Пионер из “Ночного дозора”

Как снять блокбастер. Недорого

16 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 314

“Здесь нам приделайте, пожалуйста, рога. А из груди пусть торчит рукоять меча”. Такие пожелания на съемочной площадке российского блокбастера уже не воспринимаются как фантастика. Мы тоже научились превращать человека в вампира, машину “Горсвет” в сумасшедший автофургон и на пустом месте рисовать древний город или устраивать светопреставление. Все это дело рук самой необходимой на сегодняшний день кинопрофессии — супервайзора визуальных эффектов. Вы не слышали о таких модных специалистах? А без них наше кино продолжало бы существовать на уровне “В гостях у сказки”.


Их работа привлекает зрителя в кинозал, а продюсерам удешевляет производство и гарантирует большие сборы. Роберт Земекис, выпустивший компьютерное чудо “Полярный экспресс” (российская премьера 23 декабря) за 150 миллионов долларов, признался: снимай он эту историю “живьем”, как положено, — и фильм стоил бы раз в сто дороже. И времени на его производство ушло бы в несколько раз больше. Это только российские режиссеры все еще по старинке гордятся тем, что взорвали три дорогущих настоящих “BMW”. Во всем мире это уже давно считается дурным тоном. Образцом компьютерных спецэффектов на сегодня является, конечно же, “Властелин колец”. Только там были использованы все возможности современных технологий. Для русских супервайзоров трилогия Питера Джексона — образец для подражания и недостижимый идеал. Нам еще далеко до 2500 спецэффектов в одном фильме — как это было в “Матрице. Перезагрузке”. Так же далеко, как до многомиллионных бюджетов. И российское кино в смысле использования новейших технологий пока еще только набирает собственный опыт.

Впервые секреты профессии раскрыл корр. “МК” Владимир Лещинский, супервайзор визуальных эффектов в кино, недавним проектом которого был российский блокбастер “Ночной дозор”. Свою работу и компанию он называет “пионерской” — в том смысле, что она была одной из первых на рынке визуальных эффектов и уже имеет богатый опыт работы на крупнейших российских кинофильмах. Один из текущих проектов Лещинского — первый славянский фильм-фэнтези “Волкодав” режиссера Николая Лебедева, где никак не обойтись без новейших технологий.

ФИГАРО В ЦИФРЕ

Супервайзор — как Фигаро: он и сценарист, и постановщик, и режиссер, и оператор, и продюсер одновременно. У него есть реквизит, костюмы, декорации. Но — цифровые. Участвует в съемочном процессе он с самого начала, именно от него зависит, насколько запоминающимся будет зрелище для зрителей. На самом первом этапе он обсуждает с режиссером все сцены, предполагающие вмешательство компьютера: как усилить впечатление или помочь продюсерам удешевить производство — тут нарисовать туман, здесь смерч, там стеночку кирпичную доделать, а в правом углу соорудить огромную пропасть. Финальная сцена “Волкодава” под названием “Препона” происходит над пропастью на узеньком шатком мостике. Мостик и скалы по бокам создали художники-постановщики, а пропасть будет организовывать команда компьютерных художников под руководством супервайзора. Это гораздо дешевле, чем ехать на Ниагарский водопад, подвешивать над ним мостик и проводить съемки. Да и безопаснее.



ЗАМОК ЛЮДОЕДА: РЕАЛЬНЫЙ И ВИРТУАЛЬНЫЙ

Дальше супервайзор делает детальный план своей работы — точное количество эффектов, какая техника для этого будет использоваться, — где зеленый или синий экран, где специальные метки и датчики, которые потом в компьютере помогут воссоздать всю сцену в виртуальном пространстве. К началу съемок и супервайзор, и режиссер должны четко себе представлять, как будет выглядеть конечный продукт. А супервайзор — знать свою задачу, количество эффектов на метр пленки и бюджет. Это в Голливуде. У нас чаще бывает так, что из запланированных 200 эффектов в процессе съемок остается только 10. В первой части “Властелина колец” спецэффектов было ровно 480.

