За товарища Сталина, бляха муха!

У Чулпан Хаматовой все по-военному

28 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 630

В красном свете — красные шинели, красные галстуки, белые гимнастерки. Над белым помостом летают Любовь Орлова и Валькирия, собирающие души умерших бойцов. И все здесь четко по-военному — приказы, расстрелы, секс. Так в “Современнике”, на его Другой сцене, с утра до вечера гоняют спектакль с интригующим названием “Голая пионерка”. Страшную правду о войне репетирует Кирилл Серебренников. В роли голой пионерки Мухиной — Чулпан Хаматова. На последних репетициях побывал обозреватель “МК”.

У Чулпан на ногах солдатские сапожищи, не меньше 40-го размера, и она таскает их, как гири.

— Не тяжело? — спрашиваю ее на ходу. На ходу же бросает:

— Да нет, привыкла.

Голос тихий. Никакого грима. Волосы заплетены в косички, а сама она в черном трико. Говорит, что костюм еще не готов. А костюм-то весь — солдатское галифе, гимнастерка да пионерский галстук. Так вот какая она, пионерка Маша Мухина, по прозвищу Муха.

— Чулпан, не боишься, что все придут смотреть на голую Хаматову?

— Не боюсь. Меня столько голую в кино видели! Ерунда. И голой я не буду.

Так что любителей обнаженных артистических тел и беременных нимфеток в “Современнике” просят не беспокоиться. А о чем же тогда роман Михаила Кононова, переделанный в пьесу Ксенией Драгунской при участии Серебренникова? Ответ можно найти в подзаголовке и звучит он так: “Музыкально-батальная мистерия с бодрой войной и чистой любовью, с цирковыми аттракционами и настоящей ЛюбоффьОрловой, а также зафиксированным явлением Пресвятой Богородицы и стратегическими ночными полетами абсолютно голой пионерки!”

В настоящий момент репетируют цирковой аттракцион. Хаматова висит на лонже над артистом Владиславом Ветровым в красной шинели. Он — то генерал, то учитель немецкого Вальтер Иванович. Зависнув над ним, Муха говорит:

— Извините, Вальтер Иванович, что опоздала на урок. Что-то ведь сказать вам хотела, ну вот, например, их вайс нихт вас золль ес бедойтен. А что это вы такой бледный, кстати? Лица ведь на вас нет, буквально. Череп один и кости. И в глазницах зачем-то червяки копошатся... Поцелуйте меня…

— Ауфвидерзеен, майн либе кнабе! — нежно говорит учитель и на глазах превращается в генерала. Он сажает Муху на плечи, и та с позывными: “Чайка! Чайка! Выходим на цель! За Родину, за Сталина! Полный вперед, бляха муха!” — вращается в воздухе, ну точно как Любовь Орлова из кинофильма “Цирк” с песенкой “Мэри верит в чудеса, Мэри мчится в небеса”.

Вообще цитат из советских основополагающих мифологем здесь предостаточно, и Серебренников жонглирует ими весьма умело. Так через весь спектакль пройдет “Широка страна моя родная”, которую не сразу и узнаешь, церковные напевы — и это только часть музыкального ряда (композитор Александр Маноцков). О внешнем ряде (художник Николай Симонов) и говорить нечего: если вывозят велосипед, то он белый и вмонтирован в белое надгробье с цветами. Интересен и актерский состав. Партнерами Хаматовой выступают ее первый партнер по фильму “Страна глухих” Никита Тюнин и младший брат Шамиль Хаматов — студент четвертого курса ГИТИСа.

— Боишься за брата?

— Нет, не боюсь.

— А чего боишься?

— Очень сложный вопрос. Если бы я знала, какая она, Маша Мухина, я бы не дергалась, как теперь. (Долго молчит, смотрит в одну точку.) Знаешь, ответ, с одной стороны, на поверхности лежит, а с другой... Не ценятся в этой стране люди, и жизнь человеческая не ценится. Жизнь равна нулю — что теперь, что во время войны.

В рядовом составе “Голой пионерки” занята в основном молодая поросль “Современника”. А рядом — мастера: Владислав Пильников, Тамара Дегтярева, Максим Разуваев, Ульяна Лаптева. Эта русская красавица, с туго стянутыми в хвост на затылке волосами, в финале будет летать вместе с Мухой. Она говорит, что полеты — это ерунда по сравнению с жесткостью, какой ей надо добиться в образе наглой Светки-санитарки.

И вот, наконец, у Мухи случается очередной секс. Над ней нависает лейтенантик в исподнем (Никита Тюнин).

— Я тебя люблю очень, я на тебе женюсь, ты мне верь...

— Верю, верю, давай в темпе, по-военному, не задерживайся...

— Ты ведь не заразная? Не заразная, а?

— Правда, правда, кого хошь спроси, не липнет ко мне ваша зараза, вся дивизия удивляется... Давай, лейтенантик, родненький, быстрей, как товарища тебя прошу, противно же мне, да и отоспаться еще надо. Что ты там копошишься?

Вот вам и весь секс. Вы думаете, здесь сплошной трах на войне? А здесь мать сыра земля. Что, за Сталина? Бляха муха!





Партнеры