Епископский беспредел

9 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 775

“Где епископ — там и Церковь” — один из основных постулатов Церкви. Епископ призван быть учителем и наставником. К сожалению, в жизни это слишком часто не так. В одном из древних патериков рассказывается, как старец из Нитрийской пустыни умер и, прибыв в рай, был весьма изумлен пышными приготовлениями к торжественному празднеству. “Я недостоин такого приема!” — сказал он святому Петру. “По правде говоря, — отвечал апостол Петр, — этот прием не для тебя. Мы готовимся к встрече одного епископа”. — “Понимаю, — сказал старец, — это вопрос иерархии…” — “Это вопрос редкости, — возразил святой Петр. — Монахов здесь тысячи, а вот епископы попадают к нам чрезвычайно редко!”


Как это ни печально, епископы Русской православной церкви сегодня часто не соответствуют высокому назначению. Большинство из них возводилось в сан в советское время и только с санкции партийных чиновников. Согласно православным канонам, такое рукоположение не может считаться действительным. По дореволюционной табели о рангах епископ приравнивался к генералу. По советскому — к секретарю обкома. Советские епископы входили в элиту и пользовались теми же благами: спецраспределителями, спецбольницами, спецтранспортом. Могли выезжать за границу. Епископов надзирающий за Церковью орган — Совет по делам религий — выбирал чаще всего из нравственно порочных людей. Ими проще управлять. А уволить их сегодня никто не в состоянии. Архиерейским собором в 1992 году была создана особая комиссия, призванная расследовать факты сотрудничества епископата с КГБ. Прошло 12 лет, и никаких результатов. Комиссия даже ни разу не собралась. Хотя проблем скопилось за эти годы множество. И не только в столице. Гораздо больше их в российской глубинке.

С 1993 года Псковской епархией управляет архиепископ Евсевий. Когда-то простой крестьянский мальчик Коля Саввин из деревни Стегановка Липецкой области. Закончив школу, поступил в Московскую духовную семинарию. Простецов в советские годы принимали охотно: ни культуры, ни высшего образования. Коля окончил семинарию, поступил в академию. Был усерден и усидчив, окончил ее в 1965 году. Учась в академии, вступил в Троице-Сергиеву лавру, а через год был пострижен в монашество с именем Евсевий. Год спустя митрополитом Никодимом (Ротовым) был отправлен в Иерусалим. Просто так в те годы в Израиль, с которым у СССР не было дипломатических отношений, не отправляли. Товарища Евсевия тщательно проверяли, инструктировали в Совете по делам религий и контрразведке. И он прекрасно справился — в течение трех лет верой и правдой служил в Иерусалиме. После этого карьера Евсевия развивалась стремительно. Два года в Воронеже, затем снова в Троице-Сергиевой лавре — но уже на руководящих постах. Сначала как благочинный, а затем — наместник лавры. До сих пор там с ужасом вспоминают нынешнего владыку. Это был расцвет педерастии в монастыре.

В 1984 году Евсевий стал епископом и был направлен в Казахстан. Затем — в Куйбышев, нынешнюю Самару, и, наконец, в Псков. 10 лет управляет древнейшей Псковской епархией. Здесь прославился на весь мир тем, что запретил в священнослужении архимандрита Зинона, наместника Мирожского музея-монастыря. Архимандрит Зинон — известнейший иконописец, к 1000-летию Крещения Руси расписывал воссозданный из руин Даниловский монастырь. Оказывается, он посмел причаститься за литургией вместе с католиками. То, что дозволяется российским епископам, запрещено архимандритам. Зинон обратился к Святейшему патриарху Московскому и всея Руси Алексию II, и тот освободил его от запрета. Правда, храм, в котором ныне служит Зинон, подчинен непосредственно патриарху, хотя и находится в Псковской области. Но мне хотелось поведать еще более грустную историю.

28 лет в Псковской епархии служит священник Павел Адельгейм. Его жизнь могла бы послужить сюжетом для романа — в нем бы отразилась трагическая история Советской России. Его дед, тоже Павел, из русских немцев, еще до революции выстроил под Киевом три завода. После революции заводы национализировали, а деда пригласили под Винницу, где он построил четвертый — каолиновый. И был директором вплоть до 1938 года, когда его арестовали и расстреляли. Отец был артистом и поэтом. В том же году арестован и расстрелян. Другой дед, по матери, Никанор Пылаев, — полковник царской армии. Погиб во время Гражданской войны. Мать арестовали в 1946-м, когда сыну исполнилось 8 лет. Мальчика отдали в детдом. Павел Адельгейм с детских лет избрал Церковь: был послушником в Киево-Печерской лавре, затем поступил в Киевскую семинарию. Но его исключили за антисоветские высказывания. Женился и стал диаконом в далеком Ташкенте. Закончил Московскую духовную академию, служил в городе Каган в Узбекистане. В 1969 году выстроил новый храм, потом был арестован и осужден по статье 190 на три года. Якобы клеветал на советскую власть. Во время лагерного восстания потерял ногу. Освободился в 1970-м инвалидом. Служил священником в Фергане и Красноводске. Часто приезжал в Москву, где я с ним в те годы познакомился.

У отца Павла трое детей и шестеро внуков. Его энергии может позавидовать здоровый человек: он служит в двух приходах. Причем один, во имя Святых Жен-Мироносиц, — во Пскове, а другой храм, апостола Матфея, — в пригороде. Еще в советские годы владыка Евсевий пытался переместить священника с одного прихода на другой, но всякий раз наталкивался на противодействие прихожан. В конце 80-х отец Павел взялся опекать детское отделение областной психиатрической больницы. Детей крестили, устраивали для них праздники, кормили. А когда рухнула советская власть, главврач разрешил отцу Павлу построить на территории больницы храм. Он обратился к епископу, и тот благословил постройку. Был насыпан искусственный холм, и вскоре выросла добротная рубленая церковка. Строить помогали христиане из Нидерландов, с которыми отец Павел наладил добрые отношения. Но, как только храм великомученика Пантелеимона был выстроен, епископ передал его другому священнику. Который не сумел завершить стройку. Неотделанный, он и поныне стоит без окон и отопления памятником самодурству.

Отец Павел не сдался: организовал при храме приют для детей-инвалидов. Оформил опеку и выстроил для них большой дом со всеми удобствами. Обучил необходимым для жизни профессиям.

Но очень понравился епископу дом, в котором жили сироты. В декабре 2001 года отец Павел был отстранен от должности настоятеля Матвеевского храма в деревне Писковичи. Владыка потребовал, чтобы дом для сирот освободили для нужд епархии. Теперь он придумывает, как убрать отца Павла из Мироносицкого храма и закрыть православную школу при нем.





Партнеры