На начальном этапе работы речь идет о тех эффектах, которые заложены в самой истории. Например, в “Волкодаве” есть сцена, где герои подъезжают к сказочному городу Галираду. Внутренний город выстроен на “Мосфильме”, а вид на него воспроизводить бессмысленно: из-за одного кадра тратить столько времени и средств неразумно. Режиссер снимет с актерами сцену, окружающий пейзаж, а супервайзор нарисует Галирад на дальнем плане в утренней дымке. Такой же принцип будет использоваться и для замка Людоеда. Несколько залов построены на подмосковном заводе ВИЛС, и соединит их в одно целое тот же супервайзор.

Подобным образом делали сцену аварии крана в третьем “Терминаторе”. Режиссер снял отдельно пустую улицу, где будет взрываться огромный кран. После супервайзор соорудил компьютерную трехмерную модель крана, поместил на уже отснятую улицу и с особой жестокостью его разрушил.

Еще до начала съемок режиссер с супервайзором выстраивают особенно сложные сцены на виртуальной компьютерной съемочной площадке. То есть в компьютере делается схематичный интерьер и персонажи, а с помощью специальной программы режиссер их “двигает”, выбирая лучший ракурс. Этот процесс называется “превизуализация”, или “аниматик”. Все движения нарисованных персонажей фиксирует виртуальная компьютерная камера, ее движение будет повторять камера реальная на площадке. Такая тщательность подготовки нужна для того, чтобы заранее знать, где разместить метки и датчики, которые помогут в дальнейшей обработке изображения.

Кстати, приглашенные зарубежные каскадеры, прежде чем вступить на шаткие мостки замка, планируют сложные трюковые сцены на компьютере, выбирая удачный ракурс и эффектный, но безопасный путь.



БЕСКРОВНЫЙ “ТЕРМИНАТОР”

Во время съемок супервайзор визуальных эффектов мерзнет, мокнет и потеет вместе со всей съемочной группой. Он наблюдает за процессом, подтверждает режиссеру и оператору, что тот или иной кадр годится для дальнейшей обработки на компьютере. А также обсуждает с творческой группой незапланированные пожелания, возникшие в момент съемок: дорисовать герою супероружие, отрубить злодею руку, построить высокие гряды гор, создать свирепых чудовищ, а также любые аттракционы и придумки, которые живут в фантазии режиссера. В это время на съемочной площадке ассистенты собирают информацию по кинокамере и объектам — объективы, расстояния, источники света — и создают фотоальбом каждой сцены, где будет использоваться эффект.

На съемках третьего “Терминатора” злодейка Кристианна Локен совершенно не пострадала. Зато после окончания съемочного периода супервайзоры, с самого начала наблюдавшие за съемками, на компьютере с удовольствием разрисовывали ее тело и лицо шрамами, порезами и пулевыми ранениями.



РУССКИЙ ГОРЛУМ

После того как картина смонтирована, в дело вступают герои невидимого фронта. Изображение оцифровывается, загружается на сервер и просчитывается компьютерами (для обсчета изображения “Властелина колец” использовалось 800 процессоров), и начинается главная работа — моделирование, анимация, постановка света, совмещение компьютерного и снятого изображений. Где-то приходится убирать лишнее — попавшие в кадр столбы, провода, проезжающие вдалеке машины, явно не принадлежащие воссоздаваемой древности, или нерасторопного члена съемочной группы. Где-то дорисовывается недостающее — например, рукоять меча, торчащая из-за спины Людоеда, пропасти, стены замка.

В “Волкодаве” полноправным персонажем выступает Нелетучий Мыш — как Горлум во “Властелине колец”, полностью нарисованный на компьютере. Чтобы быть уверенными, что компьютерный Мыш не будет уступать настоящему, аниматоры задолго до начала съемок создали виртуальный клон Мыша и оживили его.

Во “Властелине колец” над эффектами работали 400 человек, составивших шесть подразделений: по созданию сказочных персонажей, по спецэффектам, по гриму и муляжам, по доспехам и оружию, по макетам и по моделированию эффектов. Съемки всех трех частей фильма были закончены в декабре 2000 года, а на работу над визуальными эффектами для каждой серии потребовался год. “Волкодаву” же потребуется 10 месяцев и около 80 человек.

В ближайших планах Владимира Лещинского работа над визуальными эффектами в новом историческом фильме Эльдара Рязанова “Андерсен. Фантазия на тему” про жизнь и любовь великого сказочника. А также 12 серий о Молодом Волкодаве, в которые превратится полнометражный фильм для телевизионного показа.






Партнеры