Советский Колумб

Женатый кандидат пробил “железный занавес” головой

17 января 2005 в 00:00, просмотров: 282

“Холодная война” давно стала историей, но в России до сих пор можно пересчитать по пальцам выпускников престижных американских вузов. “МК” разыскал первого русского, который поехал штурмовать Гарвард еще в далеких шестидесятых!


Сейчас Виталий Юрьевич Озира сам преподает то, чему учился в США: он профессор программы МВА — учит менеджеров новейшим методам делового администрирования. А в шестидесятых ему даже приевшееся сейчас слово “маркетинг” было в диковинку: в англо-русских словарях оно появилось только несколько лет спустя и трактовалось как... “стратегия обмана покупателя”. Самые простые фразы вводили молодого человека в ступор — партийность для стажировки была важнее, чем язык.

— Итак, как вы все-таки попали в Гарвард?

— В 1965—66 годах в прессе шла активная полемика по поводу необходимости экономической реформы. “Наверху” решили, что нужно отправить нескольких молодых ученых — перенимать опыт. Так получилось, что я был лучшим кандидатом: женатый, с ребенком и диссертацией на нейтральную тему, преподавал политэкономию. Правда, английский у меня был отвратительный. Но это никого не интересовало, в том числе и американцев. Думаю, если бы я блестяще говорил по-английски, это бы их только насторожило.

— И как же вам удавалось учиться?

— Первое время это был просто ад: с утра — лекции в школе бизнеса, потом — ускоренные курсы английского вместе с женами иностранных студентов. А вечером — в лингафонный кабинет. Там я уже вдумчиво слушал то, что было на занятии утром. Меня подстегивали страх и ответственность: я знал, что если не справлюсь с поставленной задачей, меня вышлют из страны, и на карьере дома можно ставить крест.

...Так продолжалось с сентября по ноябрь. Виталий учился по индивидуальной программе (на освоение МВА требуется два года, а стажировку Озире дали только на год). В конце концов языковой барьер был преодолен. Помогли и американские семьи: по пятницам они забирали парня к себе. Там он получал опыт неформального общения и дивился на жизнь “загнивающих” капиталистов: большой дом с бассейном, переносной телевизор, красивая машина...

Однако на первых порах не всем нравилось, что молодой человек из СССР приехал в Гарвард: основным “спонсорам” университета, директорам крупных компаний, было неловко, что советского парня учат бизнесу. Поэтому администрация пошла на хитрость: оформила его как стажера школы наук и искусств.

На занятиях использовалась традиционная гарвардская методика: так называемый “кейс-метод”, когда разбираются конкретные ситуации. Один “кейс” (от англ. case — “дело, случай”) в среднем занимал около 30 страниц. Будущие менеджеры знакомились с ситуацией и предлагали варианты решения проблем. Преподаватель только “дирижировал” дискуссией. Использовали и метод деловой игры, когда стажеры образовывали “фирмы”, выпускали “товары” и боролись с “конкурентами”. Вместе с коллегой из Италии Виталий Юрьевич вышел на второе место по сбыту. Но об этом он узнал уже в аэропорту — его партнер сообщил по телефону “об успехах советско-итальянского предприятия”.

Вернувшись из Гарварда, Виталий оказался чужим для государства: начавшаяся было экономическая реформа была свернута, и американский опыт уже никого не интересовал. Но молодой человек быстро пошел вверх по карьерной лестнице, и в начале восьмидесятых работал в Женеве, в Международной организации труда. Там его сын от второго брака начал ходить в детский сад, уже бойко разговаривая на русском и французском языках. В шесть лет он уже помогал отцу, когда тот забывал слово.

Ежегодно Виталий Озира получает приглашения на встречи выпускников Гарварда — то в Шанхай, то в Лондон.

— К сожалению, я не могу туда ездить. По техническим причинам, — скромно говорит советский Колумб Гарварда.

Понятно: на зарплату преподавателя особенно не разъездишься. Но Виталий Юрьевич не жалуется, со своими проблемами он привык справляться сам.






Партнеры