Глава МЧС России в "MK"

Стенограмма пресс-конференции в «МК»

28 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 242

.


08.02.2005 г., 15.00


Ведущий — Павел Николаевич Гусев — главный редактор газеты «Московский комсомолец».


П.Н.Гусев: Уважаемые коллеги! Сегодня мы проводим пресс-конференцию с участием Министра МЧС России Сергея Кужугетовича Шойгу. Вот уже многие годы он пользуется заслуженным авторитетом как среди своих коллег, так и простых жителей нашей страны. Наша газета наряду с другими средствами массовой информации относится с огромным уважением и к Сергею Кужугетовичу, и к его ведомству.


С.К.Шойгу: Тема нашего сегодняшнего разговора, безусловно, не обо мне, а о работе Министерства. Прежде всего о том, как мы работали в ушедшем году, и каковы прогнозы на 2005 год. Что касается нашей деятельности в прошлом году, то многое из того, что планировалось, удалось осуществить, решение некоторых вопросов будет продолжено в этом году.

Среди главных итогов прошедшего года надо отметить, что впервые за 10 лет нам удалось сократить количество погибших при пожарах и снизить количество самих пожаров. К снижению числа пожаров я отношусь довольно скептически, потому что статистика количества пожаров — вещь регулируемая, как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения. Поэтому, к этим статистическим цифрам можно относиться по-разному. А что касается количества погибших и пострадавших, то здесь, действительно, наметилась тенденция на существенное сокращение.

Весной прошлого года нам удалось провести ряд важных превентивных мероприятий по предотвращению паводков. Хотя затраты министерства были большими, они все же несравнимы с тем, что могло бы быть затрачено в случае возникновения этих наводнений. Мы начали применять новые технологии: уже с этого года начнет работать уникальная машина — вертолет-минный раскладчик взрывчатки (сейчас по большей части для разрушения льда мы используем противотанковые мины).

Раньше, не скрою, эта работа была крайне опасна, так как на борту могло находиться до тонны взрывчатки, и ее надо было раскладывать, пролетая надо льдом. Сейчас эту опасную часть работы удалось сократить до минимума.

Практически завершено создание центров мониторинга и прогнозирования по всей стране. Они успешно функционируют в 82 субъектах Российской Федерации, а также в 6 региональных центрах МЧС России. Головной центр находится в Москве — это Центр мониторинга и прогнозирования «Антистихия».

Что ожидает нас в этом году? Безусловно, существенные изменения в наш прогноз будут внесены в связи с событиями в Юго-Восточной Азии. Вы и сами можете наблюдать, что во всем мире происходят довольно серьезные изменения климата. Там, где никогда не видели снега, идет снег, там, где никогда не было тепло в январе, температура доходит до +12 градусов. Нас настораживает тот факт, что в некоторых местах скопилось большое количество снега. В отдельных регионах количество снега превышает средний показатель в 2-2,5 раза. Сейчас, совместно с Росгидрометом и Российской Академией Наук, мы ведем работу по составлению прогноза на весенний период. Здесь имеется ряд существенных проблем. В основном они связаны с тем, что у нас в стране по-прежнему существуют порядка 540 бесхозных гидротехнических сооружений. За их устойчивостью и надежностью практически никто не следит. При таком скоплении влаги и аккумулировании воды, возможно разрушение этих объектов, и, как следствие, затопление больших территорий. В частности, такая ситуация возможна на Юге страны, на Дальнем Востоке, в Амурской области, Хабаровском крае и Приморье.

Если говорить о сейсмообстановке на территории нашей страны, то Вы знаете о том, что МЧС России, Российская Академия наук и Росгидромет подготовили большой доклад по ситуации с сетью сейсмонаблюдения и системой предупреждения цунами в Российской Федерации.

Надо отметить, что эта система способна в течение 10-15 минут после события предупредить о цунами. Уже в этом году предполагается внести серьезные изменения в систему программного обеспечения и технического оснащения станций. С учетом развития систем связи будет пересмотрен подход и в этом вопросе. Среди цунамиопасных районов на территории Российской Федерации стоит выделить Курильскую гряду, Камчатку и часть острова Сахалин. Это так называемая первая линия. Вторая линия уходит уже в глубь России и находится за Татарским проливом. Вся сеть датчиков и станций предупреждения цунами находится именно в этом районе.

В этом году начнет работать первая группа из 4-х самолетов Бе-200. Вы знаете, что это не только наша гордость, но и гордость страны. Мы немножко опоздали с введением этой машины, хотя может быть и не совсем правильно говорить "опоздали", потому что на рынке технологий борьбы с катастрофами идет очень бурное развитие, и подобный самолет сегодня уже делают в Японии. Нам, конечно, предстоит довольно жесткая конкуренция.

