Уймись, прошу, бессонница

Абсолютно не спать можно не более двух дней

22 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 318

Как же хочется спать! Глаза слипаются, тело будто ватное, голова клонится к столу. Кому не знакомо такое состояние в середине рабочего дня? Оказывается, дневная сонливость — предвестник хронической бессонницы.


Квечеру у симптоматиков вялость чудесным образом рассеивается, а ближе к ночи возникает ощущение... утреннего подъема. И никакие средства не помогают забыться спокойным сном. Остается только взывать к уже одушевленному недугу. Как со знанием дела поет наше все Алла Пугачева: “Уйди, прошу, бессонница, забыть его хочу…”

Можно ли вылечить бессонницу? Что ее провоцирует? Опасна ли жизнь без сна и отдыха? На эти и другие вопросы отвечает врач-невролог первой категории, остеопат клиники “МедЦентрСервис” Павел Осипов.

— Бессонница — это болезнь?

— Нет, конечно. Хотя вопрос философский. Скорее нарушение фазы сна. Человек может всю ночь прохрапеть, а утром доказывать, что не спал. И действительно чувствовать себя разбитым. Чаще всего люди, которые жалуются на бессонницу, спят быстрым, поверхностным сном.

— Но если отчетливо ощущаешь, что не спишь, о каком поверхностном сне может идти речь?

— Дело в том, что абсолютно не спать можно не более двух дней. На третьи сутки человек сходит с ума. У него просто смешивается реальность со сновидением. И, кстати, вывести его из этого состояния практически невозможно. Что косвенно подтверждают эксперименты фашистов над узниками во время войны. Несчастных специально выдерживали в состоянии бодрости, ни на минуту не давая отключиться. И люди ломались.

Другое дело — стресс. Постоянно испытывая стресс, человек не может избавиться от вызывающих его проблем. И ночью они возникают еще более отчетливо. Обычно черно-белый сон характеризует как раз попытку решения проблемы. Событие наблюдается как бы со стороны. Но сам спящий в них не участвует. Все происходит как на пленке любительской съемки.

Бессонница — позднее засыпание, раннее пробуждение, прерывность ночного сна, уменьшение его глубины.

— А если мучительная проблема в процессе сна начинает разрешаться, он может стать более глубоким и цветным?

— В глубоком цветном сне обычно спящий участвует сам, а значит, сам и влияет на ход событий. Иногда в плавном течении сюжета возникают 3—5-секундные перебивки. В норме — за ночь перебивки возникают три-четыре раза. Это при нормальном сне. Если черно-белый сюжет навязчиво транслируется, можно говорить только о поверхностной форме сна. Когда имеет место депрессивное состояние, полученное в результате пережитого острого стресса, сон постоянно прерывается ощущениями страха и тревоги. Заснуть после этого, даже неглубоко, становится невозможным.

— Значит, во сне, пусть даже неглубоком, можно найти верное решение?

— Это заблуждение. Во сне выстраиваются определенные ассоциативные связи, которые наяву могут оказаться полным бредом. Скажем, может присниться научная статья, где запросто формулируется открытие века. Если восстановить увиденное утром, скорее всего выяснится, что открытие — лишь поток сознания.

— А как же быть с открытиями, которые действительно приходили во сне, как, например, Менделееву?

— Ну это же совсем другое. Гении живут в другом измерении. Известно, что они способны не отвлекаясь думать об одной и той же вещи более трех минут. Естественно, во сне у них мозг работает интенсивнее, чем у обычных людей, и открытие вполне может случиться. Но гении очень не похожи на нормальных, в привычном смысле слова, людей. У них сильно развито ассоциативное мышление. И гораздо слабее — конкретное. Между прочим, Эйнштейну в детстве вообще ставили диагноз “аутизм”.

* * *

— Значит, если у человека с ассоциациями зашкаливает, можно говорить о его гениальности?

— Если зашкаливает, то можно говорить о шизофрении. В норме должно быть соотношение 50 на 50. Незначительное увеличение в сторону ассоциативного мышления может говорить о наличии яркого таланта, а в сторону конкретного — олигофрении.

— И кто из них лучше засыпает?

