Лечение Mоцартом

“От астмы помогает флейта”

28 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 262

В свое время в стране был бум музыкального образования. Как только ребенок подрастал, его вели “на фортепиано”. И часто превращали знакомство с прекрасным в такую пытку! Сольфеджио, музлитература навсегда отбивали у детей охоту сесть за ноты. Нужно ли привлекать к музыке с детства, как не навредить? Своим опытом делится известный скрипач Павел Берман.

Справка “МК”: Павел Берман окончил Центральную музшколу при Московской консерватории по классу скрипки. Продолжил обучение в знаменитой Джульярдской школе в Нью-Йорке. Получил первую премию на международном конкурсе в Индианаполисе в 1990 г. Выступал с симфоническими оркестрами Атланты, Далласа, Праги, Берлина, Королевским филармоническим оркестром Ливерпуля. Играл в Карнеги-Холл, Театре Елисейских Полей, Геркулес-зале, Аудиторио Насьональ… C 1997 г. худрук и дирижер Каунасского камерного оркестра. Приглашен в 2005 г. на пост организатора “Недели Моцарта” в Италии.

— Наверное, сейчас реже отдают детей в музыкальные школы, потому что профессия музыканта становится менее престижной. Есть известные люди. Но основной массе очень сложно устроиться на работу. В Европе конкурс на место скрипача в среднем оркестре — около 100 человек. А когда объявили конкурс в Кливлендский оркестр в Америке, то на одно место получили 750 заявлений. По-моему, ребенку не обязательно становиться профессиональным музыкантом и учиться в Центральной музшколе или Школе имени Гнесина. Но просто познакомить с музыкой, приобщить к искусству — полезно. Не надо заставлять ничего заучивать. Надо, чтобы ребенок открывался навстречу музыке и музыка стала частью его жизни. Именно серьезная музыка. Легкая и без того нас окружает — такой сор в ушах. Проверено, музыка может иметь лечебные эффекты. Не случайно, мелодии Моцарта способствуют росту растений.

— Может, у музыкантов крепче здоровье?

— Дирижеры нередко доживают до очень преклонных лет. Но очень часто музыканты сталкиваются с проблемой: им сложно просто слушать музыку, отдаться в ее власть. Они тут же начинают как-то оценивать композицию, исполнение.

— C какого возраста приобщать детей к музыке?

— Говорят, дети рождаются более умными, если мать слушала классическую музыку, пока была беременна. Профессионально учиться можно с 3—4 лет. Узнавать какие-то азы не для музыкальной карьеры — лет с шести. Выбирая педагога, поспрашивайте, как о нем отзываются ученики. Даже если человек поработал всего год, у него уже складывается репутация.

— На какой инструмент лучше всего отдать ребенка?

— Если речь идет о будущей профессии, нельзя указывать. Есть природная предрасположенность к инструменту. Преподаватель должен посмотреть: какие у ученика руки, какой слух. В некоторых школах Италии с детьми сначала пробуют заниматься на разных инструментах. Для общего музобразования, по-моему, лучше фортепиано. С одной стороны, его дороже купить, чем скрипку. Но с другой — звукоизвлечение на струнном инструменте очень сложное. А на рояле, что ни говори: нажал клавишу — уже есть звук. Духовые инструменты (флейта и кларнет) очень полезны для тех, у кого проблемы с дыханием, астма.

— Сейчас огромное количество самоучителей по игре на музыкальных инструментах. Насколько они эффективны?

— На гитаре, пожалуй, можно научиться играть по книге: как расположить пальцы, разобрать аккорды. Я знал педагога, которая считала: на скрипке лучше играет тот, кто больше помнит. Ее интересовала прежде всего техника звукоизвлечения: какая скорость смычка, давление смычка. Это важно. Но не менее важно сформировать отношение к музыке. Этому учат живые люди, а не книги. В течение двух лет я ездил к выдающемуся скрипачу Исааку Стерну. Он говорил мне: “Думай больше о том, как расширить свои горизонты. Когда ты играешь — это должно быть больше, чем игра”... Для русской музыкальной школы очень важно проникнуть в глубину музыки, раскрыть, как ты ее понимаешь, “высказаться” со сцены. Русских иногда даже упрекают, что они “слишком эмоционально играют”.




Партнеры