Но в этом году мы будем активно использовать самолеты Бе-200 на площадных пожарах — ведь, судя по прогнозу, нас ожидает довольно засушливое лето. Если говорить о техногенных катастрофах, то их мы прогнозируем на уровне прошлого года. И это связано с тем, что за прошедшие годы были приняты серьезные меры по предупреждению таких видов катастроф.


Вопрос журналиста: В 2001 году вы сделали долгосрочный прогноз в отношении возможных катаклизмов и землетрясений в России. В частности, ваше министерство спрогнозировало землетрясения силой до 8 баллов на территории России. Опять-таки, вы упомянули в своем прогнозе Камчатку. Хотелось бы прояснить, что стоит ожидать в этом году?


С.К.Шойгу: Этот прогноз сохраняется и на ближайшие 10 лет. Вы просто упустили одно слово — это среднесрочный прогноз, потому что, к сожалению, ни у одной службы в мире нет методик составления краткосрочного прогноза возникновения землетрясений. Пока еще наука не достигла таких высот. Есть такое понятие «зона покоя»: чем дольше там покой, тем сильнее возможный катаклизм.


Вопрос журналиста: Для Москвы какой-то прогноз можно сделать, как для мегаполиса? И в отношении пожаров в Московской области...


С.К.Шойгу: Вы знаете, я сказал про засушливое лето. По торфяникам, что касается Московской области, могу сказать, что в прошлом и позапрошлом году Московская область вложила в мероприятия по их тушению и предупреждению очень большие средства. Плюс мы тоже вложили. В этом году мы начинаем подготовку с мая. МЧС России и Министерство природных ресурсов ведет довольно активное сотрудничество по патрулированию лесных зон и раннему предупреждению пожаров. Что касается Москвы, то сегодня наша готовность лучше, чем 5-10 лет назад.


П.Н.Гусев: А к тушению пожаров в высотных домах подразделения МЧС тоже готовы?


С.К.Шойгу: Не так давно была предпринята попытка внести изменения в законодательство и убрать надзорные функции нашего Министерства при осуществлении градостроительства. Сказали, что хорошо сделать «одно окно», чтобы через него получать разрешения на все, но вас там не должно быть. Вы должны приходить тогда, когда уже все построено. Пришли, посмотрели, все соответствует, пожали крепко руку. А на стадии проектирования, на стадии принятия решения о строительстве, нас, вроде как, быть не должно. Мы считаем такую позицию неправильной. Сегодня ряд научно-исследовательских институтов ведет активную работу по созданию технологий тушения пожаров и спасения людей в высотных зданиях. Пока могу с уверенностью сказать, что абсолютно идеальной технологии и безопасных высотных зданий нет ни у нас, ни за рубежом.


Вопрос журналиста: В Московской области действует, наверное, один из самых крупных полигонов МЧС. Не могли бы вы дать оценку деятельности этого полигона и его руководителя - Башкирцева?


С.К.Шойгу: Башкирцев работает у нас достаточно давно, он очень эффективный руководитель и энергичный человек. В Ногинске действует не только один из лучших полигонов, но и спасательный центр. По оценке заместителя Генерального секретаря НАТО, это лучший полигон в Европе на сегодняшний день, потому что там есть все, там смоделированы все виды катастроф: техногенные и природные завалы, авария поезда, самолета и вертолета, полуразрушенное предприятие, в общем полный набор. После трагических событий в японском метрополитене там была построена модель станции метро для отработки технологий по спасению людей под землей.


П.Н.Гусев: По единому телефону спасения, что сейчас предвидится? Говорят, что планируется введение единого номера?


С.К.Шойгу: Да, в конечном итоге мы должны прийти к тому, чтобы на всей

территории страны функционировал единый номер, который бы объединил

милицию, службу скорой медицинской помощи и спасательные службы МЧС России. Но ведь за 15 лет существования Министерства в его состав

были переданы Государственный комитет по ликвидации последствий Чернобыльской АЭС, Комитет по подводным работам особого назначения, войска гражданской обороны и Государственная противопожарная служба, каждая служба имела свой телефон. В каждом субъекте у спасателей был свой телефонный номер. Сейчас на всей территории Российской Федерации успешно функционирует телефон единой дежурно-диспетчерской службы «01». Но здесь возникает ряд проблем. К сожалению, набрать этот номер с мобильного телефона невозможно. А сегодня у нас в стране около 30 млн. пользователей мобильной связи. Поэтому я считаю абсолютно правильным переход на единый телефон «112». Это очень большая и довольно дорогостоящая работа. Планируется, что она будет завершена к 2008-2009 году.


