Индиана едет к Джонсам

Почему иностранных студентов надо заманивать в наши вузы?

12 мая 2005 в 00:00, просмотров: 199

Можете себе представить ректора с красной точкой на лбу и ожерельем из цветов на шее? В таком “наряде” приветствовали индийскую землю 26 руководителей известных российских вузов. Москва, Владимир, Тверь, Тула, Воронеж, Курск, Таганрог, Ижевск, Волгоград, Тамбов, Иркутск, Томск — впервые со времен СССР такая представительная делегация открывала в Дели выставку отечественного высшего образования.

50 лет назад Советский Союз начал готовить специалистов Республики Индия. За полвека — более 10 тысяч выпускников. “Самый близкий стратегический партнер” — называют Россию в Индии сегодня. Но лишь 0,66% индийцев, отправляющихся учиться за границу, выбирают вузы РФ.


Почему иностранцы не хотят ехать за знаниями “на Русь”? Сколько миллионов долларов ежегодно “пролетает” мимо нашей высшей школы? Что ждет в ближайшем будущем российский рынок образовательных услуг?

Страна восходящего образования

Индия, когда ее представляешь, сидя в Москве, — загадочная, волшебная страна. Йога, древние философские тексты, Камасутра, архитектурное чудо света Тадж-Махал, раджи, гаремы, слоны, джунгли, священные коровы... Индия, какой я ее увидела из окна делийского автобуса, совсем другая. Нищие, завернувшись в грубую ткань, спят прямо на асфальте. Палаточные городки бедноты возле помоек. Смуглые худые женщины в ярких сари тянут руку за милостыней.

Когда наш комфортабельный “Икарус” с кондиционером поравнялся с местным автобусом “без окон без дверей” (одни проемы без стекол — в 40-градусной жаре иначе не выдержать) и индийские пассажиры с любопытством вытянули головы в сторону “белых”, в мыслях пронеслось: “Запад есть Запад. Восток есть Восток. Вместе им не сойтись никогда”.

Но и эта нищая, грязная, попрошайничающая страна — не вся правда об Индии. Республика Индия активно развивается. Говорят, сегодня все, что продают в Индии — от колы до “Мерседеса”, — делают в самой Индии. Государство старается не вывозить капиталы за рубеж, а наоборот — налаживать производство иностранных марок у себя. (Многие фирменные европейские вещички на самом деле привезены из Индии: труд рабочих здесь гораздо дешевле.)

Индийские компьютерщики считаются одними из самых сильных в мире. В стране даже есть своего рода Силиконовая долина (в США Силиконовая долина — знаменитая обитель компьютерных разработчиков). Все больше сельских жителей переезжает в города. Все больше индийцев стремятся получить высшее образование. (Кстати, если зарплата многих рядовых индусов — около $10 в месяц, то у обладателей вузовского диплома — около $1000.)

В прошлом году 150 тысяч индийских выпускников уехали в вузы зарубежья. Благодаря им за год иноземные государства обогатились на 1,5 млрд. долларов. Больше половины индийцев, разъехавшихся по миру на учебу (59%), выбрали США. Австралии, которая начала привлекать индийских учащихся всего 10—12 лет назад, досталось 15% абитуриентов. Англия очаровала 11%. Мы плетемся в самом хвосте: российское образование выбрали меньше 1%, всего около 1000 человек. (Данные предоставлены руководителем индийской организации “Обучение за рубежом” Рави Чандраном.)

Иностранные абитуриенты — “золотая жила”

В мире давно поняли: рынок образовательных услуг ничуть не хуже рынка ценных бумаг. Обучение иностранцев приносит не только материальный доход (в год США получает от иностранных студентов около 15 млрд. долл., для сравнения: в бюджете РФ-2005 на нужды всего образования запланировано порядка 5,5 млрд., на науку — 2 млрд. долларов). Дело не только в том, что растет престиж российской или немецкой школы, если в РФ или Германию едут учиться со всего мира. Прием иностранцев важен с политической точки зрения. Если министр или крупный предприниматель провел лучшие, студенческие, годы в стране N, он и на родине скорее всего постарается сохранять хорошие отношения с друзьями молодости, сотрудничать с государством N.

Советский Союз тратил колоссальные деньги, ежегодно принимая до 90 тысяч иностранцев в гражданские вузы на “полный пансион” (стипендия, билеты на учебу и обратно, отдых, литература). Все ради того, чтобы были дружественные СССР государства, чтобы нас уважали и любили. Но с середины 80-х заниматься даже такой дальновидной благотворительностью становилось все труднее. В итоге с 1991 г. Россия практически полностью перешла от “халявы” для восточных и латиноамериканских друзей к оказанию платных образовательных услуг. Интернациональный поток абитуриентов резко сократился. Сейчас нашему образованию приходится по новой раскручиваться на мировой арене. Доказывать, что наши дипломы — это знак качества, а не какая-то справка о том, что ты не верблюд.

