Москальская рука

26 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 204

“Хочешь в Чечню?” — Владимир Путин в камуфляже, сурово сдвинув брови, смотрит тебе прямо в глаза. Таких листовок и плакатов в Киеве сотни, их расклеили в метро и на улицах еще до второго тура выборов. Сейчас, когда противостояние достигло точки кипения, антироссийские настроения стали еще более заметны.


“Российские танки под Киевом”; “Путин, руки прочь от Украины!” — с такими лозунгами стоят демонстранты и на майдане Незалежности, и у стен российского посольства.

Московский спецназ защищает администрацию президента — еще пару дней назад эта народная новость звучала диковато. Потом тему длинной руки Москвы развила Юлия Тимошенко, заявившая, что лично видела бойцов “Витязя”, получивших приказ: стрелять по демонстрантам, если больше 50 человек прорвет оцепление. “У моих парней только дубинки”, — подлил масла в огонь начальник киевской милиции, а на вопрос, кто же тогда стоит за ними с автоматами, лишь пожал плечами. Сейчас весь Киев озабочен поисками русских спецназовцев. А точнее, их базы.

Василий Васильевич, хозяин довольно-таки крупной компьютерной фирмы, митингует трое суток. Работает у него в основном молодежь, поэтому днем половина офиса пустует — все на баррикадах. Остальные с утра до ночи пропадают в Интернете, оттуда же и выуживаются сногсшибательные новости: оказывается, в Киев прилетели уже 800 московских бойцов!

— Мои знакомые знают, где их прячут, но в вашей газете об этом не напечатают — вмешательство во внутренние дела Украины, скандал на весь мир, — Василий Васильевич заметно грустнеет.

— Давайте их сначала найдем, — подбадриваю его, и он садится за телефон. Через пятнадцать минут у нас на руках фамилии, адреса и, главное, название города, где после ночных противостояний отсыпаются русские парни с автоматами. Ехать, благо, недалеко, всего 25 километров от Киева.

— Я вас сам туда отвезу, этим я для своей страны сделаю гораздо больше, чем просто стоять со всеми и скандировать, — заметно оживает мой добровольный помощник.

Окраины Киева будто вымерли. Вся жизнь в центре, там маршируют колонны демонстрантов, гудят автомобилисты. В спальных районах сейчас даже мамочек с колясками днем с огнем не сыщешь. Трасса почти пустая, неподалеку от городка Ирпень, куда мы, собственно, и направляемся, голосует одинокая женщина.

— “Дружный”? Конечно, знаю, там русский ОМОН прятали, об этом весь город говорит, — охотно поясняет она. — У нас здесь неподалеку аэродром для военных и милиции. Иногда его и в научных целях используют — испытывают “Аны”, ну, самолеты такие. Там их и посадили. Переодели, естественно, в украинскую форму. Паспорта наши выдали.

— А как же акцент? Вы же здесь москалей за версту чуете?

— Так они ж наши, хохлы. Просто у вас служили, проходили подготовку. Мне муж сказал, он у меня бывший военный, — не сдается дама. — А вот мы и приехали.

Вековые сосны. Бетонный забор. Распахнутая калитка, откуда выезжают две машины представительского класса. Увидев нас, тормозят. Выходят четверо: все равны как на подбор, хорошо одеты, взгляд профессиональный. Таким про брата из спецназа можно не рассказывать.

— Что, тоже ищете путинских парней? — с ходу заявляет самый старший, он же, как потом выяснилось, и самый главный.

— А вы будете врать, что здесь никого не было? — вступает в бой наша попутчица.

В ответ мелькают удостоверения Службы безопасности Украины. Изучаются наши документы. Долгие переговоры по телефону и рации. Наконец старший принимает решение:

— Иначе это никогда не кончится... Идите и смотрите все, что хотите, хоть в котельной ползайте, хоть в медпункте.

Тут же вызывают начальницу лагеря, она и ведет нас по территории.

— Вы у нас сегодня четвертая комиссия — то власти придут, то оппозиция. Директор нашего завода — мы подведомственные — уже велел мне никого не пускать. Но разве с ними, — кивает она в сторону сотрудников СБ, — поспоришь?