Вопрос журналиста: Как вы оцениваете работу российских спасателей по ликвидации последствий стихийного бедствия в Юго-Восточной Азии?


С.К.Шойгу: Всегда очень трудно оценивать собственную работу. На мой взгляд, спасатели работали на высоком профессиональном уровне. Особо хочется отметить блестящую работу медиков. Наш госпиталь работал в Турции, Греции, Косово, Боснии и других регионах. Разные были ситуации. В Республике Шри-Ланка врачами аэромобильного госпиталя отряда «Центроспас» МЧС России была оказана помощь более 3,5 тысячам пострадавших, в том числе 1 тыс. детей.


Вопрос журналиста: Вы не могли бы поподробнее рассказать о том, как проходит подготовка спасателей?


С.К.Шойгу: Давайте сделаем проще. Вас и ваших коллег я просто приглашаю в наш центр подготовки спасателей. Хотя, уверен, что большинство сидящих здесь были на этом полигоне. Мы там довольно регулярно проводим учения и показ новой техники.


П.Н.Гусев: В фильмах об американских спасателях и спасателях других стран можно увидеть, что там используется много малой вертолетной техники, а не большой. Как в этом плане у МЧС России?


С.К.Шойгу: Нас довольно много критиковали, когда мы приобрели импортные вертолеты БО-105 и БК-117. Однако параллельно с этим совместно с КБ имени Камова мы начали разрабатывать вертолет, который должен прийти на смену МИ-2 и КА-126. В результате появился вертолет КА-226. Вместе с этим отрабатывались технологии работы по спасению людей в мегаполисах. В Москве, например, появились посадочные площадки в медицинских учреждениях для экстренной доставки пострадавших. В условиях постоянной загруженности основных столичных магистралей это очень важно. Сегодня такая схема работает весьма эффективно. Что такое на сегодня наш вертолетный парк? Это, как я сказал, Бо-105, и БК-117 - малая авиация. С учетом того, что завершены испытания и пройдена сертификация вертолета КА-226, в этом году мы предполагаем закупить для нужд Министерства и эту модель. Вертолеты МИ-26, тяжелые вертолеты в основном задействованы при тушении пожаров. В составе вертолетного парка МЧС России есть МИ-8, и НТВ-2, и НТВ-5, и МИ-17 и К-32.


Вопрос журналиста: Что вы думаете по поводу недоверия правительству некоторых партий, в том числе и КПРФ?


С.К.Шойгу: Тут существует два момента. Первое — надо отдать должное и Правительству Российской Федерации, и фракции «Единая Россия», потому что рано или поздно, но реформу пришлось бы проводить. Реализация принятых законов требует повышенной точности исполнения и, может быть, предвидения негативных явлений, которые могут быть. Я абсолютно уверен в том, что КПРФ и другие партии просто активно пользуются моментом, что для них традиционно. Это первая часть.

Вторая часть. Те ошибки, которые допущены, безусловно, надо исправлять. И исправлять чем быстрее, тем лучше, потому что здесь затронуты интересы

большого количества простых людей. Исправление ошибок в любом деле обходится гораздо дороже, нежели их предупреждение. Здесь нужна очень активная работа. Вы видите, что по стране прокатилась волна протестов. Но я думаю, что депутатов избирали для того, чтобы они вносили поправки в законы, добивались выполнения своих требований и защиты интересов своих избирателей.


Вопрос журналиста: Недавно Кандолиза Райс встречалась с Лавровым. И там прозвучало, что Россия имеет хорошие перспективы сотрудничества по совместному предупреждению чрезвычайных ситуаций мирового масштаба. В чем может заключаться это сотрудничество?


С.К.Шойгу: Еще 6 лет назад мы выступили с инициативой создания Всемирного Центра борьбы с катастрофами. Мы говорили о том, как он должен выглядеть и о том, что его создание не потребует серьезных финансовых вложений. Для этого надо взять лучшие технологии и лучших специалистов из разных государств, пусть они продолжают работать в своей стране. При этом должна быть создана единая база данных. Тогда были разные мнения и подходы, но основной оппонент здесь был один - ООН, утверждавшая, что у них все это есть. Мы на практике все время пытались показать, что существующий механизм реагирования на ЧС не самый эффективный. Его надо либо менять, либо создавать что-то новое. То же самое начали делать в Европе вместе с нашими коллегами из Германии, Франции, Швейцарии, сейчас подключилась Норвегия. То, что касается того разговора, который был между Кандолизой Райс и нашим Министром иностранных дел, то как раз после событий в Юго-Восточной Азии, пришло понимание, что надо менять систему и гуманитарного реагирования, и участия спасательных формирований. Потому что высадить 15 тыс. морских пехотинцев без оборудования и инструментов в Юго-Восточную Азию... Ну, наверное, они там помогали в чем-то, но там нужна профессиональная помощь и поддержка. Для этого нужны и резервы медикаментов, и резервы продовольствия, нужны резервы питьевой воды, станции фильтрации воды.

