Комиссары возвращаются во власть

11 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 129

Если бы чиновники разных стран соревновались в актерском мастерстве, российский Белый дом собрал бы рекордное количество “Оскаров”. Правительство Фрадкова вместо того, чтобы разгребать завалы, продолжает заниматься саморекламой и виртуозно делает хорошую мину при очень плохой игре.

Даже когда пришлось, пусть и косвенно, признать провал первого этапа административной реформы, чиновники нашли оправдание: дескать, нужны деньги, чтоб мотивировать специалистов. И поручили Минэкономразвития написать специальную федеральную целевую программу. Премьер напутствовал: “Главное, чтобы клякс больших не было”.

Как выяснил “МК”, в министерствах появится новая должность — “комиссара”. Он-то и будет следить за тем, чтобы чиновники реформировались.

Глаза боятся, и руки не делают

Результатов административной реформы, мало-мальски четкого очертания пирамиды, которую строит Фрадков, никому так и не видно. А ведь премьер грозился выстроить ее максимум до конца года. Но вместо обещанной эффективной структуры правительства в итоге получился полный хаос.

Формально исполнительная власть разделилась на три составляющие: министерства, агентства, надзоры и службы. Количество замов сократили до двух. Только чиновники по-другому работать не стали. Министерства по старинке воспринимают агентства и службы как свои подразделения и активно вмешиваются в их работу. Чего, по идее, делать не должны. А те, в свою очередь, и не против, потому как воспринимают министра своим непосредственным начальником. Так что приходится министерствам выполнять тот же объем, что и раньше. Но с поправкой на сокращенный аппарат и новый регламент работы.

В сухом остатке — перегруженные работой министры и замы. Без их ведома теперь в министерстве даже лампочку не вкрутишь. “Хотел бы я посмотреть на тех министров, которые довольны тем, что получилось”, — ядовито заметил на последнем заседании правительства министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. И таких, понятное дело, не нашлось.

По мере глобальной “перестройки” на пути потерялись красивые слова о 100 топ-менеджерах, которыми должны были стать руководители правительственных структур и их заместители. Теперь министры начали просить себе помощников. Пока только статс-секретарей. И несмотря на то, что эту идею поддержал и единственный вице-премьер правительства Александр Жуков (который “горит” на работе), Фрадков проявил невероятную жесткость. “Вот у меня в правительстве только один заместитель. Тогда и я попрошу себе еще пять замов, которых мне никто не даст”, — сказал он.

В общем, министрам не до реформы. Успеть бы переварить вал документов. Чиновники не знают, как решить проблему, кроме как попросить себе в помощь еще одну пару рук. Чем занимается само правительство во главе с Михаилом Фрадковым — вообще никто не знает. Если предыдущие кабинеты выдавали в год порядка 2 тысяч постановлений и столько же распоряжений, то нынешний — вдвое меньше.

Власть будут строить, как Байконур

И все-таки правительство нашло причину всех своих неудач. Спустя восемь месяцев после начала административной реформы стало понятно, что сами чиновники себя реформировать не могут. Более того, перетряска министерств не уничтожила коррупцию и не сделала из сотрудников ведомств представителей “сферы услуг”.

“Мы столкнулись с тем, что неспособность власти исполнять решения принимает гипертрофированные формы”, — обозначил “узкое место” научный руководитель Центра стратегических разработок, а в прошлом первый замминистра экономического развития и торговли и главный идеолог админреформы Михаил Дмитриев.

То бишь власть принимает “хорошие” и “нужные” законы, а коррумпированный и ленивый чиновник не способен выполнить то, что в них написано. Впрочем, о качестве выходящих из-под правительственных перьев документов можно поспорить. В законопроект о замене льгот, пока он находился в Госдуме, было внесено более 200 поправок. “Да, можно сказать, что правительственный документ был полностью переписан. Такого я еще не видел”, — поделился с “МК” один высокопоставленный чиновник.

Видимо, еще и поэтому “наваять” за месяц федеральную целевую программу с многообещающим названием “Административная реформа” поручили Министерству экономического развития. С тем, что ведомство Грефа умеет писать качественные документы, никто не спорит. Тут интересна суть: каждому министру решили приставить “комиссара”, который и станет проводить в жизнь реформу.

Впрочем, министрам бояться нечего: это будет не засланный казачок, а сотрудник его же ведомства. Как предполагается, “комиссара” полностью освободят от прежних обязанностей и нагрузят только реформой своего собственного министерства. Правда, каковы при этом будут его статус и полномочия, пока непонятно. Ясно одно: он станет работать в связке с министром, предлагая ему варианты преобразований. Кстати, для больших ведомств (например, Минэкономразвития или Минпромэнерго) реформаторы думают назначать сразу несколько “комиссаров”.

Как признают авторы идеи, проанализировав опыт разных стран, они в итоге вернулись в Россию. Только в советские времена. Там-то и был найден выход: на вооружение решили взять опыт строительства космодрома Байконур. “Напомню, что сроки тогда были сокращены в три раза из-за того, что ввод объектов был расписан поминутно и велся строгий контроль за их соблюдением. При задержке хотя бы на день приезжал начальник объекта, при задержке на неделю — правительственная комиссия”, — ностальгирует Дмитриев. Причем строители так боялись выволочек, что начальник одного из участков умер прямо на рабочем месте от сердечного приступа.

