Две натуры Ахмата

Зураб Церетели: “Меня попросили — я делаю”

22 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 236

Зураба Церетели совершенно не волнует традиционный для всех творцов вопрос — чем будем удивлять? Все у него получается как-то само собой. На этот раз всех поразило известие, что Церетели ваяет памятник Ахмату Кадырову. Скульптор должен был представить модель вчера. Кстати, как раз вчера в Российской академии художеств на Пречистенке Зурабу Константиновичу планировали вручить орден от правительства Чеченской Республики. Орден в Москву специально привезла зампред правительства Чечни Белхиз Байдаева.


Памятник находится в работе два месяца, и он еще не готов. Накануне его презентации, которая получилась спонтанной, потому что никто, собственно, заранее не собирался ее проводить, Церетели выглядел очень усталым.

— Дело в том, — сообщила пресс-секретарь скульптора, — что Церетели самому нужно памятник ставить… 16 апреля закончилась его выставка в питерском Манеже, только разобрали. Он с ног падает. Не успел он приехать в Москву, а тут уже требуют показать памятник Кадырову. Но этот заказ особый. Зураб Константинович очень внимательно к нему относится и очень много над ним работает. Работает буквально на износ. А вот Роден, между прочим, по восемь лет корпел над каждой скульптурой.

Да, в отличие от медлительного Родена Церетели работает быстро. Скульптуру Ахмата Кадырова планируется установить в Грозном в день рождения погибшего президента, в августе. Это будет первый монумент такого масштаба, возведенный здесь с начала войны. Охранять его от вандалов-боевиков придется, очевидно, не менее бдительно, чем живого Кадырова и, хочется надеяться, более успешно. Впрочем, если вспомнить историю, все, кто покушался на церетелевские композиции, заканчивают плохо. Так было и с разрушителями памятника русско-грузинской дружбе в Тбилиси и с минерами Петра в Москве.

Размер фигуры Кадырова —“две натуры”, хотя сначала речь шла просто о бюсте. Как говорит сам скульптор, большую работу он начал по просьбе семьи Кадырова, руководства Чеченской Республики и ее жителей. Именно они попросили “скульптуру во весь рост”. С сыном Рамзаном или вдовой Кадырова Церетели непосредственно не общался. Через посредников ему передали фотографии, видеозаписи. Он так же передавал им эскизы и чертежи. У Церетели есть и свой собственный архив, где запечатлен Кадыров. Скульптор утверждает, что они были хорошо знакомы.

На вопрос, удался ли образ, Церетели говорит, что, “наверное, создал все правильно”. Да и чеченцы довольны. Теперь главное — успеть ко дню рождения: “Надо стараться, чтобы обрадовать”.

О финансировании работ Церетели просил лучше никак не писать.

— Нельзя нашим людям об этом рассказывать. Если скажу, что подарю, начнут высчитывать, сколько там килограммов бронзы и сколько я денег потратил. Скажу, что заказали, оплатили, будут приписывать то, чего я не говорил. Все равно, что я ни говорю, никто никогда не верит. Поэтому напишите так: они попросили, я делаю. От сердца делаю.







Партнеры