Физика террора

В Дагестане террористов покрывают академики

25 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 2253

“Ориентировка: по подозрению в убийстве сотрудников милиции и терроризме разыскивается Абдуллаев Рустам, 1974 г.р., проживающий в г. Махачкале”.

На фотографии Абдуллаева со стенда “Их разыскивает милиция” отчетливо виден фрагмент печати: “Институт физики. Дагестанский научный центр РАН”. Это не подделка — печать подлинная. Террорист и убийца Рустам Абдуллаев действительно работал в институте.

У него даже была своя лаборатория. Правда, научные эксперименты в ней проводились весьма специфические. Абдуллаев изготавливал взрывчатку. Что называется, без отрыва от производства.

Не стоит удивляться. Ведь надежный тыл террористу в течение нескольких лет обеспечивал... ректор дагестанского Института физики.

Спецпропуск к взрывчатке

Сотрудников Управления по борьбе с терроризмом в Институте физики не ждали. Эффект неожиданности сыграл свою роль: в мастерских обнаружили десять глушителей к автомату Калашникова и две канистры со взрывчатым веществом. Автора этих “научных изысканий” тоже вычислили быстро: фрезеровщик Рустам Абдуллаев. Именно он имел доступ к мастерским в любое время. Именно здесь он проводил и выходные, и праздники. Ректор Института физики г-н Камилов даже выдал фрезеровщику спецразрешение для личного автотранспорта — и Абдуллаев мог въезжать на территорию особо охраняемого объекта совершенно беспрепятственно. Без всяких проверок и досмотров. Хотя даже служебным автомобилям правоохранительных органов въезд сюда разрешен только при проведении расследования преступлений.

Институтский арсенал изъяли, а вот сам Абдуллаев сбежал. Это было еще 28 октября 2003 года.

Сотрудники МВД провели экспертизу глушителей. И выяснилось, что аналогичные “запчасти Калашникова” в Дагестане уже использовались. При совершении терактов.


ДОСЬЕ “МК”

Абдуллаев Рустам. Террорист №1 в Республике Дагестан. Близко связан с одним из главарей террористической группы Ахмедом Магомедовым, приговоренным Верховным судом Дагестана к пожизненному заключению за серию преступлений, в том числе за подрыв военного автомобиля в январе 2002 г. в Махачкале. Тогда погибли семеро солдат 106-й бригады внутренних войск. Сам Абдуллаев разыскивается по обвинению в нескольких убийствах и причастности к преступному сообществу, созданному для совершения диверсионно-террористических актов на территории республики. За информацию о Рустаме Абдуллаеве обещано вознаграждение — 50 тыс. долл.


Для того чтобы выяснить подробности биографии Абдуллаева, спецслужбам понадобилось немало времени. Почему? Да просто у него была надежная “крыша” в лице ректора Института физики.

“Руки прочь от террориста!”

Что делает среднестатистический руководитель, если выясняется, что один из его подчиненных — матерый уголовник? Вариантов немного: либо сразу отходит в тень — мол, я об этом ничего не знал, разбирайтесь сами; либо инициирует собственное расследование и пытается выяснить, действительно ли его человек виновен. И в том и в другом случае начальник, по крайней мере, не мешает работе соответствующих структур.

Ректор Института физики г-н Ибрагимхан Камилов нашел третий путь, поражающий своей простотой. Он публично — через местную прессу — заявил: никакого оружия в институте не было. Никто ничего не изымал и не находил. А те, кто думает по-другому, — это враги института, науки и вообще дагестанской демократии в целом. Камилов задействовал все свои связи, и в редакции местных газет полетели письма от “академиков” и “уважаемых людей”. Нехитрая суть посланий сводилась к следующему: руки прочь от Института физики. Одно из опровержений было вовсе железобетонным: “В подсобных помещениях Института физики дагестанского научного центра РАН боеприпасы и взрывчатые вещества не обнаруживались и не изымались”, — засвидетельствовало... само Управление по борьбе с терроризмом республики. Этот факт весьма красноречиво говорит и об уровне связей Камилова. Причем, что интересно, ни в одном из заявлений фамилия Абдуллаева даже не упоминалась. Как будто и не было никогда никакого фрезеровщика.

