Что ген грядущии мне готовит

В последнее время много говорят и пишут о ГМИ и ГМО (генетически модифицированных организмах)

11 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 240

Мало перефразировать первую строку известной арии. Надо бы в точности воспроизвести вторую: “Его мой взор напрасно ловит”. Потому что дело именно в этом: мы не только достоверно не знаем последствий использования генетически модифицированных источников (ГМИ) в продуктах питания. Мы не знаем, присутствуют они в нашей пище или нет. А это уже действительно страшно!

МОДИФИЦИРУЕМ ГЕНЫ, НЕДОРОГО…

В последнее время много говорят и пишут о ГМИ и ГМО (генетически модифицированных организмах). Те, кто занят производством продуктов питания с применением ГМИ, рассказывают о том, что современная генная инженерия — это передовой край мировой науки. Что их достижения открыли надежду на продление жизни, избавление от болезней. Появилась-де возможность обеспечить всех людей дешевой пищей из новых сортов растений, которым не страшны ни жучки, ни паучки, ни природные катаклизмы. Только расслабишься в предвкушении “золотого века”, как на глаза попадаются статьи других ученых, которые криком кричат об опасности применения ГМИ. Доискиваться, кто прав, — бесполезно: истины не найдем. Лишь примкнем к одной из “партий”.

Ученые-генетики создали картофель, поев который, колорадский жук подыхает. Грубо говоря, им удалось вставить в геном картофеля ген бациллы — тюрингской палочки. Оказалось, что таким образом в модифицированном картофеле возникает ядовитый для жука и его личинок белок — вот он и дохнет. Современные возможности генной инженерии кажутся почти безграничными. Захотелось вывести морозоустойчивые помидоры — берем ген арктической рыбы, вставляем, и растет себе зимостойкий томат. Созданы ГМ-сорта растений, устойчивых к грибкам и вирусам, есть ГМ-деревья, дающие целлюлозы больше других, есть ГМ-моллюски, бананы, лосось, ракообразные, бактерии для производства йогурта, травы для газона, свекла, папайя, дыня, горчица, фрукты, рис, кукуруза, соя…

ЕСЛИ ИХ ВЫРАЩИВАЮТ — ЗНАЧИТ, ЭТО КОМУ-НИБУДЬ НУЖНО…

Еще как нужно. В мире уже свыше 67 миллионов гектаров пашни — под трансгенными растениями. Лидируют в этом США: две трети ГМ-продуктов производится там. В Америке, однако, едят не одни лишь гамбургеры и не только трансгены. Штаты все жестче и жестче контролируют производство и распространение трансгенных продуктов. Поэтому в США площади, засеянные ГМ-кукурузой, уже уменьшились на 22%, ГМ-соей — на 15%. Все шире и шире сеть магазинов, объявляющих себя экологически чистыми. И невостребованные объемы трансгенной продукции вывозятся в бедные и продовольственно зависимые страны.

А то, что остается в Америке, контролируется общественными организациями и самими производителями, которые больше всего боятся судебных исков со стороны какого-нибудь гражданина с аллергией. Да и “Закон о защите качества продовольствия” действует в США более 10 лет. А любое телодвижение по трансгенам контролируют Комитет биобезопасности учреждений, создающих ТР, Служба инспекции и здоровья животных и растений Министерства сельского хозяйства США, Администрация пищевых продуктов и медикаментов и Агентство охраны окружающей среды.

В производство ГМ-культур вовлечено 18 стран. Лидерами по объему производимой продукции являются (в алфавитном порядке) Аргентина, Бразилия, Канада, Китай, США и ЮАР. За лидерами гонятся Австралия, Индия, Румыния и Уругвай. В 2002 году зерновых ГМ-культур произведено на сумму 4 млрд. долларов, в 2004-м — на 4,5 млрд., а в 2005 году ожидается их производство на сумму не менее 5 млрд. долларов США. Вот, возможно, и ответ на вопрос: кому и зачем это нужно.

РИСКОВАТЬ И ПОДВЕРГАТЬСЯ РИСКУ — НЕ ОДНО И ТО ЖЕ

В текстах противников ГМИ драматизма гораздо больше. В ход идут фразы типа “пища Франкенштейна”, “ГМ-монстры”, “атака клонов на москвичей”, “продуктовый Чернобыль” и т.п. Но что же в действительности пугает противников ГМИ, а вслед за ними — и нас? Неизвестность и недоказанность. То, что вред не доказан, нас не устраивает и устроить не может. Надо или доказывать полезность, а не безвредность — в чем именно и когда эта польза проявляется, — или открыто и недвусмысленно заявить, что это вредно. Тем более что накапливается все больше и больше фактов, наблюдений, исследований. И все больше и больше данных о том, что некоторые ГМИ — потенциально опасны. Исследователи утверждают, что у крыс и мышей, поедающих ГМ-свеклу и ГМ-картофель, возникают проблемы с кишечником, снижается содержание гемоглобина и лейкоцитов…

В такой ситуации перед нами как будто встает дилемма: употреблять или не употреблять в пищу ГМИ? Проверять на себе или дождаться доказательств безвредности? Подлинный трагизм нашего положения — в том, что такой дилеммы нет: нам никто, нигде и никогда не говорит правды о подлинном составе продуктов питания! Получается, что мы — подопытные. Которые платят за участие в этом жутком эксперименте: деньгами, здоровьем, жизнью, судьбой природы и страны. Если человек идет на риск сознательно, он или герой, или дурак... Но если его подвергают риску без ведома и согласия — жертва.

