Жениться по любви не может ни один король

15 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 828

В Театре Гоголя кипят нешуточные страсти. Даже сняли два первых ряда, чтобы увеличить сцену. А все для забав, и не простолюдинов, а исключительно представителей высшего сословия. “Король забавляется” — так называется премьера театра. Главреж Сергей Яшин впервые перенес на сцену драму Гюго “Король забавляется”, известную в России своей музыкальной версией — оперой Верди “Риголетто”.


В самом деле, до сего дня Гюго не пускали на драматические подмостки. А с наступлением жесткого и прагматичного времени, похоже, он со своими романтическими порывами стал совсем не угоден. Яшин, который без эффектных поз и заявлений любит идти поперек театрального течения, пригласил господина Гюго и его персонажей на сцену отнюдь не высокого происхождения: как-никак Курский вокзал, как-никак бывший Театр транспорта.

Итак, французский король забавляется. Забавы, как учения, развернуты масштабные. Большая массовка из подданных носится в вихре по сцене. Вихрь в данном случае не метафора: действие имеет пластический характер. Можно сказать, что Яшин опере предпочел танец и с помощью балетмейстера Суворовой поставил данс-спектакль. Здесь страсти больше не проговариваются, а изящно протанцовываются, что выглядит весьма эффектно и неожиданно.

Использовав такой пластический “ключ”, персонажей вообще можно было лишить слов — жест всегда убедительнее, — но у Яшина не поднялась рука беспощадно обратиться с драматическим стихом. Вполне возможно, что пока баланса между словом и жестом не достигнуто, но очевидно, что “Король забавляется” вышел весьма эффектным экспериментом.

Эффекта, безусловно, добавляет художественное решение спектакля. Художник Елена Кочелаева разложила королевские забавы на три сильных цвета — белый, золотой и красный. Но при этом три цвета тонут в черноте сценического пространства, обозначая мрачность происходящего в верхнем эшелоне французской власти. Разврат, богатство, полная свобода и безнаказанность — одним словом, все могут короли. За исключением одного: жениться по любви. Стать красавца Андрея Болсунова только подчеркивает физическое уродство его шута Трибуле (Андрей Зайков), но по сути два моральных урода рядом, и каждый из них заплатит за жестокость по-своему. Шут потеряет единственную любимую дочь Бланш. Ну а король — что король? Несчастное существо, потому что несвободно. Жестокое танго, устроенное Сергеем Яшиным, настойчиво предлагает свою философию: рано или поздно приходится платить по счетам.

На сцене в основном молодая часть труппы, и артисты прилично справляются со сложной задачей сочетать драму и танец. Замечательная роль у старейшего артиста театра Евгения Красницкого.






Партнеры