Роман с камнем. За пазухой

Cтройкомплекс Москвы практически захвачен силой

4 марта 2005 в 00:00, просмотров: 231

Кто бы мог подумать, что битва за стройкомплекс может развернуться в Москве! В той самой, где еще 15—20 лет назад годами стояли никому не нужные долгострои, замороженные объекты. Бери — не хочу и ничейный кирпич, и сантехнику, и забытые на объектах бетономешалки. Воистину — все вокруг колхозное, все вокруг мое!

Сегодня ситуация в корне изменилась. Предприятия, выпускающие мазут, кровли, цемент, — все они на вес золота, за ними развернулась самая настоящая охота.

Правда, это не означает, что в городскую стройиндустрию идет хозяин. Скорее наоборот. Правительство Москвы обеспокоено ситуацией, сложившейся в стройкомплексе. Многие предприятия захватываются силой; “кое-где у нас порой” этот бизнес стал уже криминальным. Если не москвичей, то столицу точно может испортить квартирный вопрос.

По просьбе московской мэрии “МК” ведет собственное расследование царящих в этой отрасли порядков.


— Утром 28 июля в наш офис ворвались несколько человек и спросили меня: “Вы генеральный директор?” Я ответил, что я — исполнительный директор. “Прекрасно!” — сказали нежданные гости и вытащили из папки сразу три исполнительных листа...

Бывший исполнительный директор холдинга Виктор Субботин* нервно затягивается сигаретой. Еще бы не нервничать, вспоминая июльские события!

Из бумаг непрошеных гостей явствовало, что во исполнение решения мирового судьи Ананьева из маленького заштатного городка на Урале (!) гендиректор московского строительного холдинга и, кстати говоря, стопроцентный держатель акций Сергей Удальцов должен покинуть свой кабинет и уступить кресло “настоящему и законному” гендиректору холдинга — некому Роману Крутову. К исполнительным листам прилагалась справка о решении собрания акционеров, заверенная гербовой печатью холдинга...

Исполнение решения мирового судьи с Урала обеспечивали московские судебные приставы...

Не будем утомлять читателя всякого рода деталями незаконного захвата предприятия. Конечно, настоящий гендиректор и владелец Удальцов в тот же день известил налоговую инспекцию и банк, обслуживающий холдинг, о незаконном захвате своего предприятия. Конечно, он сообщил, что захватчики имеют на руках фальшивую печать холдинга, не зарегистрированную в Регистрационной палате печатей, — что также является уголовно наказуемым преступлением.

Такие же бумаги он направил в адрес московской прокуратуры и милиции.

И, по правде говоря, не очень удивился, когда через несколько дней из всех этих уважаемых инстанций получил официальные ответы. Что, дескать, настоящим владельцем холдинга является тот самый, никому не известный г-н Крутов. А он, Удальцов, и его менеджеры — теперь никто и звать их никак...

* * *

Не удивился этим ответам Сергей Григорьевич Удальцов по той причине, что уже на протяжении года в стройкомплексе Москвы происходят самые настоящие чудеса.

А именно: в офис какого-нибудь строительного предприятия вламываются бандиты, показывают ошалевшему руководству решение мирового судьи Ананьева с далекого, заснеженного Урала и просят всех очистить помещение. Власть, мол, переменилась, и теперь директором (а часто и владельцем, хозяином) становится какой-нибудь Пупкин, Морковкин или Крутов.

Иногда бандиты просят по-хорошему, а иногда и по-плохому. Например, владелец одного из московских заводов стройматериалов в результате обороны своего предприятия от захватчиков получил ранение в ногу.

Можно считать, руководство холдинга легко отделалось. Все живы и здоровы, только вот потерянное предприятие жалко: как самому Удальцову, так и его менеджерам. В холдинг входит два завода. Один, помельче, был на грани банкротства, и, чтобы его увести от этой опасной черты, в предприятие вложили около 1 млн. долларов. Зачем? Чтобы отдать бандитам, аферистам? Другой завод был весьма лакомым кусочком. Он выпускает железобетонные тюбинги, которые в том числе использовались при строительстве Лефортовского тоннеля в Москве. Про него тоже можно забыть...

Как теперь пойдут дела на этих предприятиях?

Многие считают, что не такое это уж большое преступление — отобрать завод. Мол, рабочему классу по барабану, кто владеет акциями, собственностью. Рано еще нашему рабочему классу владеть ценными бумагами, быть хозяевами производства. А “богачи” пусть сами между собой разбираются.

