Московская бессонница

15 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 124

Знаменитый французский режиссер и продюсер Люк Бессон как комета пронесся по Москве в минувшую субботу. Прилетал он, чтобы представить свою первую, но сразу же ставшую бестселлером двухтомную книгу-сказку о приключениях мальчика Артура. Десятилетний мальчуган становится минипутом ростом в два миллиметра, сражается с Ужасным Урдалаком, завоевывает сердце принцессы Селении и находит клад — блюдечко рубинов. Люк Бессон порядочно растолстел со времени своего прошлого визита с “Пятым элементом” и Миллой Йовович. В Москве он гулял по Красной площади, раздавал автографы в книжном магазине и дал эксклюзивное интервью “МК”.

Бессон прилетел в столицу накануне в полночь на частном самолете. Было видно, что он сильно простужен, но кашель-сопли не помешали 45-летнему режиссеру прибыть в нетеплую Москву. “Отдыхать я буду на кладбище — в моем лексиконе такое слово отсутствует. И я просто не знаю, что это такое”, — сказал он нам.

Сразу из аэропорта Бессон в сопровождении своих московских издателей из “Махаона” приехал в гостиницу “Гранд-Мариотт”. А в девять утра начался рабочий день: он появился минута в минуту, был очень вежлив. В сопровождении фотокорреспондента “МК” Люк Бессон полтора часа прогуливался по Москве, позировал на Красной площади и возле Большого театра, зашел в книжный магазин, где с удовольствием раздал автографы, а затем приехал в Московский Дом журналиста, где состоялась пресс-конференция. Мэтр кино появился в сопровождении секьюрити, возвышавшихся над ним на полторы головы. Одет он был вполне демократично: джинсы, ветровка, футболка с портретом Артура — героя его сказки — и неизменные черные очки. После пресс-конференции он дал эксклюзивное интервью “МК”.

Наш разговор начался с того, что Бессон спросил, каков тираж “Московского комсомольца”. А когда узнал — пошутил: “О! Раз вы так популярны, мне нужно очень осторожно выбирать слова, с таким изданием нужно держать ухо востро”.

— Когда читаешь ваши книги, создается впечатление, что вы сначала представляете себе картинку, а уже потом записываете. Это так?

— У меня две камеры вместо глаз. Я подключаю их к руке, а рука записывает. Я — человек зрительной культуры. Сначала я написал сценарную разработку, а потом уже книгу про Артура. Это совершенно разные вещи, со своими особыми правилами. Книгу писать гораздо приятнее. Не экономишь время: можно на протяжении десяти страниц описывать сад Артура.

— Почему вы вдруг решили стать детским писателем?

— Я начал писать в 16 лет. Семья не была богатой, а купить бумагу и ручку было дешевле всего. А почему я сейчас пишу детские книжки? Вести диалог с детьми посредством этой книги — очень приятное занятие, но гораздо приятнее, если взрослый человек обнаружит в себе ребенка.

— Не значит ли это, теперь вы стали более романтичны, чем в период “Никиты” и “Леона”?

— Тогда у меня была ярость на общество. А сейчас я просто хочу воспитывать детей, а это дело непростое. Часто мы подаем плохой пример: курим, пьем, а потом учим их быть паиньками. А что мы оставляем нашим детям — испорченную и загаженную планету?.. Моя книга — попытка поговорить с детьми об экологии. А еще это книга о борьбе с расизмом. В ней великаны — племя Бонго-Матассалай по 2 м 40 см ростом, и двухмиллиметровые минипуты — Минимои — братья, ровня. Они необходимы друг другу: одни смотрят на мир сверху, другие — наблюдают за ним снизу, и только вместе видят его полностью. Мне кажется, что если бы Буш в молодости больше путешествовал, он бы не начал войну в Ираке...

— Как вы работаете над книгой: с утра до вечера за письменным столом?

— Я сажусь писать в четыре часа утра. Именно в это время голова свободна от всевозможных тяжелых мыслей, именно тогда ощущаешь себя ребенком. Затем я включаю музыку: во время работы над первым томом это всегда был один и тот же диск — последний альбом Eminem. Он позволял переноситься в одно и то же место, в мир, который я создал в своем воображении.

— Ваши дети читали историю Артура?

— Конечно! Моей десятилетней дочке очень понравилось. Первую книгу она прочитала всего за два дня. И тут возникла серьезная проблема. Я пишу долго, а она прочитала и говорит: а дальше?..

А еще во Франции книга очень нравится бабушкам. Бабушки звонят друг другу: “А ты читала эту книгу? Обязательно прочитай — там написано про нас!” Родителям некогда, они зарабатывают деньги. Детей воспитывают компьютерные игровые приставки, которые могут научить только убивать. И тут очень помогают дедушки и бабушки. Но, наверное, так не во всем мире...