КАК У НИХ?

“Кто не рискует, тот шампанского не пьет!” Шампанское пьют повсюду, но в Европе, где оно появилось, хоть знают, чем закусывают. Страны Европейского сообщества ведут постоянную борьбу с бесконтрольным проникновением на их территорию трансгенных растений и продуктов питания, содержащих ГМИ. С начала 90-х годов здоровье граждан Евросоюза и окружающая среда защищены законами. Любой ГМ-продукт может быть разрешен к выпуску в окружающую среду или допущен на рынок лишь после проверки Научным комитетом по растениям, чьи рекомендации носят обязательный характер. При этом выявляются все свойства ГМО, которые могут вызвать побочные эффекты.

Компания, намеревающаяся выйти на европейский рынок с ГМО, сначала проводит полную экспертизу экологических рисков в компетентных организациях, затем подает заявку в соответствующий орган страны, в которой продукт впервые поступит в продажу. Если национальный орган даст положительный отзыв, это государство информирует другие государства ЕС. Если и на этом этапе нет возражений, компетентный орган, выдавший первоначальное разрешение, дает согласие на допуск продукта на рынок. После этого продукт может поступить в продажу по всему Евросоюзу в соответствии с условиями разрешения. С октября 1991 г. и по настоящее время в ЕС разрешено коммерческое использование лишь 18 ГМО.

Не меньшее значение имеет и отслеживание продуктов, содержащих ГМО после их выхода на рынок. Если производство начинается с трансгенных семян, то продающая их компания должна не только информировать покупателя, что они генетически модифицированы, но и обязана вести реестр оптовых покупателей, закупающих семена.

Важная роль при этом отводится обязательной маркировке. Обязательная маркировка по-европейски — это реализация права на информацию для сознательного выбора. Европейские “Правила о новых видах пищи” устанавливают обязательную маркировку пищевых продуктов и ингредиентов, если в продукте содержится более 0,9% ГМИ. Порог в 0,9% введен исходя из предположения, что примесь таких веществ может быть случайной, поскольку при производстве продуктов питания, кормов и семян практически невозможно добиться их 100%-ной чистоты. Однако в отношении детского питания страны ЕС запретили использование ГМИ в сколь угодно малых количествах. Правила маркировки предписывают указывать сведения о наличии ГМИ даже в ресторанных меню. Но это в Европе.

А У НАС?

Если коротко, то в нашей стране реального контроля за оборотом ГМО и ГМИ практически нет, несмотря на то, что соответствующие законы имеются. Нас призвана защищать система законов: “О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности”, “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения”, “О качестве и безопасности пищевых продуктов”, “О защите прав потребителя”. А также Основы государственной политики в области обеспечения химической и биологической безопасности Российской Федерации. Все есть — результатов нет. Простой пример. Закон о защите прав потребителей обязывает производителей маркировать изделия, содержащие ГМИ. Кто видел такую маркировку? А лаборатории Госсанэпиднадзора при выборочных проверках обнаруживают ГМИ почти в трети продуктов.

Основной поток ГМ-продуктов и ГМ-сырья поступает к нам из-за рубежа. Следовательно, и контроль за ГМИ надо начинать с таможенного терминала. Основными товарами, содержащими ГМИ, являются соя, картофель, кукуруза, сахарная свекла, рапс (бобы, клубни, зерна, крупа, мука, шрот): 75—80 процентов рынка ГМ-продуктов. Трудно поверить, но при ввозе в страну эти товары фактически не проверяются на наличие ГМИ.

У нас введена и формально действует система государственной регистрации товаров, содержащих ГМО и ГМИ. По закону импортер должен обратиться в органы Роспотребнадзора для соответствующих исследований и выдачи соответствующего свидетельства. По предъявлении этого свидетельства таможня может разрешить или запретить ввоз товаров в страну. Но не делает этого таможенная служба! А лаборатории Росхлебинспекции и Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору России не должны (по закону) и не могут (их лаборатории не оснащены соответствующим оборудованием) проверять ввозимое сырье на трансгенность.

Так что в нашу страну можно ввозить все что угодно. А дальше — сдать соевые бобы или кукурузные зерна на мелькомбинат, смолоть муку, написать на мешках “мука 1-го сорта, мелькомбинат №…” и продать ее какому-нибудь мясокомбинату. Колбасник добавит эту муку в свои изделия и отправит их в магазины, кафе, рестораны. Он может и не знать, что эта мука получена целиком или частично из ГМ-сырья. Проверять все равно никто не будет.