А каждый везет то, что он считает возможным и нужным, а должен быть общий единый алгоритм. Поэтому думаю, что сейчас мы как никогда близки к созданию именно такого центра борьбы с катастрофами.


Вопрос журналиста: В прошлом году в Московской области произошел небольшой конфликт по поводу открытия торгового комплекса. Камнем преткновения этого комплекса в Химках стал газопровод высокого давления. Комплекс открыли. На ваш взгляд, нахождение такой газовой магистрали на территории торгового комплекса - это действительно опасно или же нет?


С.К.Шойгу: Вы знаете, вы пытаетесь погрузить меня в борьбу между МЕГАми и АШАНами. Там работали специалисты, и они сделали заключение: возможно это или невозможно. Я не сторонник рассуждений на серьезные темы на пальцах. Если говорить о газопроводах высокого давления, я могу вам перечислить с десяток газопроводов, и не только газопроводов, а более опасных объектов, которые проходят в городах и по территории нашей страны. Нас все время пытаются втянуть вот в такие, на мой взгляд, не очень чистые дела. Связано это именно с конкуренцией.


П.Н.Гусев: В прошлом году, в частности, в Беслане погибли и ваши люди, при спасении детей, пострадавших. Как сейчас у вас работает психологическая служба, реабилитационная служба? Имеются ли у вас сейчас проблемы с набором новых членов вашей команды, спасателей? Потому что мы знаем, что проблемы набора в российскую армию существуют, в милицию существуют. Как у вас с набором новых сотрудников? И с работой с теми, кто побывал в самых сложных точках, местах катастроф и так далее?


С.К.Шойгу: При нашем Министерстве создан Центр экстренной и психологической помощи. У нас работают психологи центра Медицины катастроф. Мы создали психологическую службу в нашем центре экстренной медицины. В этом году мы предполагаем создать подобные службы во всех регионах нашей страны, точнее, в федеральных округах.

Что касается проблемы набора специалистов, то на сегодняшний момент ее не существует. По-прежнему очень высокий конкурс в наши учебные заведения, и в частности, в центр подготовки спасателей. Особой проблемы мы здесь не видим. По крайней мере, по части реализации 122-го закона, мы постарались сделать все, чтобы наши люди были максимально защищены. Спектр различных мер здесь достаточно широк: были закуплены дополнительные автобусы для перевозки преподавателей и студентов, проездные билеты ведомственные на железную дорогу. В первую очередь мы обеспечили проездными билетами инспекторов Госпожнадзора. Представьте себе, что человек, который должен проинспектировать порядка 15 объектов в разных концах города, мы ему на это даем 300 рублей — "будь счастлив и выполняй свою работу" — так быть не должно. Он выполняет задачи, которые перед ним поставлены.


Вопрос журналиста: В рамках реформирования МЧС, которое проходило в прошлом году, у местной власти в регионах появилась возможность создавать свои управления и органы, которые также будут заниматься вопросами предупреждения чрезвычайных ситуаций, но на своем территориальном уровне. Не возникнет ли каких-то затруднений в вашей работе в связи с тем, что помимо структуры МЧС, которая действует во всех регионах, в этих регионах будут работать какие-то местные службы?


С.К.Шойгу: Ну, это уже было, но люди понимают, что два параллельных органа именно в управлении. Получается что спасатели и пожарные одни, а вот управлять ими должны и те, и другие. Но мы нашли общий язык со всеми субъектами. Существует сложная схема перехода к новым условиям работы, которая нам не позволила многого сделать в прошлом году, потому что у нас были планов громадье, как всегда. И мы очень много потратили сил и энергии, как раз на реализацию этих статей закона, чтобы не появились параллельные органы, чтобы был единый орган управления, для того, чтобы сократить затраты на содержание наших частей. Мы сократили центральный аппарат на 25%. Мы реализовали то, о чем сами просили Президента - сократить центральный аппарат на 50% и повысить заработную плату в 2 раза, мы это сделали. Мы сократили количество департаментов, количество управлений. Однако есть черта, за которую перешагивать уже не надо. Нельзя потерять управляемость этой большой машиной, она должна управляться эффективно. Сокращение ради сокращения быть не должно.

Спасибо.




Партнеры