Мишкина каша

“Прилетели с европейских курортов — а тут, оказывается, кто-то недоволен”

18 января 2005 в 00:00, просмотров: 321

Со льготами получилось как в известном рассказе про Мишкину кашу: положил мальчик крупу в кастрюлю, стал варить — а каша как полезла во все стороны... Правительство молчит, депутаты напуганы. Лишь редкие народные избранники отваживаются обрисовать картину происходящего. Среди них — Михаил ЗАДОРНОВ, независимый депутат, экс-министр финансов.


— В чем дело? Закон плохой, правительство не подготовилось к его реализации или региональные власти виноваты?

— Простого ответа нет. Сама идея о замене льгот денежными выплатами — правильная. Но закон был отвратительно подготовлен правительством, которое находилось в состоянии реорганизации. А ведь монетизация — незначительная, хотя и самая важная часть закона. Более трех тысяч учебных заведений передаются с федерального уровня на региональный и местный, ответственность за детские пособия и зарплаты региональным бюджетникам полностью ложится на регионы, отменяется бесплатный проезд на городском транспорте и льготы по налогу на имущество и землю для военнослужащих — и т.д. и т.п... Я говорил летом: “Правительство и регионы не успеют подготовиться к введению закона в жизнь, проблемы возникнут с 1 января”. Так оно и произошло.

— Можете назвать главные пороки закона?

— Во-первых, он не просчитан. Вместо 11,5 млн. федеральных льготников, о которых говорил летом Михаил Зурабов, их оказалось почти 15 млн. Один этот пример доказывает: правительство, заваривая кашу, не имело достаточной информации.

Второй порок закона — в том, что он пытается решить все проблемы сразу. Это все равно как если бы семья решила одновременно поменять квартиру, сделать ремонт, развестись, отправить ребенка учиться в другой город и поменять гражданство. Нормальные люди так не делают.

Третья беда — деление льготников на федеральных и региональных (труженики тыла, ветераны труда и жертвы политических репрессий). К чему это привело? Компенсации ветеранам труда и труженикам тыла в Кабардино-Балкарии — 87 рублей в месяц, в Чувашии — 93 рубля, в Алтайском крае — 120 рублей. А инвалид первой группы — федеральный льготник, живущий в этом же регионе, получает 1050 рублей, инвалид третьей группы — 350 рублей. Значит, породили конфликт... Но быть федеральным льготником не всегда хорошо. Многие регионы платят “своим” маленькие компенсации, но зато сохранили для них бесплатный проезд в городском транспорте, а для федеральных — нет.

Теперь о воплощении закона в жизнь. Никакой разъяснительной работы с населением не велось — одна пропаганда про счастливых пенсионеров и лапша на уши. Правительство должно было подготовить за 4 месяца около 90 постановлений и распоряжений в развитие закона, но треть не опубликована. А их надо еще довести по вертикали вниз. До Нового года не успели, потом страна “вовремя” устроила себе 10 дней праздников, и многие члены правительства и депутаты провели их за границей. Прилетели с европейских курортов, а тут, оказывается, кто-то чем-то недоволен...

И регионы должны были принять около 200 нормативных документов на своем уровне. Определиться с детскими пособиями, зарплатой, принять на себя новые обязательства и передать федеральному правительству загсы, регистрацию объектов недвижимости, военкоматы... За 4 месяца (закон был опубликован 31 августа) при сегодняшнем организационном и кадровом обеспечении решить эти проблемы невозможно.

— По вашему мнению, на региональных властях вины нет?

— Легко сейчас сделать крайними местные власти, но это будет не совсем справедливо. Большинство затратных полномочий легло на региональные бюджеты, а налоги перераспределили в пользу бюджета федерального. Есть регионы, где 40% бюджета идет на зарплату, 40% — на подготовку к зиме и содержание ЖКХ, и где просто нет денег на компенсации; примерно треть из них — глубоко убыточны. В федеральном бюджете заложено 11 млрд. руб. на оказание помощи регионам со льготными выплатами, но центр может дать лишь 40% от потраченного на компенсации, а остальные 60% местные власти должны искать сами. Кстати, Минфин неофициально рекомендовал губернаторам выплачивать “своим” льготникам не больше 200—300 рублей компенсаций.

— Есть ли данные, сколько регионов не успели принять решения по льготникам?

— По льготникам большинство определилось, но всю цепочку, связанную с лекарственным обеспечением, передачей учебных заведений, не прошел практически никто. Даже в Москве не решен ряд вопросов, связанных с передачей экспериментальных школ Российской академии образования.

— Итак, корень зла — в плохом законе?

— Корень зла — в попытке решить кавалерийским наскоком очень сложную проблему. Это яркий пример неэффективности политической системы: Администрацией Президента принимается неверное решение, и нет никакого механизма корректировки — до тех пор, пока тот, кто решение принял, не ударится лбом в стенку. Нынешняя политическая система не способна работать в режиме обратной связи. Значит, ошибки масштаба Закона о монетизации будут повторяться и дальше — до тех пор, пока не будет реальной оппозиции, реального разделения властей и свободных СМИ, пока разные точки зрения не будут доходить до руководителей государства. Они, видимо, смотрят тот же телевизор, где благостные картинки, и начинают сами верить в то, что видят. А нас еще много чего ждет: реформа здравоохранения, образования, отмена в 2006 году льгот по оплате ЖКХ...

— Пока отвечать придется Михаилу Зурабову?

— Получается так, хотя не он один, а целый ряд людей из правительства и не только доказывали президенту, что все будет о’кей. Сейчас же очевидно нежелание правительства брать на себя ответственность.

— Говорят, что регионы никто не обязывал монетизировать льготы на проезд в городском транспорте, и там, где бесплатный проезд власти оставили, спокойно...

— Идея закона такая: “действующая система социальной помощи плоха — давайте заменим ее на другую”. Но если целью было обеспечить социальное спокойствие, и даже те, кто имел максимальные ресурсы (Красноярский край, Москва), не стали заменять льготы компенсациями, зачем вообще все затевалось?

— Некоторые считают, что через месяц люди отойдут от шока, привыкнут к новой реальности, и все успокоится...

— Чтобы успокоилось, надо что-то делать. Срочно принимать непринятые решения и документы. Оперативно отслеживать ситуацию, анализировать удачные типовые решения и срочно предлагать их регионам. И необходима корректировка закона.

— А не получится так, что закон править не будут, а очаги недовольства в регионах погасят денежными вливаниями из центра?

— Закон будет правиться. А решить проблему только перечислением денег нельзя. Мало заплатить один раз — придется этот уровень финансирования сохранять.

Но есть опасность, что власть пойдет по привычному для нее в последнее время пути. С экранов телевизоров исчезнут рассказы про недовольство населения, скажут, что все проблемы придумали “подстрекатели”, добавят регионам немного денег и по существу делать ничего не будут. Тогда болезни уйдут вглубь, а начавшееся в конце прошлого года падение доверия к властям будет стремительно нарастать.





Партнеры