Ежов — гад, а Берия... такой интеллигентный

Марш “Современника” на 100-летие Гинзбург

9 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 301

“Утро красит нежным светом стены древнего...” И тишина как выстрел. Занавес.

На первых спектаклях зал вставал: в финале женщины-политзаключенные: поруганные, изнасилованные, потерявшие всё, — рвут душу на этой песне, как дети радуются новому наркому — Лаврентию Берия — красивому, умному, в очках, несомненно проницательному и деликатному человеку... Уж он-то разберется, он узнает, что творил этот гад Ежов!


1989 год. Галина Волчек ставит экстремальный спектакль о сталинских застенках по знаменитому теперь произведению Евгении Гинзбург “Крутой маршрут”. В Москве — успех небывалый, везет в Нью-Йорк на Бродвей — успех небывалый трижды.

Сегодня — 100 лет автору, 15 лет спектаклю. Среди публики — сын Гинзбург, писатель Василий Аксенов, среди артистов — Паулина Мясникова, подруга Евгении Семеновны, сама отсидевшая в лагерях 17 лет. Она выходит на сцену, как бы теряясь среди актрис, хотя ей уже за 90. Но покуда позволяет здоровье... Все это — плоть и кровь того времени, документ.

Черта спектакля: его невозможно сыграть машинально, пусть он будет идти в миллионный раз. Трагедия. Недотянешь — провалишь, обратишь силу в пустословие. Задача затрудняется тем, что “Маршрут” от первой до последней сцены — спектакль ансамблевый. На сцене не менее 30—50 женщин. И только женщин. За решетками. На нарах или табуретах, если на допросе.

Кому посчастливилось увидеть в главной роли (самой Евгении Гинзбург) и Марину Неелову, и Елену Яковлеву — может сравнивать. Сегодня в театр придут не только друзья и близкие Евгении Гинзбург. Но все те, кому дорог извечный посыл “Современника” насмерть “стоять за достоинство смертного”, чуть-чуть тем самым к бессмертию прикасаясь.





Партнеры