Ключи от единственного жилого корпуса ищут долго. Наконец под охраной мы проходим внутрь. Открываем каждую комнату. Всюду застеленные кровати. “Готовимся к зимнему сезону, скоро к нам ребятишек привезут”, — тут же поясняет хозяйка. Полы чистые, в шкафах пусто. “Что, табаком пахнет? — беспокоится другая сотрудница лагеря, отвечающая за порядок в корпусе. — Так это у нас сторож курит, не подумайте ничего плохого”.

Боец невидимого фронта будто прилип. Не отставая ни на шаг, он рассказывает мне, какой плохой Ющенко.

— Отправил дочку в школу, а их учительница на митинг повела! Вот до чего дошли, и это хорошая гимназия, считается элитной. Вместо уроков грязь месить и лозунги кричать. А еще говорят, у Януковича грязные технологии. А тут дети 14-летние! Они ж ничего пока не соображают!

Дальше инспектируем столовую, медпункт, старый корпус, в котором уже 11 лет никого не было.

— Между первым и вторым туром у нас здесь был заезд, внеплановый, — говорит директор. — Московская турфирма, с которой мы работаем, прислала к нам несколько групп, на семинар. Кажется, охранников. Мужики все здоровые. Но с ними и женщины были. Привезли их из аэропорта на четырех автобусах, пожили они несколько дней и обратно уехали. Эта фирма нам детей обычно привозит — и москвичей, и питерцев. Дети из Питера такие капризные! Ваши московские попроще, им у нас нравится.

Значит, четыре автобуса, о которых говорит вся Украина, все-таки были. И здоровые мужики из России тоже. Но есть ли связь между теми охранниками и сегодняшними спецназовцами, стоящими в центре Киева? Впрочем, для пропаганды все средства хороши. Главное, запустить слух хотя бы с минимумом подробностей. Все остальное люди придумают сами.

— Мои ребята обследовали уже все аэропорты, 800 бойцов не было. Да и на каком самолете их могли бы привезти? — дожидается нас на выходе старший. Телефон разрывается, рация хрипит.

— А сколько было? — не сдается “оранжевый” Василий Васильевич.

— Здесь у нас в Ирпене база “Барса” — это подразделение украинских внутренних войск, как ваш “Витязь”. Они и дежурят у администрации президента. Еще разместили 29 бойцов “Омеги” — это тоже наш спецназ, — поясняет командир, все четверо садятся в машины и уезжают.

— Вчера ночью в Дружном побили стекла — гуляли слушатели соседней Налоговой академии. Спасу от них нет: половина наркоманы, вечно хулиганят, сами ранятся, — жалуются сотрудники лагеря. Впрочем, позже, в Киеве, про эти события говорили уже по-другому: возмущенные украинцы искали русских бойцов и в знак протеста разнесли пол-лагеря.

— Теперь говорят, что в нашей гостинице прячут 190 человек, — говорит глава администрации Ирпеня Владимир Скаржинский. — А это у нас болельщиков, приехавших на матч “Динамо-Киев”—“Рома”, разместили. И так каждый день, у меня уже нет сил все это слышать. У нас каждый человек на виду, 75 процентов за Ющенко голосовали, сейчас почти все на майдане Незалежности. Да ваши бы и выгрузиться не успели, как об этом всей Украине было известно, разве ж непонятно? А из “Барса” мы всех бойцов в лицо знаем, они ж у нас здесь живут. Наши и стоят сейчас в центре, мы их по телевизору каждый день видим.

Если одни слухи легко опровергнуть, другие находят подтверждение. Уже никто не скрывает, что все детские лагеря и санатории вокруг Киева приведены в готовность номер один. После совещания силовиков сюда подтянули спецвойска со всей страны.

Вчера ночью бойцы отсыпались в автобусах, стянутых к ЦВК, где до ночи жгли костры и очень вяленько митинговали “бело-голубые” сторонники Януковича. “Оранжевые” снова пытались с ними разговаривать, но в ответ слышали лишь стандартное: Янукович законно избранный президент. И как бы вам ни нравилось, с этим придется смириться. После праздничного салюта в честь признания ЦВК победы Януковича “бело-голубые” вообще перестали общаться. И лишь выразительно поглядывали в сторону автобусов с бойцами, приговаривая: “Россия нас не бросит”.

Елизавета МАЕТНАЯ, Ирпень—Киев.

С КЕМ СИЛА, БРАТ?
Руководители МВД, Минобороны и СБУ — люди Кучмы

Во вторник войсковая часть Д0090 МинЧС, дислоцированная в Дрогобыче, признала президентом Украины Виктора Ющенко. Последуют ли примеру дрогобычан остальные формирования украинских силовиков?