Это самое я говорил многочисленным собеседникам, которые лишались кто своей кровной собственности, а кто, будучи наемным работником, просто рабочего места и, соответственно, куска хлеба. Все они белели от негодования и, будто сговорившись, отвечали одно и то же. Что эффективно управлять собственностью может только ее хозяин. Который создал, выпестовал и организовал. Не будет этим геморроем заниматься бандит с большой дороги, захвативший предприятие под дулом автомата! Неужели это непонятно нам, совкам, которые 70 лет советской власти не имели хозяина на производстве?!

Наверное, многим из нас это действительно непонятно, еще не дошло. Может, от этого общественного равнодушия десятки руководителей московской стройиндустрии, которые в буквальном смысле остались без штанов в результате бандитских налетов, побывали в том самом городишке на Урале. Мировой судья которого решил навести свои порядки в Москве. Москвичи рассказывают о патриархальной тишине в городке, о том, что там живут невероятно добрые и чуткие люди, и о том, что туда из столицы даже не “добивает” сотовый телефон. Вот какая это заповедная глушь. Однако на все документы истцов и их доводы местный мировой судья никак не реагирует. Приговор окончательный, обжалованию не подлежит. Такие вот пироги.

Еще можно добавить, что от бандитских нападений бюджет теряет огромные деньги. Ведь если бы один предприниматель купил у другого предпринимателя дело всей его жизни по рыночной стоимости, то уплатил бы в казну 20% от сделки. В случае с холдингом бюджет недосчитался около 500 тыс. долларов. Ведь захватчики повернули дело так, что якобы восстанавливали справедливость, изгнав с поста прежнего “лжевладельца” и посадив в его кресло “настоящего”.

Да, сговариваться между собой мои собеседники, отвечая на вопросы, не могли при всем желании. Большинство из них о пережитой драме рассказывали при одном условии: не называть фамилии, не светить. Поэтому никто не знал, с кем я встречаюсь и какой уже информацией обладаю.

Но чего же они все боятся? Ведь самое худшее — потеря собственности — казалось бы, уже позади?

Вопрос этот не праздный.



* * *

Вернемся в конец 90-х годов. Благодаря усилиям московского градоначальника Юрия Лужкова городской стройкомплекс заявил о себе в полный голос, расправил, как говорится, плечи, стал на ноги.

К тому времени Москва сдавала уже по 2,5 млн. квадратных метров жилья в год, вырабатывала миллионы кубов цемента, кирпича и пр., и пр., и пр. Трем строительным китам города — Главмосстрою, Моспромстройматериалам и Мосмонтажспецстрою — понадобилось что-то наподобие торгового дома. Который мог бы продавать вводимое жилье и услуги безбрежного московского стройрынка. Зачем китам распыляться по мелочам? А они, в свою очередь, сосредоточат силы в направлении главного удара: больше жилья, хорошего и разного, повышать качество и снижать себестоимость работ.

Вскоре такой торговый дом (посредник между производителями) был создан, учрежден, и назвался он ОАО СПК “Развитие”.

А уже впоследствии для многих специалистов стало ясно, что “Развитие” играет в свою игру, что оно и не думало разгружать учредителей, занимаясь мелочевкой. ОАО стало активно скупать собственность... своих благодетелей-учредителей! Главмосстрой (подразделения монолитного строительства, общестроительные и специализированные тресты) — 50 фирм, Моспромстройматериалы — 40 предприятий и Мосмонтажспецспрой, который занимается проектированием, монтажом и наладкой, — 25 фирм.

Не исключено (на этот и другие вопросы ответит следствие), что изначально за “Развитием” стояла крупная коммерческая структура, которая желала монополизировать строительный рынок города и которая в свое время участвовала в создании ЮКОСа. Схема, по которой “Развитие” стало выкупать собственность своих же учредителей, до боли напоминала ту, что лет десять назад действовала в нефтяной отрасли. Моспромстройматериалы предоставляли “Развитию” свою продукцию, “Развитие” продавало ее, допустим, Главмосстрою, а вырученные деньги аккумулировало, постепенно выкупая собственность предприятий этих самых учредителей! В тех же “Стройматериалах” работяги сидели без зарплаты, дожидаясь денег за свою продукцию. А когда дело доходило до точки кипения, предприятия на деньги меняли свои акции...

Не успели специалисты и глазом моргнуть, как три кита почти полностью оказались под колпаком у СПК “Развитие”. Говорят, тут свою роковую роль сыграл Александр Воронин — нынешний председатель правления “Развития”. За какие-то грехи его с треском изгнали со строительного Олимпа города. Но чиновничьи связи у него остались и помогли, как говорится, без шума и пыли прикупить более чем 150 предприятий стройкомплекса.