Очевидцев изъятия оружия и взрывчатки неожиданный поворот ошеломил. Опергруппу Управления по борьбе с терроризмом в институте видели как минимум пять человек: двое дежурных охранников, замначальника охраны института, замдиректора института и начальник отдела кадров, где и была изъята личная карточка “фрезеровщика Абдуллаева”. Руководил операцией подполковник МВД Амирбеков. И тем не менее всем свидетелям предложили считать “инцидент” коллективной галлюцинацией.

От “видений” больше всех пострадал начальник охраны Дагестанского научного центра Михаил Шахмилов. Как требует должностная инструкция, Шахмилов сообщил о происшедшем кураторам института в местном УФСБ и отправил письменный рапорт в вышестоящую организацию — руководителю охранного предприятия “Защита РАН” в Москве. Уже на следующий день, 29 октября 2003 г., Шахмилов получил письмо о разрыве договора охраны.

Рецепт его молодости

В чем сила и мощь научного учреждения? Понятное дело — в открытиях, изобретениях, патентах и прочих ноу-хау. И как раз в этой тонкой области ректору дагестанского Института физики удалось установить абсолютный рекорд. Именно он открыл секрет вечной молодости. Причем в лучших традициях подвижников от науки экспериментировал на себе самом.

Работа началась, по всей видимости, в 1999 г. Тогда вышло постановление президиума Российской академии наук о том, что председателем президиума любого (и местного, и федерального) отделения РАН может быть лишь гражданин “не старше 68 лет”. И — аккурат за полгода до очередных выборов председателя президиума Дагестанского научного центра РАН — г-н ректор Камилов молодеет на 1 год и 2 месяца. Причем факт “пересадки возраста” подтвержден документально — ректору выдают новый паспорт. Если в старом документе день рождения Камилова приходился на 10 сентября 1934 года, то теперь — 20 ноября 1935 г. Ему снова 68! Выборы проходят на ура: Камилов получает вожделенный пост. Правда, не обходится и без травли со стороны завистников: 6 руководителей крупных институтов республики и более 70 членов общего собрания Дагестанского отделения РАН письменно заявляют: результаты выборов сфальсифицированы! Дело известное — гений всегда страдает. Причем завистники не останавливаются и обращаются в суд. Решением райсуда Махачкалы выборы председателя президиума ДНЦ РАН признаются недействительными в части голосования за Камилова. Но на защиту блестящего ума встают грудью старшие товарищи. И руководство Российской академии наук объясняет дагестанским ученым: фразу “не старше 68 лет” следует трактовать как “до 69 лет”. Русский язык, знаете ли, вообще богат парадоксами.

Сразу после избрания помолодевшего ректора Камилова на его идеологических противников начинают сыпаться несчастья. Ученых увольняют, пытаются привлечь к уголовной ответственности. И правильно — чтобы не душили передовиков дагестанской науки.

А передовиками уже вовсю интересуется Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями. ГУБЭП МВД расследует историю приобретения Камиловым 4-комнатной квартиры в Москве на средства целевой программы “Жилье для молодых ученых”. И то — он ведь и правда помолодел. Так что все логично. Ревизия КРО РАН обнаруживает пропажу в недрах Института физики многих миллионов рублей. Возбуждается два уголовных дела: по статье 160 ч. 3 УК РФ “присвоение и растрата в крупных размерах” и по ст. 159 ч. 4 “мошенничество в крупных размерах, совершенное организованной группой”. Оказывается, г-н Камилов продвигает науку не в одиночку. За ним — целый коллектив единомышленников.


ДОСЬЕ “МК”

Магомедрасул Халималов. Двоюродный брат ректора Камилова, зампредседателя президиума ДНЦ РАН, управляющий имущественным комплексом. Имеет судимость по ст. “присвоение и растрата, совершенная в крупных размерах”. В ходе ревизии КРО РАН в его ведомстве выявлена недостача материальных ценностей на сумму 558 тысяч рублей.

Шихсаид Абдулаев. Зампредседателя президиума ДНЦ РАН. Комиссия обвинила его в присвоении 581400 бюджетных рублей, выделенных на матпомощь нуждающимся ученым. Его сын Муслим Абдулаев осужден Тверским судом Москвы по ст. 148 ч. 2 УК “вымогательство” и ст. 218 ч. 1 “незаконное хранение оружия”.

Муса Абачараев. Член президиума ДНЦ РАН, завлаб Института физики. Основной фигурант по уголовному делу, возбужденному прокуратурой Каспийска по факту растраты.


Понятно, что в сплоченное товарищество этих достойных людей террорист Рустам Абдуллаев влился легко. И разумеется, чувствовал себя как у Аллаха за пазухой.

