Скандал в балетном мире

Майя Плисецкая намерена судиться с Гедиминасом Тарандой

26 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 685

Как стало известно “МК”, великая балерина собирается подавать в суд на артистического директора некоммерческого фонда “Имперский русский балет” (кстати, сама Майя Михайловна до недавнего времени была почетным президентом фонда) Гедиминаса Таранду.

Еще совсем недавно этот союз существовал под знаком мира и любви. Так, четыре года назад легендарная балерина дала право Таранде и его “Имперскому русскому балету” использовать на безвозмездной основе бренд “Майя Плисецкая”. А это — имя, фамилия, отчество, полиграфически исполненный автограф, ее фото и художественные изображения на полиграфической и сувенирной продукции. Все это, согласно все тому же договору, может появляться и на художественной упаковке продуктов питания, косметических, парфюмерных и других товаров, выпускаемых под маркой “Имперский русский балет”. Так, на прилавках появились шоколадные конфеты “Майя Плисецкая”. Тем не менее ожидаемую от коммерческой деятельности прибыль от другой продукции собирались вливать в популяризацию русского балета: в балетные школы, студии, труппы и в постановки. И все, казалось бы, шло хорошо, но в конце 2004 года совершенно неожиданно для себя Майя Михайловна обнаружила в продаже антиварикозный гель-бальзам для ног под собственным именем. Гель украшал портрет балерины, а под аннотацией по применению стоял ее автограф.

Увидев сей продукт, Плисецкая пришла в ужас. Никаких разрешений третьей стороне эксплуатировать свой бренд и делать на нем деньги Майя Михайловна не давала, поэтому решила бороться за свое имя. Попытки разрешить конфликт мирным путем не увенчались успехом — переговорный процесс зашел в тупик, и, по всей видимости, на следующей неделе Плисецкая обратится в суд.

Пока же Плисецкая выступила с заявлением, аннулирующим данное ею в 2000 году разрешение на использование своего бренда. Балерина категорична: “Настоящим заявлением я официально уведомляю о категорическом запрещении осуществления начиная с 30 ноября 2004 года каких-либо действий, направленных на продолжение изготовления и распространения антиварикозного крема для вен, как причиняющих ущерб моей репутации, а также причиняющих мне физические и нравственные страдания. В связи с изложенным я требую предоставления всех документов, связанных с выдачей разрешения на использование моего образа и моего имени. В противном случае я буду вынуждена обратиться в правоохранительные органы”.

А какова реакция Гедиминаса Таранды? Мы связались с ним по телефону — на момент подписания номера Таранда находился с “Имперским балетом” на гастролях в Харькове.

— Гедиминас Леонович, вам известно, что Майя Михайловна собирается на вас подавать в суд?

— Какой суд? Я не понимаю, что происходит: у нас идут переговоры, мы стараемся прийти к общему решению — и вдруг суд. Ведь она сама дала нам разрешение использовать на безвозмездной основе свое имя, фотоизображение, автограф и т.д. Не только на афишах и буклетах, но и на коммерческих товарах. Что сейчас произошло с ней, я не знаю. Мы много работали вместе, я выступал как режиссер-постановщик ее концертов, а что касается прибыли от коммерческой деятельности, то она шла на балетные нужды. На деньги, полученные от антиварикозного крема-бальзама, был закуплен реквизит для балета “Лебединое озеро”, и Майе Михайловне этот реквизит понравился.

— А вы согласовывали с Плисецкой выпуск антиварикозного крема-бальзама?

— А как же! Мы все согласовывали, до этого выпускали конфеты — и тоже согласовывали. Сейчас Майя Михайловна говорит, что она об этом не помнит. Тогда я предложил ей поменять что-то в упаковке, в названии, сделать все так, как она считает нужным, но Майя Михайловна отказывается. Отказывается она и встречаться со мной.

— Если дело все же дойдет до суда, то каковы будут ваши действия?

— Хотелось бы, чтобы никакого суда не было и все решилось мирно, но если уж придется судиться, то буду отстаивать честь и достоинство своего театра.




Партнеры