Камелия в китайском соусе

“Современник” отдал сцену молодым

25 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 302

Полусфера из десяти огромных зеркал отражает груду мебели, упакованную в чехлы. Именно так встречает зрителей сегодня основная сцена “Современника”, в котором словно вытащили запыленную “Подлинную историю М.Готье по прозвищу “дама с камелиями” из века XIX и зарядили энергией молодых актеров века XXI.


Премьера спектакля Юрия Еремина еще раз доказала: нет ничего моднее и современнее, чем хорошо забытое старое. Как известно, роман младшего Дюма был автобиографичен, а главная героиня списана с парижской куртизанки Мари Дюплесси, роман с которой у двадцатилетнего юноши зародился именно в театре. Неземная красавица любила окружать себя роскошью и цветами, вместо терпкого аромата роз предпочитая нейтральные камелии. Она украшала ими свое платье, покупая в месяц двадцать пять белых камелий и всего пять красных. Таким невинным образом барышня давала знать кавалерам, в какие дни ее можно “навестить”, а в какие — проблематично. Цветочки эти вышли юноше не по карману, и он вынужден был порвать отношения, а спустя два года девушка догорела от чахотки. Узнав о смерти, Дюма перенес историю на бумагу, несколько облагородив сюжет. В романе добросердечная кокотка во имя любви отказывается от светской роскоши, а затем и от чувства — связь мешает выгодной партии сестры ее любовника. Возвращение к прежней жизни подтачивает здоровье куртизанки, ухажер же узнает о жертвенном обмане любимой слишком поздно, но успевает заключить ее в объятия непосредственно на смертном одре. Сценический сюжет в “Современнике” несколько модернизирован. Действию придан восточный колорит, благо что, по воспоминаниям Дюма-сына, “она была высокой, очень стройной, черноволосой, с маленькой головкой и удлиненными глазами, которые делали ее лицо похожим на фарфоровую статуэтку японки”. Аукционист-конферансье (Александр Кахун), распродающий убранство будуара покойной кокотки, с помощью зеркал позволяет зрителям прямо с торгов совершить экскурс в историю Дамы с камелиями. Третья находка — дебют на сцене вчерашних выпускников театральных вузов, сверстников своих героев. В их игре есть некая детальная и эмоциональная, в силу возраста, достоверность. Костюмы Виктории Севрюковой уводят в эпоху декаданса, а стилизованные кимоно героини заставят умереть от зависти ведущих японских кутюрье.

В грандиозной декорации Валерия Фомина в сверкающих гранях отражается вся жизнь Маргариты. Роскошь буквально кружит голову. Кровать и ломберный столик, несколько японских статуэток, маленькое инкрустированное фортепиано и граммофон. Вокруг и в унисон вальсируют с эффектными “выпадами” и поддержками (пластика — Илзе Лиепа, танцы — Татьяна Борисова) охотники до “белых” цветов. А эффектные кусты с камелиями к концу первого акта зрительно превращают сцену в сад с лужайкой, куда и удаляются юные голубки, натянув нос всем богатым ухажерам. Голубка по жизни разорила довольно графов и виконтов, но сердцу не прикажешь — алчет оно настоящей и чистой любви...

Партия главной героини досталась молодой представительнице театральной династии — Клавдии Коршуновой. Хороший старт — ведь этой ролью ранее отметились Сара Бернар и Грета Гарбо. Планка невыразимо высока, но актриса вполне справляется с непростой жизнью своей двадцатитрехлетней героини. И в финале, преобразившись в японскую статуэтку с разноцветными камелиями в руках, обмякает под грузом болезни, получая бешеные аплодисменты зала. Обаянием и искренностью молодости блещут и восторженный Арман Дюваль (Антон Хабаров), и кокетка Прюданс, подруга Готье (Дарья Белоусова), и музыкальный Гастон (Олег Феоктистов).

Комично и актуально обыгрываются сцены романтических свиданий: за пылкими поцелуями на импровизированном ложе наблюдают в бинокли “зрители” — работники аукциона. Вероятно, сие можно рассматривать как иронию над популярной нынче сексуально-театральной тематикой. Необычайно зрелищная постановка буквально воспламеняет зал — и все стараниями своих создателей. Включить в репертуар спектакль, почти полностью построенный на игре молодых, определенный риск, но дело благородное и благодарное. В конце концов, автор романа тоже был горячим хлопцем…




    Партнеры