— А что вы сами читали в детстве?

— Я жил на берегу моря, и меня трудно было заставить читать. Телевизор я тоже не смотрел, радио у нас не было. До 10—11 лет вообще почти не читал книг. Я чаще надевал ласты, чем ботинки, и пошел в школу очень поздно. Но зато я дружил с очень добрым и ласковым осьминогом и несколькими морскими рыбами. В 10 лет я придумал для себя сказку, что каждую ночь на собственном звездолете летаю на новую планету. И ставил им звездочки, как классу гостиницы. А потом уже меня больше увлекали не сказки, а человеческие истории. Например, “Ромео и Джульетта”. Помню, меня очень удивил Мальчик-с-пальчик. Что он плачет? Я бы на его месте с удовольствием остался в лесу. Или Золушка: что она нашла в дурацком принце, я ведь значительно лучше!

— Неужели жизнь стала настолько неинтересна, что теперь нужно переходить к сказкам?

— Феи и эльфы являются частью моей повседневной жизни. А разве у вас не так?

— Вы часто играете со своими детьми?

— Играю, и очень много. Чаще всего в их игры. У меня три девочки, и в основном мы играем в Барби. Мне почти всегда достается Кен, который изображает принца.

— Родители вашего героя забавны, трогательны и даже комичны. Ваши были такими же?

После некоторой паузы:

— В общем, да. Они были очень молоды и почти не имели опыта воспитания детей. А потом рано развелись.

— Ваш герой Артур влюбился в Селению с первого взгляда и от избытка чувств не знает, как их выразить. Ваши отношения с женщинами начинаются так же?

— Артуру 10 лет, а мне — 45. Но я помню, какова власть любви в его возрасте. Просто ужас! Я в 8 лет в Югославии был безумно влюблен в одну девочку. А она вместе с родителями переезжала в другое место. Расставание было невозможно. И я ей сказал: “Я залезу в багажник и поеду с тобой. А ты только на автозаправках приноси мне попить”. “Идет”, — ответила она. Я проехал в багажнике около ста километров. На первой же автозаправке моя возлюбленная сказала родителям: “Я пошла за водой для Люка, он едет у нас в багажнике”. Конечно, ее родители пришли в ужас. А мои уже давно искали меня дома. Сейчас я не полезу ради любви в багажник, но мне очень жаль, что тот период кончился.

— Кто из главных героев книжки вам ближе? С кем вы себя ассоциируете — с вечным нытиком Барахлюшем или отважным Артуром?

— В каждом из героев есть частичка меня. Я не знаю, откуда это из меня вылезает. Тем не менее это мои слова, мои поступки. Но если выбирать, то Артур мне все-таки ближе. А еще я просто влюблен в Селению.

— В книге отец Артура смеется над женой: “Тебе уже чудятся голоса, как Жанне Д’Арк”. Это что, привет Милле Йовович?

— Ни в коей мере. Ни ей, ни фильму. (Милла Йовович сыграла Жанну Д’Арк” в одноименном фильме Люка Бессона, после которого они расстались. — О.Ф.) Просто во Франции есть такая поговорка, очень французское замечание. И если бы не было фильма про Жанну, эта фраза в книге все равно бы появилась.

— Когда появится фильм про Артура?

— Работа над фильмом началась два с половиной года назад. Мы ожидаем, что фильм выйдет в прокат в 2006 году. Я хотел, чтобы дети могли прочитать книжки перед тем, как появится лента. Но признаюсь, что процесс работы над фильмом затянулся намного дольше, чем я предполагал даже в самом оптимистичном прогнозе.

Мы снимаем в павильоне размером с большую комнату, где построили 150 маленьких домиков минипутов. В каждый мне очень хочется зайти и посмотреть, что внутри. Для съемок мы сделали совершенно новую камеру: ее объектив — всего два миллиметра! Вот с ее помощью я и заглянул во все домики. И там хочется жить!

— Вы и режиссер, и сценарист, и продюсер, и актер, и редактор, и даже оператор. Есть в кино профессия, которой вы не овладели?

— Все остальные профессии я не знаю. Но отношусь к ним с великим уважением. Нет больших и малых профессий. Мне очень нравится, как работает пекарь в булочной в моем доме. Я наблюдаю за ним просто как завороженный. А он каждое утро оставляет мне особенно вкусные булочки.

— Почему после 1999 года вы не сняли ни одного фильма?

— Я сделал восемь фильмов. Я сниму девятый только тогда, когда мне будет что сказать. Есть такая французская поговорка: если нечего сказать, лучше заткнуться. Я не хочу, чтобы зрители шли на фильм только потому, что в титрах стоит мое имя. Я хочу быть уверенным, что то, что я делаю, достойно зрителя.




Партнеры