Держим цели на прицеле

У боевика нашли “расстрельный список” сотрудников МВД Дагестана

25 марта 2005 в 00:00, просмотров: 1770

6 марта на окраине Махачкалы опять раздалась стрельба. В последние полгода в Дагестане стреляют часто. На этот раз “Калашниковы” разряжали в маршрутке. У поселка Новый Кяхулай наряд милиции потребовал документы у пассажиров. Ответом стала автоматная очередь. В результате погибли двое милиционеров. Уничтожен один боевик. А второго задержали при попытке к бегству. Этим вторым оказался 29-летний Рустам Абдуллаев, тот самый неуловимый террорист, о котором “МК” подробно писал три месяца назад (“МК” от 25 декабря 2004 г., “Физика террора”). Наша публикация очень помогла спецслужбам, которые знали Абдуллаева как боевика Рустама Кяхулайского. А вот рядовым жителям Махачкалы он был известен совсем в другом качестве — как сотрудник Института физики Дагестанского научного центра РАН.


У Рустама Абдуллаева даже была своя лаборатория. Правда, научные эксперименты в ней проводились весьма специфические. Абдуллаев изготавливал взрывчатку. Что называется, без отрыва от производства. Неудивительно, если учесть небольшую деталь: надежный тыл террористу в течение нескольких лет обеспечивал... ректор Института физики г-н Ибрагимхан Камилов. После декабрьской публикации г-н Камилов приехал в редакцию. Показывал — правда, издали — какое-то письмо в свою защиту, подписанное почему-то министром внутренних дел РФ Нургалиевым. Просил — “по-хорошему” — опровергнуть сведения, порочащие его честь и достоинство. Грозил судом и небесной карой. Но иска мы так и не дождались. Как это понимать? Вариант всего один: г-ну Камилову или его высоким покровителям, что называется, нечем крыть.

* * *

С огнестрельным ранением правого предплечья и слепыми осколочными ранениями обоих бедер Рустам Абдуллаев был доставлен в республиканский травматологический центр.

— Очевидно, что оба боевика относятся к группировке “Шариат”, которая создана из остатков сил ранее уничтоженной группы “Дженнет”, — говорит майор оперативного штаба МВД республики Халил Ахбердиев. — Координатором банды является Расул Макашарипов по кличке Муслим. Они хотят обострить ситуацию в республике, но устроить здесь вторую Чечню мы им не позволим.

Задержание Рустама Абдуллаева — киллера из банды Муслима — дагестанская милиция считает крупным успехом. На счету боевика не одно тяжкое преступление.

— Если бы искать Абдуллаева начали сразу же, как только обнаружили взрывчатку в институте, все было бы по-другому, — считают сотрудники МВД Дагестана. — Понятно, что чем больше времени упущено, тем сложнее нам и легче преступнику.

Но ректор Института физики Камилов сделал все, чтобы скрыть ЧП в Институте физики, когда в мастерской Абдуллаева обнаружили 10 глушителей к автомату Калашникова и две канистры со взрывчатым веществом.

В результате террорист получил полный карт-бланш, а МВД Дагестана — свыше десятка трупов. Однако при задержании Абдуллаева выяснилось: трупов могло быть гораздо больше.

В дорожных сумках боевиков нашлись два автомата Калашникова со спиленными стволами, пояс шахида, взрывчатка и около 300 патронов. И — невероятная находка — список 140 руководителей подразделений МВД Дагестана, их заместителей и командированных в республику офицеров МВД России. В этом списке, кстати громко названном “Наши враги”, указаны домашние адреса и телефоны сотрудников правоохранительных органов.

На место происшествия был вызван министр внутренних дел Дагестана Адильгерей Магомедтагиров. Его оценка махачкалинской находки звучала так: “Это даже не утечка информации из наших рядов, а прямое предательство!”

Дагестанский джамаат “Шариат” сориентировался быстро. Боевики подтвердили наличие у них так называемого “расстрельного списка”. Обвинения, предъявленные “врагам”, традиционны: преследования и убийства мусульман. Но самым громким и неожиданным стало следующее заявление боевиков: данные о сотрудниках МВД республики они получили... от руководителей министерства. Вот буквальная цитата — длинная, но интересная: “Так называемое “дагестанское МВД” было шокировано наличием у нас подробного расстрельного списка их руководителей и сотрудников с указанием домашних и рабочих адресов и телефонов. Ведь именно они, начальники “стражей правопорядка”, предоставляют нам адреса и маршруты своих сотрудников и конкурентов в обмен на гарантию личной безопасности”.

— Да, такое вполне может быть, — комментирует сотрудник ФСБ, только что вернувшийся из Дагестана. — Сегодня милиция республики понимает, что ситуация практически вышла из-под контроля. Поэтому не исключено, что с боевиками договариваются: мол, ты не трогаешь меня и мою семью, а я сливаю тебе служебную информацию. Обрати внимание, кстати, как часто милицейские облавы на бандитов заканчиваются тем, что преступники уходят. Такое возможно только при постоянном доступе боевиков к оперативной информации. Так что сейчас искать единичных “оборотней”, скорей всего, бесполезно. Похоже, там в каждом отделении милиции есть какой-нибудь “шариатский связной”.

Ситуация только кажется невероятной. На самом деле она вполне в духе дагестанских реалий. Этакое кавказское соцсоревнование под девизом “Чем ты помог террористу?”. Похоже, пальма первенства переходит к сотрудникам МВД Дагестана.




Партнеры