политикой. Без этого новые предложения лишь многократно увеличивают возможность распада страны.

Оставим за рамками статьи способность властей осмысленно и последовательно проводить политику, рассчитанную на столетия. Предположим невероятное — нынешнее руководство государства действительно попытается наполнить унитарную по духу процедуру утверждения губернаторов демократическими традициями. Но даже такие допуски ничего не решают.

Политика максимального “закручивания гаек” может принести долговременный результат, если под ее прикрытием последовательно и беспощадно продавливаются меры по всестороннему развитию бизнеса. Потому что только частный бизнес способен в целом “поднять капитализацию” любой страны, открыть перед ней дорогу в будущее.

Исторический пример подобного успеха хорошо известен и замусолен до невозможности. Но тем не менее он по-прежнему справедлив. Генерал Аугусто Пиночет невероятно жестко задавил любое инакомыслие. Но при этом он проводил чрезвычайно непопулярные в обществе меры по закреплению свобод для предпринимательства. При этом он ограничивал не только “антигосударственную пятую колонну”, но и чиновничество и полицию. Результат известен: Чили модернизировалось и вернулось к демократии.

В России сейчас ситуация прямо противоположная. “Гайки закручиваются”, но никаких мер, направленных на развитие частной инициативы, не предпринимается. Все ровно наоборот: бизнес последовательно пытаются лишить самостоятельности и свободы. В правительстве теперь любимое слово “дирижирование”. Олигархов ограничивают по политическим мотивам (это считается государственнической доблестью), средних и мелких предпринимателей душат чиновничьи, правоохранительные и бандитские крыши. Причем большинство мелких хозяев уверены, что с бандитами договориться проще всего.

Все системные меры, направленные на торжество законов капитализма, честного и прозрачного рынка, тормозятся на всех уровнях. И потому, что они будут мешать зарабатывать чиновничеству как классу. И потому, что они не популярны в нашей стране, весьма левой по менталитету. Лучший пример — новый Лесной кодекс, из которого были вычеркнуты любые положения о том, что леса могут передаваться в частную собственность. Бизнесменам предложено, как и сейчас, арендовать и использовать лесные площади под присмотром чиновников. Говоря по-русски — хищнически выжимать все, что возможно, не думая о будущем и покупая молчание ревизоров. Во всех передовых странах промышленный лес может быть частным, у нас он должен принадлежать чиновникам.

Это только один пример из тысячи. Против всякой логики развивается ситуация вокруг “Газпрома”. Все пять лет путинского президентства страна боролась с засильем олигархических структур. И вот теперь в авральном порядке из “Газпрома” сколачивается нечто сверхолигархическое. Если “Газпромнефть” объединит, как планируется, “Юганскнефтегаз”, “Роснефть”, “Зарубежнефть”, то ее добыча достигнет 100 миллионов тонн в год. Это будет самая крупная нефтяная компания России, и она войдет в тройку мировых нефтяных компаний. Как управлялись с активами “Газпрома” счастливчики, к ним допущенные, — хорошо известно. Нет никаких оснований предполагать, что, еще больше разбухнув, государственный газовый концерн станет лучше управляться. К тому же не следует забывать, что “Газпром” является владельцем десяти процентов РАО “ЕЭС”. Значит, может к тому же претендовать по завершении “электрической реформы” минимум на две генерирующие компании. Как и кто вообще сможет управиться с подобной разномастной империей — не понятно.

Но даже не это главное. Создание такого госкапиталистического монстра не может не создать политических проблем уже в ближайшем будущем. При всей своей неэффективности “Газпром” будет давать чуть ли не до трети бюджетных поступлений. Никто уже не вспоминает, что он должен был продать свои медиаактивы как не профильные. Значит, концерн сможет через НТВ, региональное ТВ и собственные газеты серьезно влиять на общественное мнение. И, имея такую финансовую и информационную мощь, любой реальный руководитель “Газпрома” (Алексея Миллера таковым назвать трудно, он не принимает никаких серьезных решений без консультаций лично с ВВП) не сможет рано или поздно не вступить в конфликт с правительством, кто бы ни сидел в креслах премьера и президента. И какие бы отношения ни связывали будущего главу государства с будущим главой газового монополиста.

