Вся надежда — на женщину

Так считал Достоевский

3 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 209

На прилавки лег “томъ одиннадцатый” полного собрания сочинений великого писателя и мыслителя. В нем — дневник Достоевского за два года — 1873-й и 1876-й. Откроешь — и уже не оторваться.

На первых страницах останавливает внимание парадоксальное обобщение о наших внутренних эмигрантах. Это состояние отстраненности от живой конкретной России Федор Михайлович увидел даже в Герцене — барине по рождению и привычкам, любившем комфорт и семейный покой.

Поражаешься глубине прозрения Достоевского. Иногда кажется, что читаешь о современной путинской России: “Матери пьют, дети пьют... Отцы разбойничают; бронзовую руку у Ивана Сусанина отпилили и в кабак снесли, а в кабак приняли!” И при таком житейском бардаке нам, то есть государству, “во что бы то ни стало и как можно скорее надо стать великой европейской державой”. Тему о нашем европеизме Достоевский называет грустной. Быть европейской державой нам стоит “гораздо дороже, чем другим европейским державам, а это предурной признак”.

Вероятно, задумывая и осуществляя нелепые прожекты улучшения народной жизни, придумщикам реформы не мешало бы изучить дневниковые записи Достоевского. Но ведь не откроют! А если и прочтут, то сочтут великого мечтателя блаженным. Вот послушайте: “По моему бедному суждению, на просвещение мы должны ежегодно затрачивать по крайней мере столько же, как и на войско, если хотим догнать хоть какую-нибудь из великих держав”.

Век с четвертью пролетел с тех пор, а те же разорительные преобразования, и в итоге “мы подсекаем дерево в самом корню, чтобы достать поскорее плод”.

Еще один нравственный изъян человеческой натуры приводит писателя в недоумение: “Отчего у нас все лгут, все до единого?” Но тут же смягчает свое восклицание: “Женщина меньше лжет, многие даже совсем не лгут, а мужчин почти нет не лгущих”.

Хорошо, что современная женщина меньше верит “мужским идеям”. Мужчины-вожди, мужчины-лидеры сегодня выглядят не лучше, чем в дореволюционное время. Отдавая свое восхищение женщине и ее умению “утолить свою грусть самоотвержением и любовью”, Достоевский вдохновляется: “...в ней заключена наша огромная надежда”.

В томе почти 800 страниц. И дневники, и статьи Достоевского снабжены подробным научным комментарием. “МК” выступает информационным спонсором этого событийного издания.





Партнеры