Долой шок на посошок!

Любого водителя-трезвенника врачи могут сделать пропойцей

4 марта 2005 в 00:00, просмотров: 785

Легенды о “летучем голландце”, воплощенном в облике кареты “скорой помощи” с врачом-наркологом вместо капитана и гаишниками вместо матросов, долго еще будоражили бы наше воображение, если б не воля счастливого случая: вечером, аккурат накануне Дня защитника Отечества, там, где в Ленинский проспект впадает проспект 60-летия Октября, перед нами из вечерних сумерек выплыли его смутные черты…

Так вот ты какой, милицейский рейд по отлову пьяных водителей? — восхищенно пробормотали мы и двинулись навстречу, чтобы потрогать увиденное собственными руками.

Не мираж ли?

Соло на алкометре

Зрение нас не подвело — работа по медицинскому освидетельствованию водителей шла проворно: обитатели милицейских “Жигулей” с регистрационным знаком А 43 58 тормозили подряд едва ли не все машины, отбирали у водителей документы и ставили в очередь к примостившейся рядом карете “Скорой помощи” — обыкновенной “Газели” с регистрационным знаком Е 809 СС.

Очередь не роптала: то ли не знала, что министр внутренних дел давным-давно запретил гаишникам останавливать всех подряд без видимых причин и без причин заставлять дуть в какую-то там “трубу”, то ли предпочли не связываться. А потому на морозе, в ожидании унизительной процедуры, в тонких пиджачках танцевали от холода (а не с бодуна!) полдесятка трезвых мужиков.

Нашу попытку запечатлеть на обыкновенную “мыльницу” столь невразумительную сцену немедленно пресек неизвестный лейтенант (а может быть, капитан — в темноте не разберешь): загородив своим хорошо пригодным для этого туловищем “театр действий”, он потребовал разрешение на съемку. Удостоверение, дающее право журналистской братии снимать все, кроме внутренностей ядерного чемоданчика президента, на “неизвестного солдата” впечатления не произвело — он пригрозил, что сдаст нас в дежурную часть ОВД, где, возможно, нас и расстреляют.

Слово свое, однако, “капитан-лейтенант” не сдержал: по призыву коллег он оставил нас в покое, ибо примкнул к участникам экстренно созванного совещания на тему “Как жить дальше в условиях экспансии прессы”.

Тем временем очередь из несостоявшихся алкоголиков рассосалась (их отпустили с миром без всякой экспертизы), а новых никто не привел: наше присутствие полностью парализовало деятельность врачебно-милицейской бригады.

Желая поближе познакомиться с врачом-наркологом, в три погибели согнувшимся в чреве “скорой помощи”, и попросить — о, наивные! — регистрационное удостоверение Минздрава России на передвижной пункт, мы попытались открыть дверь медицинской “Газели”. Дверь не поддавалась — оборону “скорой помощи” изнутри (намертво вцепившись в ручки) в кольце окружения мужественно держала неизвестная тетя в белом халате.

Так и не взяв приступом оплот местного “здравоохранения”, мы сдались. Без боя сдалась и гоп-компания сотрудников ГИБДД: она мигом запрыгнула в свои разукрашенные машины и оставила после себя лишь едкий дым…



Хоть горшком назови, только в “скорую” не сажай!

Перечень критериев, при наличии которых водитель подлежит направлению на экспертизу, содержит Инструкция по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения водителей, утвержденная приказом Минздрава РФ №308: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, выраженное дрожание пальцев рук, резкое изменение окраски кожных покровов лица и поведение, не соответствующее обстановке. Этот список является исчерпывающим и расширению не подлежит. Стало быть, направление гаишниками к врачу-наркологу по иным причинам (“на всякий случай” или в рамках показательного рейда) — есть колхозная самодеятельность и превышение должностных полномочий.

Однако даже при наличии всех и сразу критериев тот же приказ Минздрава не дает права выяснять, кто трезв, а кто смертельно пьян, на заднем сиденье милицейского автомобиля, за стойкой бара и даже — в карете “скорой помощи”. Разрабатывая инструкцию, профессиональные врачи-наркологи из Минздрава (отдадим им должное!) сообразили, что выявление состояния опьянения — дело тонкое, а потому позволили практикующим врачам-наркологам проводить освидетельствование если уж не в учреждениях здравоохранения, то хотя бы в специально оборудованных для этой цели передвижных лабораториях!

А во избежание недоразумений на тему “что есть что” в том же приказе прописали: высота потолка в салоне лаборатории должна быть не менее 1 метра 85 сантиметров, на полу должна лежать резиновая дорожка шириной 60 сантиметров и длиной не менее 3 метров, чтобы испытуемый похвастался устойчивостью походки. В салоне передвижного пункта должны быть два рабочих сиденья для медицинского персонала, сиденье для испытуемого и рабочий стол, мебель с вешалкой для верхней одежды, холодильник для хранения биологических проб, умывальник, биотуалет и мусоросборник.

В шкафчиках передвижной лаборатории кроме традиционных алкометров должны храниться тест-полоски для выявления наркотических средств в моче, стерильные флаконы из дрота, колпачки алюминиевые, стеклянные сосуды с пробками, резиновые перчатки, термометры для измерения температуры мочи и тела, тонометры, фонендоскопы, шпатели, неврологический молоточек, саквояж врача “скорой помощи”, комплект головодержателей и постельных принадлежностей, нормативно-правовые документы и методические пособия, регламентирующие порядок медицинских экспертиз!