Вместо того чтобы что-то сделать для бизнеса, нынешняя власть занимается вот такими невероятными проектами. Создается впечатление, что она не хочет видеть очевидных вещей. Выстроенная и напуганная, как штрафная рота, Дума ждет новых законов от правительства, которые не смеет открыто критиковать. Но их нет. Кабинет не отправляет на Охотный Ряд ничего. Видимо, все так устроено, что когда русский парламент наконец-то превращают в машину для голосования, то сразу становится не за что голосовать. Система, при которой парламент просто подчиненная структура исполнительной власти, удобно смотрится только на бумаге. В жизни система не функционирует. Нынешняя связка правительство — Дума — Совет Федерации демонстрирует потрясающую интеллектуальную и организационную беспомощность, прикрытую лишь пропагандой госТВ. Сейчас просто смешно вспоминать заявление Путина о том, что срочная смена правительства нужна, чтобы “поддержать работоспособность государственного аппарата, сохранить заданный темп преобразований...”.

Притом что все нынешнее благополучие держится на исключительно благоприятной внешней конъюнктуре. И то, по оценкам советника президента Илларионова, только благодаря мировым ценам на нефть и металл наш рост должен был составить около 9,5% ВВП в год. Он же колеблется в районе 7%. Значит, реальная цена усилий “кабинета дирижеров” минус 2,5% ВВП в год. И это притом что при нынешнем невысоком уровне налогообложения, общей нестабильности в мире наша страна могла бы быть очень привлекательной для иностранных инвесторов. И мы абсолютно реально могли бы рвануть процентов на 15 в год.

Но если власть не собирается продавливать создание условий для бурного роста бизнеса, если она готова требовать от промышленников только одного — поумерить свои амбиции, то все остальное не имеет значения. Без амбиций не может быть ни успеха, ни долговременной стратегии. Без бурного, пусть и не всегда справедливого развития частной собственности и инициативы никакое “закручивание гаек” ничего не даст. Нищие регионы останутся нищими. Люди как пили, так и будут пить. И не сможет возникнуть никакого движения вперед. На прошлой неделе вслед за Владимиром Путиным, посетившим съезд российских азербайджанцев, все заговорили о росте ксенофобии в стране. Правильно заговорили. Но ксенофобия — это один из многочисленных сигналов боли, свидетельствующих о том, что мы вползаем в очередной тупик. Нормальный, свободный, растущий бизнес убивает ксенофобию — она мешает ему зарабатывать деньги. А без такого бизнеса, будь то с очень крепкой вертикалью власти или с не очень крепкой, рано или поздно китайцы все равно растащат всю Сибирь по деревцу и освоят то, что мы без частной инициативы освоить не сможем никогда.

Не дополненное мерами по созданию из бизнеса “священной коровы” усиление, ужесточение “вертикали” приводит лишь к геометрическому увеличению опасностей. Возьмем тот же Северный Кавказ. Это нищий регион, измученный коррупцией и неэффективностью управления. Вся структура госвласти прогнила там на корню. Но назначить новых людей Москва не решится, опасаясь кровавых конфликтов. Ей придется подкупать все ту же местную мафию. Недовольство, направленное сейчас против местных властей, прямо обернется на Кремль. Местная власть, отводя удар от себя, будет этому всячески способствовать. И тогда даже последняя драма в Карачаево-Черкесии будет восприниматься почти как невинная шалость.

Единственный способ в корне изменить ситуацию — это дать в этом регионе людям вздохнуть посвободнее, увидеть лучшие перспективы, дать возможность заработать не только с автоматом в руках. А пока, если нет готовности проводить всеобъемлющую политику, то не стоит и стараться продвинуть только якобы удобные для верховного руководства элементы. Политическая целесообразность может обернуться стратегическим поражением: от перекоса недоделанная конструкция разрушится еще быстрее. И все, кто работает во власти, прежде, чем бездумно поддерживать любые команды, должны помнить о своей личной ответственности.




Партнеры