Иностранные выпускники советских вузов стареют. А молодежи еще поди объясни, что такое Россия и почему сюда надо ехать учиться. “Мы недавно проводили выставку российских университетов в Индонезии. Так там не все даже слышали о том, что существует такая страна — Россия”, — говорит гендиректор госорганизации “Интеробразование” Алексей Быков.

Закон привлекательности

Если разобраться, у нашей высшей школы немало привлекательных для иностранцев сторон. Во-первых, можно получить качественное образование за доступную цену. Медицинские, инженерные, компьютерные науки освоить у нас минимум раза в четыре дешевле, чем на Западе. А в Индии есть неофициальное правило: в частных вузах первокурсник-медик должен сделать взнос порядка 70 тыс. долл. и потом еще отстегивать по несколько тысяч ежегодно.

Во-вторых, требования российских вузов к абитуриентам, по оценкам индийцев, снисходительнее, чем в Европе и США. И к студентам у нас в последние годы тоже относятся довольно мягко. Участник делийской выставки образования, проректор по международным связям Ижевского гостехуниверситета Александр Еленский заметил: “У нас ведь какая система? Хотите учиться — научат. Не хотите — все равно с троечками до диплома дотянете. В арабских странах студента, который списал, воспринимают как вора. У нас другой склад ума: всей группой контрольную решают. Наше образование держится на самородках”.

Индийцам симпатизирует, что в российских вузах более индивидуальный подход к подготовке специалистов. В Индии на одного преподавателя приходится 25 студентов, в России — 5. В нашу пользу — наличие совместных индо-российских предприятий, готовых принимать на работу индийских специалистов. У России и Индии — проверенные временем политические, экономические связи.

Испытание скинхедами

Но всего этого оказывается недостаточно для того, чтобы наши вузы могли успешно конкурировать с американскими или китайскими. Декан факультета довузовской подготовки иностранцев Московского автодорожного университета Андрей Ременцов: “У нас на подфаке учатся ребята более чем из 45 стран. Нестабильная обстановка в России отпугивает многих абитуриентов. Новости о нападении на иностранцев очень быстро разлетаются по миру. Боясь скинхедов, ребята стараются поменьше выходить на улицу. А после пожара в общежитии РУДН сразу сократилось количество студентов, например, из Китая: одни уехали домой, а некоторые, кто сюда собирался и оформил документы, решили отказаться от своей затеи”.

На встрече с ректорами индийцы высказались об этих проблемах как дипломаты: “С самого приезда наших учащихся в Россию прием и акклиматизация не всегда гладки”. Для справедливости надо заметить: иностранные студенты тоже не всегда “подарок”. Проректор Ижевского техуниверситета Александр Еленский: “Всякое бывает: и к злачным местам некоторых тянет, и на наркотиках попадаются. Нужен глаз да глаз”.

В Индии сильны семейные связи. У нас, в отличие от ряда западных вузов, не принято рассылать родителям табели об успеваемости детей-студентов. Преодолеть тысячи километров, чтобы навестить деток в России, накладно. Все это индийцы зачастую воспринимают болезненно.

Существует проблема языкового барьера. Индийцы со школы говорят по-английски. Ехать в вузы на Запад проще. Чтобы учиться у нас, надо за год выучить русский так, чтобы на равных слушать лекции с остальными студентами. Университеты начинают вводить курсы на английском. Однако это не всегда лучший выход. Представьте, студент осваивает анатомию на “инглише”. Но медику обязательно нужна практика. А много ли в обычной московской больнице пациентов, говорящих на английском?

Против лома нет диплома

Но есть и причины посерьезнее, почему нам порой трудно конкурировать с западными вузами. Если студент едет учиться в Англию, он платит гораздо больше, чем платил бы в России. Но знает: во-первых, во время учебы можно подрабатывать. И этого будет хватать на жизнь и скромные развлечения. Во-вторых, его диплом не назовут филькиной грамотой ни на родине, ни в Европе. В-третьих, после вуза можно не возвращаться домой, а осесть там, где учился. Причем, работая, выпускник способен с лихвой окупить потраченные на вуз средства.

А как у нас? Иностранные студенты официально пока не имеют права работать в России. Избранные счастливчики получают госстипендию. Но какие это мизерные деньги, знаете сами. Приходится везти с собой тугой кошелек из дома или подрабатывать нелегально.