Сегодня из трех миллионов квадратных метров жилья, которые Москва сдает ежегодно, практически в каждом присутствует изрядная доля если не самого СПК, то его аффилированных структур или дочерних предприятий. То бишь “Развитие” либо построило, либо поставило стройматериалы, либо сдавало в аренду технику.

Если отбросить лирику, можно признать, что этот таинственный некто, стоящий за плечами трех учредителей “Развития”, почти выстроил монопольную структуру, работающую “от нуля под ключ”. Все (во всяком случае на первых порах) было рационально, в управлении корпорацией даже не нашлось места правительству города. Его доля собственности, так же как ценные бумаги рядовых акционеров, была выкуплена “Развитием” все у тех же учредителей.

Да и ценные бумаги СПК старалось распылять не только по Москве, но и по всему миру. Девять юридических лиц, владеющие акционерным капиталом, зарегистрированы на острове Мэн.

С какого-то момента эта самая “рациональная” схема стала давать сбои. Получался замкнутый круг. Допустим, Моспромстройматериалы в свое время учреждали СПК и были ее совладельцем. Теперь получалось, что “Развитие” само стало хозяином Моспромстройматериалов. Кто из них главнее?!

Серьезный конфликт на этой почве возник у руководителя Моспромстройматериалов Константинова с небезызвестным нам Ворониным. Константинов резонно полагал, что “Развитие” создавалось не для того, чтобы скупать предприятия учредителей. Противостояние двух строительных гигантов столицы закончилось тем, что Константинова проводили на заслуженный отдых, а его акции отписались в актив СПК “Развитие”.

Долгое время старался держаться независимым от “Развития” и директор Главмосстроя Улановский.



* * *

Уже пару лет назад в руководстве города стали говорить, что так жить, то бишь строить, нельзя. Разговоры эти приобрели иное звучание после того, как вице-мэр города посетил в Жулебине новостройку, где чуть ли не на его глазах провалился лестничный пролет. Вот это качество работ!.. А цены? Цены на жилье в городе давно бьют все рекорды: уже на окраине они колеблются от $1700 до 2100 за квадратный метр.

Выводы из критики отцов города в “Развитии” и не думали делать.

В период с марта по декабрь прошлого года в Москве произошло 16 отъемов собственности на предприятиях стройкомплекса. Не всегда они сопровождались вооруженным налетом. Иногда владелец контрольного пакета акций узнавал, что остался без ценных бумаг, чисто случайно. Были — и нет их! Хотя ни в какие органы для бесед его не приглашали, предложений “со стороны” о продаже акций тоже не поступало — даже угроз, шантажа не было!

Так, по-тихому, пустили по миру небольшую, но известную компанию. Предприятие это в городе уникальное: брусчатка на Красной площади, облицовочный гранит на зданиях МГУ, мрамор библиотеки им. Ленина и т.п.

Однако в мэрии полагают, что 16 захватов — далеко не весь перечень подобных деяний СПК. На самом деле их гораздо больше. Просто по известным причинам их владельцы боятся сообщать об этом в правоохранительные органы. Что, в принципе, понять можно. В прошлом году в Москве был убит директор завода нестандартного оборудования. Он, как ни просили его, “по-хорошему”, не отдал свои акции бесплатно, а продал их третьему лицу. В этом заключалась вина директора, не исключено, что по этой причине он и поплатился жизнью.

Но может, правы те, кто утверждает, что от перемены мест слагаемых сумма не изменяется и что на экономике города война за предприятия не отражается?

Мы решили выяснить, как на новом месте работает кто-либо из захватчиков. Вдруг еще более эффективно, чем их предшественники? И представляете себе — выяснили! С превеликими трудностями разыскали и даже встретились с новым гендиректором холдинга Романом Крутовым. Тем самым, которого на эту должность назначил какой-то мировой судья из уральского “мухосранска”.

Передаем нашу беседу дословно.

— Летом прошлого года, — вспоминает 23-летний Роман, — я приехал в Москву из Красноярска, где работал менеджером. И познакомился с двумя предпринимателями, которые тут же предложили мне стать генеральным директором холдинга. Я согласился, так как к тому времени был безработным.

— В Красноярске ты занимался строительством?

— Нет. Но мне сказали, что это несложно, у меня получится.

— А тебя не смутило, что предлагают сразу должность гендиректора?