— Сон зависит не от типа личности, а от образа жизни. Всем давно известно деление людей на “сов” и “жаворонков”. Если выбранная профессия и работа по своему ритму совпадает с этими характеристиками, а к тому же и спутник жизни — одного с вами типа, для бессонницы повода не находится. Сложнее приходится представителям противоположных натур. Привыкший рано ложиться и рано вставать “жаворонок” раздражает ленивца-“сову”, не смыкающую глаз до поздней ночи и не умеющую просыпаться ранее 12 часов дня. Так же и с работой. Если “сове” необходимо к 9 утра находиться на службе, а “жаворонку” засиживаться за делами за полночь — продуктивность нулевая. Что, естественно, вызывает стресс. Жить в постоянном стрессе очень вредно. И бессонница — лишь первое звено в последующей потом череде неполадок в организме.

— А как же быть с преодолением? Вот мне трудно заставить себя ходить по утрам на шейпинг, но я знаю, что, если преодолею лень, быстро добьюсь желанного результата.

— Нет ничего вреднее, чем заниматься спортом по утрам. Вот после чего организм начинает испытывать настоящий стресс.

— И утренние пробежки, зарядка — тоже вредны?

— Бег — тоже. А зарядка может заключаться в плавном потягивании и разминании мышц. Помните, лет пятнадцать назад последователи Порфирия Иванова собирались по утрам в любую погоду во дворах? И встречали восход, делая зарядку и обливаясь ледяной водой? Так вот, известно, что почти никто из них не дожил до сегодняшнего дня. Они долго ничем не болели, но потом погибали от незначительной инфекции. Организм, конечно, мобилизуется в стрессовой ситуации. Во время войны солдаты вброд переходили ледяные реки и не простужались. Но возможности организма никогда не были неограниченными. Наступает момент, когда он вырабатывает свой ресурс терпения и просто гибнет.

* * *

— Будущее — за ленивцами?

— Те, кто редко встает с дивана, живут гораздо дольше, чем спортсмены. Но все, конечно, хорошо в меру. Не надо бессмысленно бегать. Можно ходить в день по 3—5 км. Не надо ставить рекорды, достаточно ежедневно висеть на руках по 20 минут. Ну, и питаться нитратами тоже не надо. И на диетах сидеть не надо. Это самый сильный стресс. Самое главное — соблюдать калорийность. Необходимые 1000 Ккал находятся в двух литрах молока. Не сложно рассчитать, сколько нужно съедать за завтраком, обедом и ужином.

— По известной поговорке?

— Считаю ее совершенно идиотской. “Завтрак съешь сам, обед раздели с другом, ужин отдай врагу” и... отправляйся прямиком в психоневрологический диспансер. Все наоборот. Завтракать организм не хочет потому, что еще не проснулся и не начал работать. Если сытно поесть, он будет вынужден немыслимыми усилиями протолкнуть это и сразу на освободившееся место запросить новой пищи. В это время вы на работе совершаете первое чаепитие с печенюшками. Организм забит, но не сыт. К обеду он вопит о новой дозе, и вы покорно ее забрасываете. После чего пытаетесь вернуться к работе и сосредоточиться. А это уже невозможно, потому что одновременно увеличивается кровоток в желудке и в голове. И пища не перерабатывается, и мысль не идет. Хочется только заснуть и не проснуться.

— Так когда же есть полезно — ночью?

— Вечером, перед сном. Вот тогда все совпадает. Естественно, необходимо соблюдать меру. Но сбалансированная пища, потребляемая в расслабленном, спокойном состоянии, хорошо переработается ночью. Организму не надо будет вас молить о дозе, что создаст благоприятную обстановку для сна. И никакой бессоннице вас не взять. Конечно, если устранены сопутствующие причины.

— Например?

— Один мой пациент никак не мог справиться со своей бессонницей. Этот 40-летний мужчина мог спать где угодно, только не дома. В командировке, в гостях, даже в аэропорту. Дома он буквально не смыкал глаз. В ходе наших бесед он признался, что перестал испытывать влечение к своей жене, хотя со стороны они производили впечатление идеальной пары. И каждый раз, готовясь ко сну, он мучился от сознания, что не справляется с выполнением супружеского долга. Трагикомичная ситуация травмировала обоих, пока они не решили ее радикально. Разошлись, создали новые семейные союзы и... спят спокойно!




Партнеры