Дальше — дипломы. Безусловно, в России могут готовить высококлассных специалистов. Их с жадностью переманивают на Запад. Но по большому счету наши дипломы не везде спешат признавать. Требуют ввести дополнительные экзамены, предоставить учебные планы, прежде чем российские документы о высшем образовании встанут в один ряд с европейскими.

При этом не надо забывать о конкуренции. Разве тем же американцам выгодно, чтобы индийцы ехали учиться к нам, а не к ним? Один пример. Самая востребованная специальность в Индии — медик (можно завести частную практику). Большинство абитуриентов отправляются за границу именно за медобразованием. Однако Медицинский совет Индии не слишком дружелюбен к тем, кто получил диплом в России. Большинству молодых специалистов приходится повторно сдавать экзамен, подтверждающий их статус. А теперь любопытная деталь: главные места в Медсовете заняты в основном выпускниками западных университетов. Пока совет признал всего 10—12 российских медвузов.

А что касается перспективы работать врачом в России — тут надо быть очень большим энтузиастом. Или любителем “острых ощущений” — вместе с российскими учителями, музейными работниками и медиками регулярно выходить на митинги и требовать повысить зарплату.

Притча про “хуже” и “лучше”

Как утверждают индийские просветители, нашей высшей школе не хватает рекламы за рубежом. На открытии выставки в Дели президент Национальной федерации ассоциаций индийских выпускников вузов РФ Девендра Каушик с грустью отметил: “Россия недостаточно занимается популяризацией своих достижений, своего образования. Американцы, англичане регулярно проводят выставки и встречи со студентами”. К нам многие абитуриенты приезжают лишь благодаря тому, что здесь уже учились их близкие или друзья. При этом большинство иностранцев более-менее знают только Москву да Питер. А ехать в провинцию не решаются. Спасибо таким выставкам, как в Дели, на которых будущие абитуриенты могут лицом к лицу встретиться с нашими ректорами. А ректоры — установить связи с иностранными учебными заведениями.

Что же ждет рынок российских образовательных услуг в будущем? Ответить на этот вопрос “МК” согласился начальник отдела международного образования Федерального агентства по образованию РФ Александр Соловьев: “В отношениях российской высшей школы и зарубежья действительно есть проблемы. Мы их видим и стремимся решать. Взять Индию: сейчас у нас учится всего 47 индусов по государственной линии (то есть за счет бюджета России). Контрактников — более 4,5 тысячи. Я считаю, это количество не отвечает ни нашему потенциалу, ни нашим интересам. Но не думаю, что спрос на российское образование сегодня низкий. Другое дело — надо активизировать наше сотрудничество с зарубежными странами.

Во время выставки вузов в Индии мы встречались с министром образования Дели и министром образования Индийской Республики. Были поставлены две главные задачи. Во-первых, обсудили межправительственную программу обменов в области культуры, науки и образования. Надеюсь, она будет подписана в этом году. Второй вопрос — очень больной и старый: о взаимном признании документов об образовании. Увы, индийская сторона наши дипломы значительно принижает перед западными. Мы должны защищать советские и российские дипломы, чтобы их ценили везде, включая Индию...

Прекрасно понимаем, что надо продвигать наше образование за рубеж. Сейчас рассматриваем возможность вернуться к практике СССР и оплачивать ряду студентов-иностранцев дорогу в Россию и обратно. Заодно хотели бы повысить им стипендию. Думаем, как помочь с подработками во время учебы. Например, на кафедрах в вузах.

Приток иностранных граждан — это приток валюты в страну. За позапрошлый год иностранные студенты принесли доход России более 300 млн. долл. Если приток увеличить, можно было бы значительно улучшить материально-техническую базу вузов, повысить зарплату преподавателям. Есть бизнес-план, по которому к 2010 г. Россия могла бы получать 45 млн. долл. ежегодно только от обучения индийцев.

Не все решается так быстро, как мы хотели бы. Но я оптимист. В любой трудной ситуации повторяю любимую присказку: “Могло быть и хуже”. Конечно, можно переиначить. Сказать: “А могло бы быть и лучше”. Надеюсь, что мы идем как раз к “лучше”.

Наверное, проблема глубже, чем просто привлечь как можно больше индийцев или китайцев в российские вузы. Проблема в том, насколько твердо может стоять на ногах наша страна. От этого зависит, будут ли к нам ехать учиться, чтобы потом становиться нашими партнерами. Или мы превратимся в своеобразный источник дешевых образовательных услуг (при желании — с обучением на английском). И из нас будут высасывать соки, чтобы процветать самим.


СПРАВКА "МК"

В СССР и РФ подготовили свыше 600 тысяч иностранных выпускников (по гражданским специальностям). Среди них — руководители Анголы, Египта, Вьетнама.




Партнеры