По утверждениям глав пресс-служб вышеупомянутых министерств и ведомств, в армии, Службе безопасности и МВД никаких признаков раскола по политическим мотивам не наблюдается. По информации, которой располагает “МК”, все без исключения руководители силовых министерств и ведомств, в отличие от 1991 года, не собираются преждевременно демонстрировать свою истинную позицию в отношении результатов 2-го тура. Но можно сделать кое-какие выводы о их возможном поведении, исходя из биографии нынешних “силовиков”.

Министр обороны генерал армии Украины Александр Кузьмук был вновь “мобилизован и призван” буквально накануне выборов. Напомним, что он был отправлен в отставку из-за сбитого российского “Ту-154” с израильтянами. Александр Иванович на предыдущих выборах 1999 года “отличился” обеспечением высокого процента голосования за Леонида Кучму не только в действующей армии и в ВМС, но и среди призывников. В 2004 году, едва вступив в должность после двухлетнего ношения гражданского костюма, Кузьмук отдал устный приказ о совершенствовании системы “свободного волеизъявления”. К примеру, устоявшаяся группа из 300 одесских призывников, помещенная 31 октября в еврейскую больницу с диагнозом “куриный грипп”, была успешно пролечена в течение 4—5 часов, после чего переброшена в другое лечебное учреждение. Естественно, в обеих больницах молодые люди успели проголосовать. Как, впрочем, и в высших учебных заведениях, студентами которых они являются.

Подобные “свободные выборы” при предыдущем министре обороны генерале армии Украины Евгении Марчуке вряд ли состоялись бы. По-видимому, по этой самой причине Евгений Кириллович в разгар нынешней предвыборной кампании и был отправлен в отставку. Можно не сомневаться, что он постарается защищать “свой выбор”.

Министерством внутренних дел с 2003 года руководит Николай Билоконь. До этого возглавлял областные управления милиции в Виннице и Кировограде, а также “профильное” управление в Администрации Президента Украины. Николай Васильевич еще в бытность службы в центральных регионах отличался умением нейтрализовать любого из местных политических лидеров, заодно дискредитировав его окружение. Например, вспоминается опять же предвыборная кампания 1999 года. Тогда Николай Билоконь работал в Кировограде. Тогдашний мэр города Александр Никулин был доверенным лицом мэра Черкасс Владимира Олейника, кандидата от оппозиции, члена “каневской четверки”. Билоконь совершенно не боялся обвинений в предвзятости, действовал напролом с помощью нанятых провокаторов в различных слоях кировоградского люмпенизированного общества.

Возможно, идея держать в Киеве бандитов, набранных в нескольких областях, принадлежит именно ему. Милиция оказывается как бы вне подозрений.

В отличие от своего патрона, заместитель министра, руководитель Главного управления МВД в городе Киеве генерал-лейтенант Александр Миленин отсутствием офицерской чести никогда не страдал. Именно это обстоятельство и оберегает пока что сторонников Виктора Ющенко, съехавшихся в столицу со всех уголков страны.

Особенно много кривотолков связано с СБУ, с недавних пор возглавляемой генерал-полковником Игорем Смешко. Шеф секретной службы пришел в нее из военной разведки, с подачи Администрации Президента и ее главы Виктора Медведчука. Он окружен двумя гражданскими заместителями: Николаем Обиходом и Владимиром Сацюком. Оба — уроженцы Житомирской области, члены житомирского землячества в Киеве. Если мультимиллионер Сацюк, возглавлявший наблюдательный совет искусственно доведенного до банкротства банка “Украина”, до своего назначения был всего лишь депутатом Верховной рады, Обиход служил заместителем генерального прокурора страны и слыл еще большим противником оппозиции, чем сам генеральный — Михаил Потебенько (ныне член фракции коммунистической партии Украины в парламенте страны). Об Обиходе судачат, будто бы он уже много лет ходит париться в одну сауну с Виктором Медведчуком.

Так что все руководители силовых ведомств в Украине — люди верные, выпестованные Администрацией Президента. Говорить о том, что они могут перейти на сторону “оранжевых”, — бессмысленно. Они будут выполнять приказы Леонида Даниловича. Единственное — низовое звено может отказаться выполнить приказы. Хотя вряд ли Кучма решится на силовой вариант подавления волнений. Это сейчас совершенно не нужно.