Сказка о потерянном времени

Вскоре после проверки в Институте физики был убит подполковник Амирбеков. Тот самый, что нашел в мастерских глушители к автоматам и взрывчатку. Отрабатывалась ли возможная причастность Абдуллаева к этому убийству? Вряд ли. Потому что как раз тогда г-н ректор чуть не ежедневно убеждал общественность, что в институте ничего не нашли.

Спустя 9 месяцев, 15 августа 2004 г., в Махачкале на проспекте Султана обстреляли сотрудников милиции. Были ранены милиционер ППС, рядовой Тагиров, и двое случайных прохожих. Один из них умер от полученных ран по пути в больницу. Оперативникам удалось установить: среди нападавших был и “физик-оружейник” Абдуллаев. К тому времени спецслужбы выяснили: фрезеровщик Института физики — гораздо больше, чем ваххабит-любитель.

А через два дня, 17 августа, в 10.30 утра раздалась стрельба на улице Заводской дагестанского города Каспийска. Автоматный огонь не смолкал несколько минут. Сюда, по следу фрезеровщика, приехала группа сотрудников Управления по борьбе с терроризмом МВД Дагестана и оперативник центра “Т” МВД РФ. Абдуллаева они нашли. Но он был не один. В доме сообщника Рустама Абдуллаева оперативников ждала засада. Начальник отдела дагестанского управления подполковник Гаджи Абдуразаков и опер из Москвы Александр Грошев погибли.


ДОСЬЕ “МК”

Гаджи Абдуразаков. Подполковник, начальник отдела по борьбе с уголовным терроризмом. Считался одним из опытнейших оперативных работников. Долгое время возглавлял отдел по борьбе с бандитизмом дагестанского УБОПа. Кроме того, в его послужном списке работа в Управлении по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

Александр Грошев. В 1993 году пришел в московский РУБОП. Работал в отделе по борьбе с похищениями людей и освобождению заложников. В начале 2004 г. стал сотрудником Центра “Т” ОРБ ГУ МВД РФ по ЦФО. Участвовал в операциях по освобождению заложников. В последнюю командировку отправился для выполнения особо важного задания. По некоторым данным, его задание было напрямую связано с розыском боевиков, совершивших нападение на Ингушетию в июне 2004 г.


Разрядив обойму, Абдуллаев с подельниками выскочили на улицу, остановили ближайшую машину и заставили водителя вывезти их из города. На окраине Махачкалы они высадили шофера, забрали автомобиль и уехали в сторону поселка Талги. Здесь они бросили машину и скрылись в лесу. Организованная за бандитами погоня оказалась безрезультатной.

Еще через неделю, 23 августа, в районе Талги, где скрылись террористы, с помощью радиоуправляемой мины был подорван “Урал” с бойцами махачкалинского ОМОНа. 11 человек получили ранения. Оперативники не сомневались, что теракт напрямую связан с розыском группы Абдуллаева. Информация вскоре подтвердилась.

19 сентября в Талги была проведена крупная спецоперация МВД Дагестана, которой руководил министр внутренних дел республики. В ходе боя пятеро террористов были убиты. Но Рустам Абдуллаев снова скрылся.

— Если бы искать Абдуллаева начали сразу же, как только обнаружили взрывчатку в институте, все было бы по-другому, — уверен сотрудник МВД Дагестана. — Понятно, чем больше времени упущено, тем сложнее нам и легче преступнику. Но год назад ректор Камилов сделал все, чтобы скрыть ЧП в Институте физики. В результате террорист получил полный карт-бланш, а мы — больше десятка трупов.

И еще одна интересная деталь. Коллективное заявление группы ученых Республики Дагестан, в котором перечислялись все факты и подробности, связанные с руководством Института физики, было направлено в Генпрокуратуру РФ сразу после того, как в учреждении нашли глушители к АК и взрывчатку. Генпрокуратура проигнорировала сообщение. Уголовное дело по этому факту не возбуждено до сих пор. Никто из свидетелей не допрошен.

“Почему молчит Генпрокуратура?” — этот вопрос давно стал риторическим. Он ответа не требует — хотя бы потому, что и в Дагестане, и в России знают: ответа все равно не будет.

Но — опять же, и в кавказской республике, и в центре страны — теперь знают и другое. Союз академиков и террористов — крайне взрывоопасная смесь. Почти два десятка трупов — лучшее доказательство дагестанского эксперимента.



Партнеры