Революция цвета крови

На момент подписания номера появились первые слухи о возможной отставке Акаева

25 марта 2005 в 00:00, просмотров: 234

“Тюльпановая”, “желтая”, “абрикосовая” — все эти термины в применении к киргизским событиям стали неуместны после вчерашнего дня. Когда льется кровь, всякие эвфемизмы — кощунство. О том, что киргизский сценарий имеет радикальные отличия от грузинского и украинского, догадывались многие, в том числе лидеры Грузии и Украины. Михаил Саакашвили позавчера фактически выступил на стороне Акаева, призвав оппозицию к разуму. Госдеп США и Евросоюз тоже настаивали на переговорах. Забыли об одном: когда “телега массовых волнений” срывается с тормозов, она не остановится, пока не наткнется на жесткую преграду либо не завязнет в намотавшихся на колеса жертвах...

С “жесткой преградой” в Киргизии оказались проблемы. Хоть и заявлял в обращении к нации Акаев, что массовых волнений не допустит, хоть и выставляли напротив Белого дома тройное оцепление из ОМОНа, милиции и БМП... Во второй половине дня Белый дом был взят штурмом.

Когда утром на площади перед зданием правительства собралось около 5 тысяч человек, 400-головое оцепление резиденции выглядело хило. Еще один митинг, на котором, собственно, и находились все лидеры оппозиции, проходил в это время в другой части города — у медицинского центра доктора Женишбека Назаралиева. К полудню они двинулись на поддержку митингующих в центре. Оппозиционные лидеры твердили, что митинг — мирный. Но некоторые лозунги, например: “акаевскую семью — к стенке” — противоречили этим утверждениям.

В этот момент на площади собрался еще один пикет — сторонников Акаева, состоявший в основном из сотрудников госпредприятий и студентов. Им противостояла толпа, готовая к действиям. Причем в первых рядах оппозиционного митинга были выставлены... дети 7—10 лет. “Пусть только попробуют стрелять по детям”, — шумели митингующие. ОМОН, похоже, стрелять не собирался. Зато с другой стороны летели камни, в ход шла арматура. В 11 часов (по московскому времени) начался первый штурм Белого дома. ОМОНу удалось откинуть часть толпы. Но другая часть прорвалась к “проакаевскому” митингу, началось избиение. Площадь окрасилась кровью, в хаосе трудно было разобрать, кто с кем дерется. Булыжники выворачивались прямо из площади, в обезумевшей толпе мелькали дети, которые пытались вырваться из “мясорубки”. Раненых оттаскивали в сторону, их забирали “скорые” и развозили по разным больницам. По уверению медиков, ранения в основном от ударов тупыми или острыми режущими предметами. Наличие огнестрельных ранений пока подтверждения не получило.

Через час толпа пошла на новый штурм. В этот раз оцепление было смято. ОМОНу пришлось отойти за ограждение правительственного комплекса. К этому моменту были разгромлены все отделения милиции и посты, прилегающие к центральной площади. Разрушен пост номер один, что выставлен возле национального флага. Город замер в ожидании. Магазины и госучреждения закрыты, движение транспорта заблокировано. Началось “бегство с корабля” — днем в отставку подал госсекретарь Киргизии Осмонакун Ибраимов, якобы из-за несогласия с политикой Акаева. “Я предлагал президенту сесть за стол переговоров и принять политическое решение, а не силовое”, — сообщил подавший в отставку госсекретарь. Между тем в среду на переговоры с оппозицией был отправлен премьер-министр. Проблема в том, что лидеров оппозиции в Оше в это время уже не было. Тайком два дня оппозиционеры пробирались в Бишкек и сосредоточивали там силы. В это время распускались слухи о том, что дороги на Бишкек перекрыты лавинами, митингующие не пройдут.

В этой ситуации уже нужно говорить об измене в самом акаевском окружении, возможно, о предательстве ГБ и силовых структур.

По нашей информации, в момент захвата Белого дома Акаев находился в миссии ОБСЕ, где шло обсуждение по “разруливанию ситуации”.


НАШИ ЭКСПЕРТЫ

1. Чем киргизский сценарий отличается от грузинского и украинского?

2. Ваш прогноз относительно дальнейшего развития ситуации.


Дмитрий ОРЕШКИН, руководитель группы “Меркатор”: У АКАЕВА БЫЛА ОППОЗИЦИЯ, И ВОТ ВАМ РЕЗУЛЬТАТ...

1. И на Украине, и в Грузии, и в Киргизии мы имеем дело не с проблемой взаимоотношений народа и власти, а с проблемой взаимоотношений внутри властной элиты. Клан, который находится у власти, полностью ее монополизирует, подминает под себя все, и другие группы элиты начинают испытывать растущее раздражение.

Опыт показывает, что в стране с таким базовым менталитетом авторитаризм органично сочетается с коррупцией и семейственностью и дает устойчивые режимы, переходные формы менее стабильны. Достаточно посмотреть на соседей Киргизии: Казахстан, Узбекистан, Туркмению, Таджикистан... Режим Акаева был наименее авторитарным из всех среднеазиатских, у Акаева была оппозиция, и вот вам результат...

2. Думаю, если Акаев проявит жесткость, то ситуацию он сможет удержать. От него сейчас очень много зависит. Похоже, именно вследствие того, что он достаточно мягкий, европейски образованный человек и не способен применять варварские методы, и возникли эти проблемы.


Константин ЗАТУЛИН, депутат Госдумы: НЕ РЕВОЛЮЦИЯ ЭТО ВОВСЕ, А ПОПЫТКА ГОСПЕРЕВОРОТА

1. Географией, традициями, обычаями, а также тем, что в отличие от революций в Грузии и Украине в Киргизии нельзя заподозрить иностранного вмешательства. Да и не революция это вовсе, а попытка государственного переворота. Если агрессивная оппозиция свергнет Акаева и придет к руководству, к властным структурам Киргизии, то такая ситуация объективно невыгодна ни России, ни США, ни тем более самой Киргизии.

2. Пока ситуация развивается в неблагоприятном для Акаева варианте. Судя по отставкам, почва зашаталась и в самой столице, Бишкеке. Среди правящего лагеря есть серьезные противоречия. Пока сложно сказать, подавят ли власти это восстание.


Алексей МАЛАШЕНКО, член научного совета Центра Карнеги: ОППОЗИЦИЯ СТРАШНО ДАЛЕКА ОТ НАРОДА

1. Киргизское общество более традиционно, в условиях нестабильности оно менее управляемо. Основная база киргизской оппозиции — это немногочисленный средний класс, интеллигенция, русифицированная и модернизированная. Словом, те, кто, как сказал бы Ленин, страшно далек от народа. Сейчас ситуация во многом вышла из-под их контроля, хотя и не полностью. Они по мере сил пытаются использовать в своих интересах акции протеста, конечно, в большей степени стихийные, чем кем-то направляемые, чтобы принудить Акаева к переговорам. Основные беспорядки все-таки по-прежнему идут на юге, в беспокойной Ферганской долине. Там высокий уровень безработицы, низкий уровень жизни, межнациональная напряженность между киргизами и узбеками.

2. Перед выборами эксперты сходились во мнении, что у Акаева достаточно прочные позиции. Однако, похоже, что определенную неуверенность во время кризиса он ощущал. Сейчас он настроен достаточно решительно, и силы, чтобы подавить волнения, у него хватит.





Партнеры