Чтобы такого не повторилось при реализации нынешней админреформы, практику выговоров по партийной линии решили все-таки заменить на премии “комиссарам”. Вернее, чем больше сделаешь, тем выше зарплату получишь. Правда, какие зарплаты им “положат” и сколько вообще будет “весить” программа в рублевом эквиваленте, пока еще неизвестно. Правительственную же комиссию и выезды на место заменит Интернет: чиновникам придется освоить электронные способы отчетности.

Радует пока только одно: правительство не складывает безвольно руки — все еще пытается что-то сделать. Ну а если и этот вариант не поможет, то со временем можно будет ввести и партийные наказания. Прямо как в Союзе. Например, лишение партбилета. Министрам же отныне разрешили вступать в партию.


Справка “МК”

Порядка 33 млрд. долларов тратят российские бизнесмены в год на взятки чиновникам.

С проведением административной реформы расходы на “общение” с органами власти, как говорят, еще больше увеличились. Если на региональном уровне они остались почти в тех же рамках, в центре приходится тратить уже больше. Поскольку если раньше вопрос можно было решить даже на уровне руководителя департамента, который имел право ставить “визу” на многих документах, то теперь вся документация проходит через руки министра или его зама. Нетрудно догадаться, что в данном случае положительное решение будет стоить несколько дороже.

Андрей ШАРОВ, директор Департамента государственного регулирования в экономике Минэкономразвития РФ:
“Сейчас у чиновников нет мотива меняться”

— Создание одноименной федеральной целевой программы означает, что без денег даже административную реформу в стране не провести?

— Федеральная целевая программа — это инструмент правительства для реализации реформы. И он не может быть тупым. То есть без ресурсов. Главная задача чиновника, в том числе и моя, — это выполнение своих непосредственных обязанностей. Только у меня еще “в нагрузку” и административная реформа. В других ведомствах такой задачи нет.

— И поэтому вы предлагаете ввести в каждое министерство “комиссаров”?

— Мне не нравится сравнение с комиссарами. Скорее — проектный менеджер. Административная реформа будет для него главной и единственной задачей. Это будет чиновник министерства, “командированный” на эти цели, за выполнение которых будет нести личную ответственность. При этом не надо противопоставлять его министру. Мы все же исходим из того, что руководители ведомств разделяют цели и идеи реформы. Другое дело, что проведение реформы в своем ведомстве – далеко не единственная задача министра. Он ведь не может остановить ежедневную работу и сказать: теперь мы будем реформироваться.

— Как будет оплачиваться труд менеджеров?

— Контракты. Мы предполагаем сделать их срочными и заключать ровно на время реализации программы. Деньги они будут получать по результатам своей работы. То есть каждый будет высоко мотивирован.

Не исключено, что потом похожий принцип работы мы перенесем и на многие другие государственные должности. Сейчас госслужба конкурирует с корпорациями. То есть такими же бюрократическими системами, только частными. И выбор квалифицированных специалистов пока оказывается не в нашу пользу. Вот когда (я надеюсь, уже в 2005 году) у нас появится возможность платить по срочному контракту, ситуация изменится.

— Какие цели перед собой ставите в первую очередь?

— Основная наша цель — это создание сервисного государства. Вот меня, как гражданина и потребителя услуг, совсем не устраивает их качество. И всех остальных людей, я уверен, тоже. В идеале же получить права, оформить пособие или паспорт должно быть не менее комфортно, чем сходить в супермаркет. И это будет тот показатель, по которому все смогут определить, удалась административная реформа или нет.

Чиновник должен ориентироваться на потребителя. Когда их зарплаты будут напрямую зависеть от результатов, сразу появятся цветы в холлах, удобные кресла; время работы будет не с 10 до 18, а с 9 до 22. Начнут работать по выходным, чтобы больше людей обслужить. А чтобы не гнались за количеством, а следили за качеством, периодически будем проводить анкетирование клиентов. К примеру, мы знаем, что за прошлый месяц 50 человек получили паспорта. Им-то мы и рассылаем анонимный лист-опросник. И тут выясняется, что есть еще недостатки. Устраните их — будете получать большую зарплату.

— И с какой стороны предполагаете подойти?

— Выберем несколько услуг, которые сейчас предоставляет государство. Причем самые проблемные, больные. Вводим для них стандарты качества, одинаковые по всей стране. К примеру, регистрацию автомобиля. И доводим ее до ума, так, чтобы процесс стал быстрым, удобным и доступным по цене.

Что еще важно в стандарте оказания услуг: в странах, которые их ввели, существует еще и компенсация за невыполнение стандартов. Ее можно получить в судебном порядке. В Великобритании, кстати, выплачивают компенсации даже за опоздание поездов. Там есть стандарт: 90% поездов не могут опоздать больше чем на час.

— Но это ведь сложно...

— Чтобы этого не было, нужно создать административные суды, которые будут специализироваться на рассмотрении споров между гражданами и органами власти. Там схема проще. Принцип следующий: бремя доказательства полностью лежит на органе власти. Не человек должен убедить, что ему не была оказана услуга или он ее получил не в полном объеме. Государственному органу придется доказать, что он ничего не нарушил. В гражданских же судах, где все равны, гражданину тяжело спорить с чиновниками.

— То бишь к 2010 году, когда завершится реализация реформы, чиновник станет другом человека?

— Очень хочется верить. Ведь только при этом условии у него есть шанс не просто сохранить работу, но и заслужить уважение людей.




Партнеры