Москва глазам не верит

Репортер “МК” выяснил, почему с улиц никак не исчезают сугробы

4 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 269

В последние дни у москвичей стало плохо либо со слухом, либо со зрением. Точнее — одни органы чувств категорически не соглашались с другими. Верить надо было либо заявлениям коммунальщиков, либо своим глазам. Первые уверяли, что со снежной напастью в Москве успешно боролись день и ночь тысячи дворников плюс 14 тысяч единиц техники. Вторые тем временем фиксировали сугробы и заносы по всему городу.

Совместить и то и другое в одном мозгу попробовал репортер “МК”, проследив всю цепочку уборки снега — от простого дворника до сложной снегоплавильной камеры.


Мы стартовали с улицы Костикова — и сразу редакционная машина попала в Антарктику. Вместо тысяч единиц снегоуборочной техники — машины, превратившиеся в сугробы. С превеликим трудом по обрамленным снежными завалами дорогам мы добрались до улицы Шеногина, где находится гордость мэрии — одна из 29 московских снеготаялок.

В очереди к ее воротам выстроились несколько десятков грузовиков, и двигалась очередь со скоростью черепахи. А водитель самосвала Евгений тут же раскрыл нам первую покрытую снегом тайну городского хозяйства:

— Мы вывозили бы куда больше снега, но приедешь сюда — и минимум на час застрянешь. В эти дни даже два часа в очереди у снеготаялки простоять — обычное дело. Успеваем за смену сделать в лучшем случае 3—4 ездки. А бывает, что и вообще две. Вот и лежат сугробы по всей Москве.

К словам Евгения присоединяются другие водилы.

— Напор горячей воды там, что ли, слабый? Мы тоже за рулем ездим и понимаем, как мучаются водители, но помочь им ничем не можем.

На самой снеготаялке дежурный диспетчер Андрей смотрит в какие-то бумаги и раскрывает свою “снежную тайну”.

— Ну да, такой уж нынче снег выпал. Мы-то с нормативами справляемся — вот, по документам за прошлые сутки мы приняли 923 машины. Мало? Я считаю, что главный враг московских водителей — они сами. Паркуются неправильно, а снегоуборочные комбайны не могут работать.

Уходя со снегоплавильного пункта, считаем машины в очереди — 49 штук. На одну по 3 минуты. Это значит, что каждая ждет по 150 минут. Водители, конечно, сами виноваты, и все же...

На Большой Филевской улице видим застывший у тротуара снегоуборочный комбайн. Его “пилот” Михаил отрешенно покуривает в кабине.

— Отдыхаем? — спрашиваю я. — А между прочим, город стоит!

— Как же, отдохнешь тут... У меня смена — сутки, и большую их часть я стою. Только что загрузил последнюю машину, а следующую дождусь минут через 40. И так — каждый день. И ночью так. После полуночи на снеготаялки самая очередь. Я считаю, главная проблема — то, что в Москве их мало. Или рассчитаны они неправильно...

Игорь — дорожный рабочий. Вместе с коллегами он очищает от снега остановки. Говорит, что поделать с завалами ничего нельзя. Работают с 6 утра до 3 дня и успевают в среднем за смену расчистить 6 остановок.

— Больше ну никак не получится. И так пар от нас идет, как от чайника.

Тем же путем возвращаемся в редакцию. Вокруг — по-прежнему Чукотка. Или Аляска. Ни дворников, ни снегоуборочных машин. Пешеходы резво обгоняют автомобили.

Утром следующего дня беседую с дворником, колющим лед у станции метро “Петровская-Разумовская”. Работяга азартно орудует ломом — аж шапка на нем подпрыгивает.

— А где же средства малой механизации? Вот я по телевизору слышал...

— Вот мои средства — лом да лопата.

Все окрестные дворники — я проверил — вооружены точно так же.

— Может, мини-тракторы дачные участки у чиновников чистят? — предполагают дворники.

Трудно сказать. Но все же Коровинское и Дмитровское шоссе за ночь со среды на четверг как-то расчистили. Коммунальные чиновники на каждой пресс-конференции жалуются на то, что им мешают неправильно припаркованные машины. Но тут какая-то неувязочка. Или “снежная тайна” №3.

К примеру, на Коровинском и на Дмитровском неправильно припаркованных машин почти нет. Тем не менее снег не убран, а просто сдвинут к обочине. Завалы забирают у машин минимум полосу. Отсюда — перманентная пробка. Но спрессованные за время снегопада сугробы убирать никто не торопится.

Только в центре, на улице 1905 года, сразу замечаю работающий снегоуборочный комбайн — в ЦАО на самом деле гораздо чище, чем в других округах. Еще бы — здесь ездит на работу весь аппарат мэрии и правительства. И “средства малой механизации” налицо.

Вообще, объехав весь город, приходишь к одному выводу: снег убирается в Москве по принципу “чем ближе к органам власти, тем лучше”. Прекрасно вылизаны территории у префектур, а вокруг — Северный полюс.

В конце — вернемся к началу. То, что снеготаялок в Москве крайне недостает, подтвердил сам начальник Департамента жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства города Николай Павлов. По его словам, в ближайшее время в городе планируется открыть еще 12 пунктов. Но при этом чиновник заявил: “Все места на городских коллекторах, где можно было бы оборудовать крупные снегоплавильные камеры, уже заняты, и теперь мы решили создавать мини-камеры, которые надо удобно расположить в черте микрорайонов”.

Интересно: если 29 крупных плавилок в снегопад не справляются, спасут ли Москву еще 12 маленьких? Ну очень большой вопрос.






Партнеры