Без царя в голове

На уличные митинги выходят по разнарядке

14 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 245

В субботу каждый москвич и житель области мог выбрать на свой вкус любой из трех предложенных митингов. На Калужской площади восстали коммунисты. На Пушкинской — “Яблоко”, профсоюзы и глазьевское движение “За достойную жизнь!”. Но в этой сложной политтехнологической игре победила все же власть: партия “Единая Россия”, напрягая весь свой админресурс, вывела в поддержку президента Путина на Тверскую улицу около 30000 человек.

Митинг в поддержку Путина начался по всем законам режиссуры театрализованных массовых зрелищ. Начало Тверской напоминало декорации к фильму об оккупации: через каждые три метра стояли милиционеры, военнослужащие с собаками и народные дружинники. Милиция никого не пропускала в многочисленные бутики и рестораны. Иностранцам, следующим в гостиницы, следовало предъявить документы. Между тем со стороны Белорусского вокзала с флагами “Единой России” и ободряющими власть лозунгами на Кремль двигалась внушительная толпа.

По оценкам столичного ГУВД, в шествии принимало участие около 30000 человек (к вечеру госканалы рапортовали уже о 40000). Центристы шли с триколорами и плакатами “Руки прочь от президента!”, “Вечное царство тебе, Владимир Владимирович!”, но были и вовсе экзотические утверждения: “Путин — ось Вселенной”. Среди любителей президента оказалось очень много студентов и людей среднего возраста и достатка. Однако редко в их глазах читалось удовольствие от происходящего: десятки людей признались “МК”, что их сюда заставили приехать по разнарядке или вообще привезли на автобусе от вуза или окружного штаба “Единой России”. “Около Белорусского вокзала, во дворах, есть отстойники, где сейчас стоят сотни автобусов, — это из Подмосковья народ привезли, а мы, несчастные, пришли на своих двоих, потому что у нас мотивация посильнее будет. Нам зачет проставят и пообещали, что закроют глаза на пропуски”, — говорит сонный студент 2-го курса Бауманки Андрей. Ему вторят друзья-одногруппники: “Здесь тысячи студентов из МГТУ им. Баумана, РУДН и МГУ, ведь ректоры этих вузов — члены партии “Единая Россия”.

Лидия Андреевна — сотрудник управы одного из округов Москвы — сообщила “МК”: “Пришла такая своеобразная, то ли грозящая, то ли молящая разнарядка из префектуры: срочно собрать в субботу 200 человек. Ой, что мы только ни делали! Вон некоторые аж мужей с детьми взяли, тоже в семейно-приказном порядке. Нам привезли жилетики и флаги “Единой России”, но автобус не выделили, хотя обещали. Говорят, они положены только жителям Подмосковья...” Многотысячная толпа, без выступлений политиков и скандирований, дошла до Манежной площади..

Зато на митинге КПРФ были и выступления, и скандирования в одном флаконе. “Мы должны взять власть в свои руки и эту контру задушить голыми руками!” — страшным голосом кричал Виктор Анпилов. Чем-то он неуловимо напоминал другого душителя — Шарикова, который, как известно, плохо кончил, хотя и специализировался только на кошках. Анпилов же “протянул руки” не к беззащитным тварям, а к правительству и “Единой России”. Непонятным, правда, осталось, какую участь лидер “Трудовой России” уготовал Путину. Но, видимо, не самую хорошую. “Кто за то, чтобы поручить Комитету народного спасения, о котором говорил Зюганов, начать подготовку к осаде Кремля 9 мая?” — спросил Анпилов. “За” оказалось большинство.

По сравнению с другими митингами компартии этот, пожалуй, был самым многочисленным по количеству лозунгов против президента. Особенно бросался в глаза такой: “Путина бояться — в сортир не ходить!”. Если бы плакат не держал пожилой человек, можно было бы подумать, что это отвечают Путину боевики...

Призывы к революции, уже звучавшие на прошлом митинге КПРФ пару недель назад, были озвучены вновь. Депутат Илюхин изъявил желание “сделать февраль 2005-го ноябрем 1917-го”. Юный нацбол скандировал: “Ре-во-лю-ция!” В тот момент, когда крик подхватила толпа, Зюганову вдруг срочно понадобилось позвонить по телефону, и он удалился за спины товарищей. А вот зампред ЦК Кашин поступил хитрее: из толпы наверняка казалось, что он кричит вместе со всеми, но журналистам было хорошо видно, что товарищ Кашин не кричит. И даже не шепчет. А просто открывает рот.

Меж тем юрист КПРФ Вадим Соловьев пекся о судьбе нацболов и юных коммунистов: раздавал памятки о “правах лиц, задержанных за административные правонарушения”. Возможно, эта бумага кому-то и помогла, но уж точно не члену АКМ Роману Хрящевскому. Когда он и его товарищи попытались после митинга перекрыть Якиманку, вмешался ОМОН. В результате у Хрящевского оказалась разбита голова, и он попал в больницу. А ведь буквально за час до инцидента один из представителей АКМ говорил “МК”: “Омоновцы стали нас жалеть. Теперь, когда задерживают, не кладут на пол машины и не ходят по нам. Так, пару раз ударят дубинками по голове”...

Ближе к вечеру Пушкинскую площадь наводнили около 700 активистов молодежного “Яблока”, правозащитники, лидеры профсоюзов. Молодые партийцы планировали установить на грузовике бутафорскую виселицу — как символ путинского режима. Но внезапно один шустрый милиционер забрался на машину, втихаря выкрал виселицу и под всеобщий хохот толпы стремительно убежал не оглядываясь.





Партнеры