Кроме пищевого сырья в страну ввозят и готовые продукты питания, содержащие ГМИ. Для этого нужно оформить Сертификат безопасности товара. В январе этого года утвержден новый “Список товаров, для которых требуется подтверждение проведения обязательной сертификации при выпуске на таможенную территорию РФ”, в котором почти не осталось продуктов, содержащих ГМИ. В прежнем — были, в новом — забыли? Теперь ГМИ надо вылавливать на фабриках, заводах, комбинатах, в столовых, ресторанах, кафе, на миллионах прилавков и сотнях тысяч торговых точек.

По закону Роспотребнадзор должен отслеживать информацию о приобретении, хранении, производстве и реализации продукции, содержащий ГМО и ГМИ. И он пытается это делать. Однако этой информации нет даже у производителей и продавцов.

Есть противоречия и недоработки и в сфере маркировки ГМ-продуктов. Прописанный в Санитарно-эпидемиологических правилах и нормативах порог для маркировки ГМ-продуктов равен 5%. А новая редакция Закона о защите прав потребителей предписывает маркировать все продукты, содержащие хоть сколько-нибудь ГМИ. Шаги, предпринятые в прошлом году Роспотребнадзором в направлении введения европейской пороговой нормы (0,9%), Минюст отверг.

Выстраивается целая система противодействия контролю за ввозом и оборотом ГМО и ГМИ в страну. Что же за этим стоит? Алчность и безответственность импортеров ГМ-сырья и производителей ГМ-продуктов? Несомненно. Продажность инспекторов и инспекций, министерств и министров? Не без того. Но не только это. Безопасность пищевых продуктов является частью общей проблемы биобезопасности. А в этом направлении копают уже другие персонажи.

БИОТЕРРОРИЗМ

В мае 2004 г. в Льеже (Бельгия) Комитет НАТО по глобальным вызовам современному обществу выступил с заявлением о серьезной опасности возникновения генетического терроризма. Эта опасность усугубляется тем, что даже небольшая лаборатория со стандартным оборудованием и ограниченными финансовыми возможностями может разработать и изготовить такое оружие. И именно продукты питания могут стать его потенциальным носителем.

Что такое генетическое оружие? Это искусственно созданные бактерии, вирусы, микроорганизмы, которые, попадая в организм человека, могут на него воздействовать. Выбор определяется особой программой поведения такой бактерии, в соответствии с которой она отыскивает те гены в организме человека, против которых она должна действовать. И если их находит, то действует, если не находит — не действует.

Можно создать такие бактерии, которые отыскивают ген, обусловливающий, скажем, рыжий цвет волос, и поместить их в йогурт с “миллионом живых бактерий”, и постепенно в стране будет становиться все меньше и меньше рыжеволосых. Они либо начнут вымирать от обычных болезней из-за снижения иммунитета, либо будут становиться бесплодными — способов негативного воздействия много. Вместо рыжих можно в качестве цели выбрать какую-либо этническую группу или поражать объекты по половому признаку. Может быть создано оружие, которое будет избирательно разрушать какую-то часть организма своей жертвы: сердце, желудок, печень... А медики будут говорить больному, что пить надо меньше. И лекарства окажутся бессильными. Противостоять этому может только всеобъемлющая система биологической безопасности государства.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Есть, конечно, царская дорога к биологической безопасности. Если бы на уровне постановления правительства или указа президента была введена норма, обязывающая всех производителей маркировать ВСЮ пищевую продукцию фразой “НЕ СОДЕРЖИТ ГМИ” в случае, если не содержит, или “СОДЕРЖИТ то-то и то-то”, если содержит. И предусмотреть такую ответственность производителя за не соответствующую действительности информацию, чтобы ему и в бреду не приходило в голову пытаться кого-либо обманывать. Если бы этим же указом таможне предписывалось не пропускать пищевое сырье и продукты питания без анализа на ГМИ. Если бы все хозяйствующие субъекты были обязаны вести строгий учет прихода и ухода ГМИ. Есть еще много таких “если”… Но главное: если бы все это курировал и координировал единый компетентный орган, мы бы имели надежду на улучшение ситуации и на обеспечение нашего конституционного права на достоверную информацию.

А пока у нас есть только один путь: требовать от ветвистого древа нашей государственной власти создания такой системы и исполнения действующего законодательства и одновременно его улучшения. Помогать тем, кто пытается защитить наши интересы и интересы будущих поколений. Бороться с теми, кто не предоставляет нам нужной информации. Надо обращать внимание на маркировку пищевых продуктов, при любых сомнениях обращаться в общества и ассоциации защиты прав потребителей, Госсанэпиднадзор, торговые инспекции.

За последние три года импорт в Россию ГМО и ГМИ увеличился в 100 раз. В настоящее время на реализации населению могут быть содержащие ГМИ: 80% соевых продуктов, 80% овощных консервов, 70% мясных продуктов, 70% кондитерских изделий, 50% фруктов и овощей, 15—20% молочных продуктов и 90% пищевых смесей для детей. На рынке России уже находятся ГМО-сорта томатов, кабачков, рапса, папайи, дыни и др., несмотря на то, что они в нашей стране пока — вне закона.

Словом, дурят нас как хотят!




    Партнеры