И самое главное — передвижной пункт для проведения медицинского освидетельствования должен иметь регистрационное удостоверение Минздрава России.

Если все вышеперечисленное оборудование запихнуть в стандартную карету “скорой помощи”, то кузов “Газели” треснет по швам, а врачу-наркологу в обнимку с биогоршком останется место только на крыше…



Судья Синицина разрешила нарушать закон

Вряд ли столичные наркологи опустились бы до надругательства над приказом собственного министра, если б их не поддержала… судебная власть.

Намедни Чертановский суд столицы, рассматривая дело об управлении Александром К. автомобилем якобы “навеселе”, установил, что медицинская экспертиза его состояния проводилась в карете “скорой помощи”, едва вмещающей в себя носилки и врача. Сей факт не отрицала и допрошенная в суде в качестве свидетеля нарколог больницы №17 Коблякова: “А нам что дают, с тем мы и работаем…”

Защита “подсудимого” представила судье копии министерского приказа, благодаря которому даже едва научившийся читать мог уразуметь: “скорая помощь” или ее подобие — не передвижная наркологическая лаборатория. А стало быть, проводимым в ней экспертизам грош цена. И положить в основу обвинения вынесенное врачом в “скорой помощи” заключение о состоянии Александра К. никак нельзя, ибо часть 3 статьи 26.2 КоАП РФ не допускает использование доказательств, полученных с нарушением закона!

Однако, посовещавшись, видимо, с заинтересованной стороной из семнадцатой больницы, судья Синицина, зажмурив глаза, вынесла сногсшибательный вердикт: “скорая помощь”… является передвижной лабораторией, ибо… представляет собой замкнутое пространство. И освидетельствование Александра К., таким образом, по “мнению суда”, проведено в полном соответствии с законом.



Не козленочек я!

Именно при попустительстве судебной власти в девяти случаях из десяти экспертиза на состояние опьянения проводится в Москве так или иначе с нарушением требований инструкций и приказов.

С ошибками врачей-вредителей (а кто не ошибается?) можно было мириться до 1 сентября минувшего года, когда за управление транспортными средствами в состоянии опьянения многим посчастливилось (вынужденно признав себя алкашами) отделаться штрафом. Теперь же, когда за такое правонарушение законодатель в рамках статьи 12.8 КоАП РФ оставил только единственную санкцию — лишение, и увеличил его срок с одного года до двух, даже чистосердечное признание в том, чего в действительности не совершал, уже не становится смягчающим обстоятельством.

В итоге, по оценкам экспертов, примерно пятая часть водителей (из числа освидетельствованных за последние полгода и не страдающая манией прикладываться к бутылке за рулем) по причине максимального упрощения медицинской экспертизы уже превращена судом на бумаге в хронических алкоголиков и права управления надолго лишена.

Стало быть, сегодня, во избежание отстранения от управления этак на пару лет (по злому умыслу врачей или недоразумению), как никогда прежде следует научиться отстаивать свои законные права.

Итак. Если вам нечего бояться (не пил, зашился и т.д.), соглашайтесь на экспертизу в любых условиях — хоть в “скорой помощи”, хоть в кустах. И лишь в случае, если она вдруг по ошибке покажет ваше не совсем трезвое состояние, срочно отправляйтесь в круглосуточно работающий наркологический кабинет. Чем быстрее независимый врач-нарколог даст заключение о вашем трезвом состоянии, тем выше будет его цена.

Врачу, впрочем, не торопитесь признаваться, что пытаетесь таким образом оспорить уже вынесенное в отношении вас как водителя заключение Марьванны: такая же Марьванна не даст в обиду свою тезку и подтвердит ваше невменяемое состояние. В заявлении о проведении исследования укажите, что вас не допускает на работу (вы — электромонтер, крановщик, кочегар паровоза…) начальник, ибо подозревает, что вас сильно штормит.

Еще до судебного разбирательства подайте жалобу в Минздрав на незаконные действия врача-нарколога по экспертизе в кустах или карете “скорой помощи” и потребуйте признания акта освидетельствования составленным незаконно: Министерство здравоохранения (в отличие от суда) наверняка “обидится” на врачей-вредителей за неисполнение своего приказа и вашу жалобу удовлетворит.

Но в любом случае, независимо от места проведения обследования, во время процесса включайте (если есть) диктофон и членораздельно требуйте провести (как это предусматривает приказ №308) повторную экспертизу через 20 минут после первой. Помните: в каждом медицинском заключении врачи указывают, что повторная экспертиза проведена, но фактически не проводят ее никогда! И при рассмотрении вашей жалобы в Минздраве диктофонная запись со словами врача “Зачем повторная? Мне и так все ясно!” будет еще одним убедительным доказательством нарушения порядка проведения экспертиз.

Одним словом, если правы, начинайте защищаться задолго до суда. Ибо суд (увы, не самый гуманный в мире…) быстро приведет вас в состояние, именуемое “шок на посошок”…


P.S. Коллегия правовой защиты автовладельцев просит Генеральную прокуратуру РФ дать оценку действиям столичной ГИБДД на предмет соблюдения требований статьи 27.12 КоАП РФ о направлении водителей на медицинскую экспертизу, а Министерство здравоохранения и социального развития РФ — оценку действиям врачей-наркологов по соблюдению требований приказа Минздрава №308 “О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения”.





Партнеры