— Сомнения, конечно, были. Но мне сказали, что все законно.

— А по поводу старого гендиректора что говорили?

— Мне показали документы с печатями. Там было сказано, что совет директоров холдинга уволил Удальцова — место, значит, было вакантным. Поэтому я и согласился. Зарплату мне назначили 1000 баксов в месяц.

— И как сегодня работает предприятие?

— Не знаю...

— Но ты же гендиректор!

— Гендиректор. И трудовая книжка там лежит. Только меня ни разу не пустили на заводы холдинга, зарплату тоже ни разу не заплатили. Первые два месяца я иногда приходил в офис, когда мне звонили и просили прийти. Подписывал какие-то бумаги, но мне их даже не давали посмотреть. Правда, все происходило в присутствии адвоката — значит, на законных основаниях. Потом мне перестали звонить. Не так давно ради интереса я поехал в свой офис, где остаюсь гендиректором до сих пор. Оказывается, офиса уже нет. Может, и самих заводов тоже нет... — закончил свой удивительный рассказ “гендиректор”.

Роман понял, что его развели, и сегодня уже дает чистосердечные показания на Петровке, 38. Авось они смягчат его вину.

Что же тут поражаться качеству строительства и запредельным ценам на московское жилье! Строительного монстра не смущает и то обстоятельство, что в ближнем зарубежье, которое влилось в единую Европу, цены на строительство 1 кв. метр колеблются в пределах 350—400 баксов. Более того, участвуя в этих эсэнгэшных программах, московские строители умудряются вписываться в эти показатели. Работая, заметим, на московских стройматериалах и отстраивая там дома тех же серий, что и в Москве.

Вывод из всего этого напрашивается один: на любой столичной стройплощадке (даже там, где хозяйничают частные компании) шагу нельзя ступить, не согласовав его с “Развитием”.

Однако звезда СПК, похоже, постепенно меркнет. Душит кредиторская задолженность: лишь за первое полугодие 2004 года — более 700 млн. долларов краткосрочных обязательств. Один только Главмосстрой имеет задолженность более 12 млрд. руб., основной процент которой приходится на задолженность перед городом.

Рыночная стоимость основных средств, включая незавершенное строительство, по оценке специалистов, составляет сегодня около 1,5 млрд. долларов. Однако по балансу они почему-то стоят меньше... 1 млрд. руб.!

Стоимость многочисленных дочерних обществ, находящихся на балансе “Развития”, составляет меньше 10 млн. руб., что также весьма и весьма заниженная сумма. То есть, не проводя переоценку основных средств за все время своего управления, деятели из “Развития” занижали капитализацию не только самой корпорации и пакетов акций акционеров, но и общую капитализацию строительного рынка столицы.

Ну и что прикажете делать мелкому и среднему бизнесу, у которого забирают собственность без суда и следствия, которых попросту разводят, предъявив всего лишь пачку фальшивых документов с сомнительными печатями и решения советов директоров? При всем этом прокуратура отказывает в возбуждении уголовного дела, а наши фискальные органы с необыкновенной легкостью признают право собственности за новоявленными владельцами.

Почему бы при таком равнодушии закона и дальше не захватывать стройпредприятия? Развиваться, так сказать, в этом направлении? Очень неплохой бизнес. Допустим, зачем отдавать какому-то заводу 100 тыс. долларов долга, если можно забрать его силой, подмазать, кого надо, — и все это потянет тысяч на десять долларов? Пришли, выкинули старого, законного директора, посадили своего — и с этого момента ты уже ничего никому не должен. Пусть отдувается покупатель, новосел, рядовой москвич.

Словом, речь уже идет не о цене квадратного метра. Ситуация в стройкомплексе города такова, что из экономических проблем она переходит в уголовную.

СПК “Развитие” при нынешней структуре стал фактически неуправляемым. Если в один прекрасный день он встанет, в городе произойдет сильнейший социальный взрыв. Ведь в стройкомплексе трудятся сотни тысяч людей.

“МК” уже сообщал читателям, что офисы ОАО СПК “Развитие” посетили правоохранительные органы, провели выемку документов. Значит, ожидается массовая ревизия, в которой, честно говоря, разобраться будет непросто. Ведь московскими домами-новостройками сегодня командуют даже с острова Мэн!

Такая проверка — жизненная необходимость. Нельзя допустить, чтоб городской стройкомплекс окончательно перешел в случайные руки.


*Фамилии потерпевших и названия их фирм в интересах следствия изменены.





Партнеры