РАСКРОЙ ПО-ЖИВОМУ
Украин станет несколько?

“Украина — единая и неделимая” — такой тезис сейчас старательно вдалбливают в головы украинские политологи. Похоже на заклинание. Но если Киев разбился на “бело-голубых” и “оранжевых”, то почему бы и стране не расколоться?


Тем более что никакого исторического единства не существует. Украина в ее нынешних границах — плод Советского Союза. И с распадом Союза стране так и не удалось достичь психологического единства. Заставить жить бывших польских и автро-венгерских подданных с малороссами и казаками под одной крышей могут только сильная власть и общие цели. Сейчас власть — в состоянии раздрая, цели у лидеров “бело-голубых” и “оранжевых” — разные. А потому вероятность раскола, — стала реальностью. Вопрос “в порядке бреда”: по каким линиям может расколоться Украина? Уже говорят, что часть пойдет с Ющенко, часть — с Януковичем. Но это — лишь видимая часть айсберга. Киевляне и одесситы, которые сейчас сражаются за торжество демократии, вряд ли согласятся забыть любимый суржик и перейти на западный украинский, да еще к тому же в другую веру. Им чужд дух непримиримости, которым пропитан запад Украины. Так же, как не близка им тяга к советскому прошлому, которым питается восток Украины. Значит, раскол может пройти по трем линиям: запад—центр—восток. Крым — отдельная песня. Референдум о независимости там прошел еще в 1991 году. Сильный Киев мог убедить крымчан, что им с Украиной будет лучше. Страна в состоянии нестояния малопривлекательна для Крыма. Их вековая мечта о суверенном существовании может наконец воплотиться в жизнь. Причем если нынешние власти автономии договорятся о разделе полномочий с крымскими татарами, то нынешние верноподданные Ющенко могут ринуться на обустройство собственного дома.

Ситуацию “МК” попросил прокомментировать украинских специалистов.

Виктор РЫБАЧЕНКО, вице-президент Ассоциации политических психологов Украины (Киев):

— Нетрудно предположить, что значительная часть избирателей, проголосовавших и в первом, и во втором турах за Виктора Ющенко, будет теперь защищать свой выбор. Не повлечет ли это раскол Украины на несколько частей?

— Немалая часть политологов голословно утверждает: никакого раскола нет и быть не может. Лично я отношусь к другой части. Которая убеждена: раскол Украины — этнографический, морально-психологический — в реальности существует. Хотя бы потому, что западная часть современной Украины исторически формировалась под влиянием соседних европейских держав: Польши, Чехии, Австро-Венгрии и других. Восточная же, напротив, развивалась посредством демографических волн со стороны России. Ощущают ли себя сейчас жители Донбасса или Слобожанщины украинцами духовно? Скорее нет. Часть из них причисляет себя, к примеру, к советским людям, естественно, отдающим предпочтение русскому языку. Другие вообще считают возникшее 13 лет назад независимое украинское государство не более чем историческим недоразумением…

Так что раскол существовал всегда. К чести Леонида Кучмы, ему на протяжении всех десяти президентских лет удавалось уравновешивать эти противоречия. По простой причине: он был никаким, то есть ни западным, ни восточным украинцем.

После поспешного объявления Януковича победителем президентских выборов совершенно ясно: западные области подчиняться ему не будут. Да и Ющенко — не тот человек, который способен сегодня объединить всю Украину, включая Донбасс, Днепропетровскую и Харьковскую области.



РУСЛАНА ПОХУДЕЕТ

Гордость Украины, исполнительница “Диких танцев” Руслана Лыжичко решила объявить голодовку. В знак протеста против фальсификаций в ходе выборов. Победительница “Евровидения” и советник Януковича по вопросам культуры повязала голову оранжевой лентой и стоически отказывается от пищи. Вообще-то в ходе предвыборной кампании Руслана с удовольствием пела дуэтом с Виктором Януковичем. Но “географические” гены оказались сильнее: в канун второго тура Руслана вспомнила, что она родом с Западной Украины, и начала в открытую агитировать за Ющенко. Сейчас она призывает всех признать победу последнего. Что в общем-то расходится с благой заявленной целью вынужденной диеты — борьбой с фальсификациями.






Партнеры