Тупик в конце тоннеля

Чтобы не потерять СНГ, Россия должна найти себя

24 мая 2005 в 00:00, просмотров: 470

Для каждой бывшей империи рано или поздно наступают моменты чистого позора.

В 1975 году диктатор бывшей британской колонии Уганды Иди Амин потребовал от королевы Елизаветы II переспать с ним.

В противном случае арестованному по надуманному предлогу английскому профессору грозила смертная казнь.

И некогда правившие половиной мира британцы отправили на поклонк диктатору шефа МИДа.

Россия, похоже, тоже вступает во времена постоянных ударов по ее престижу.


Судите сами. Несколько дней назад потеряло силу денонсированное Туркменбаши соглашение о двойном гражданстве. 100 тысяч российских граждан вопреки своему желанию враз перестали быть таковыми. Через несколько лет Украина станет членом НАТО — в московских верхах уже свыклись с мыслью об этом. По мнению экспертов, после неизбежного падения режима Лукашенко за Украиной может последовать и Белоруссия. И все это на фоне выдавливания России из Грузии и Кавказа в целом и возможного прихода исламистов к власти в Узбекистане.

Самое тревожное, что непонятно, куда двигаться. Оба пути, открытые перед Россией, похоже, ведут в тупик.

Полет в никуда

“Вы можете, наконец, разобраться, чего вы, собственно, хотите?!” — заявил в 1993 году упрекавшим его российским чиновникам узбекский президент Ислам Каримов. С тех пор прошло более десяти лет. Но ответа на этот простой вопрос в отношении СНГ как не было, так и нет.

Официально СНГ провозглашено приоритетом российской внешней политики. Но, как и многие другие декларации нашей власти, это тоже осталось на бумаге. По реальному отношению московских чиновников и политиков к проблемам экс-СССР их можно четко разделить на три группы.

Равнодушные. Главным российским интегратором бывших советских республик должен быть министр экономического развития. Именно в его ведомстве сосредоточены все важные экономические рычаги. Но за пять лет пребывания Германа Грефа в кресле министра его визиты в ключевые страны бывшего Союза можно сосчитать по пальцам. Еще хуже бывает, когда коллеги из СНГ сами приезжают в гости к Герману Оскаровичу. Был случай, когда он продержал в приемной министра промышленности Казахстана аж полтора часа. Самое смешное, что темпы роста казахской экономики уже не первый год превышают наши. Причем российские эксперты уверяют, что эти цифры не нарисованы местным Госкомстатом, а абсолютно реальны.

Дельцы. Многие, на первый взгляд, безумные и непросчитанные действия официальной Москвы в СНГ на самом деле вполне логичны. Почему Россия безропотно сносит все оскорбительные выходки Туркменбаши? Потому что некие влиятельные люди в Москве “пилят” с ашхабадским диктатором доходы от экспорта газа. Почему у проводящего откровенно невыгодный для нас курс Лукашенко столько сторонников в чиновной Москве? Потому что у некоторых людей из нашей власти совместный бизнес с белорусским ВПК по продаже оружия в страны третьего мира. Почему Россия много лет мирилась с воровством нашего транзитного газа на Украине? Потому что доходы делились пополам между киевскими и московскими чиновниками.

Подобный список можно продолжать до бесконечности. Кстати, количество людей, включенных в коррупционные цепочки, вовсе не исчерпывается высшими политиками и бизнесменами. Например, отдельная история — это российские посольства в местах типа Минска или Ашхабада. В наших дипломатических кругах открыто говорят, что определенная часть дипломатов низшего и среднего звена находится на крючке у местной контрразведки. Их ловят на мелких нарушениях типа контрабанды, а потом под угрозой шантажа заставляют работать на себя. Что же до чрезвычайных и полномочных послов России, то часто невозможно понять, на кого они на самом деле работают: то ли на Путина, то ли на местного диктатора.

Взять, скажем, реакцию нашего посла в Белоруссии на недавний арест корреспондента “МК” в Минске. Александр Блохин разразился резкой критикой в адрес “незаконопослушных” россиян, устроивших безобразие в чужой стране. Этот достопочтенный дипломат с редким красноречием заявил: “Участвовать в незаконной акции без какого-то политического смысла российским гражданам было бы бессмысленно, поэтому я еще раз повторяю, что не понимаю этих людей”. По мнению г-на Блохина, если россияне хотели выразить свой протест, они должны были обратиться к властям Минска за разрешением, которое было бы получено незамедлительно.

Энтузиасты. И в кремлевской администрации, и в МИДе, и в созданных Москвой международных организациях есть вполне компетентные спецы, искренне пытающиеся что-то сделать. Но у всех у них крошечный аппарат, ограниченные полномочия и ограниченный доступ к первым лицам государства. Доходит до смешного. У президента Буша, например, есть специальный помощник по делам Евразии (этот пост занимает известный советолог Том Грэм). А вот у президента Путина — нет.

Конечно, все дело вовсе не в отсутствии достаточного числа чиновников. Даже самый многочисленный и квалифицированный аппарат ничего не сделает, если ему не будет поставлена задача. А дело обстоит именно так.

Чего мы хотим добиться в СНГ, в теории абсолютно ясно. Россия должна жестко отстаивать свои национальные интересы и по максимуму сохранять свое влияние. Лозунг просто великолепный. Но это именно лозунг, а не конкретная программа действий.

Совместим ли объявленный президентом курс на интеграцию с Евросоюзом и сохранение тесных связей с бывшими советскими республиками? Это далеко не факт. Англии, например, пришлось в свое время делать выбор между Европой и бывшей колониальной империей. Недавний скандал из-за введения обязательности загранпаспортов для поездок в Казахстан очень показателен. Это один из первых признаков того, что, возможно, нам тоже не миновать подобного выбора. Сначала ради грядущей интеграции с Евросоюзом Москва сделала один шаг. Потом ради интеграции с СНГ отыграла все назад.

Этот эпизод блестяще демонстрирует главную внешнеполитическую проблему сегодняшней России. У нас нет внятного курса. Вместо этого мы лишь реагируем на постоянно меняющиеся события. В играх типа футбола — это однозначно проигрышная стратегия. В политике, как выясняется, тоже.

Впрочем, по-другому, наверное, и быть не могло. Никто ведь до сих пор внятно не сказал: в чем именно заключаются наши национальные интересы в СНГ? Для чего конкретно России нужно ее влияние? И в чем именно это влияние состоит? Раз нет ответов на эти фундаментальные вопросы, то российской властью очень легко манипулировать. Достаточно лишь убедить президента, что в данном случае национальные интересы состоят в том-то и том-то.



Жандарм в пролете

За последние 200 лет Россия трижды принимала на себя функции “международного антиреволюционного жандарма”. Во времена императора Николая I мы часто посылали отряды казаков для спасения равных европейских монархов от их бунтующей черни. Закончилось все страшным поражением России в Крымской войне. В эпоху генсеков Сталина, Хрущева и Брежнева мы тоже жестко усмиряли всяких восточных немцев, венгров и чехословаков. В этот раз все завершилось распадом СССР. Но и этот урок тоже не пошел впрок. Сегодня мы вновь с энтузиазмом взялись защищать Лукашенко, Каримова и иже с ними.

В сущности Россия, с присущим нам изяществом слона, влетела в расставленную американцами ловушку. Приход к власти Путина пять лет тому назад резко увеличил наш престиж в СНГ. Очень многим — и не только во властных органах бывших советских республик — Россия стала представляться гораздо более привлекательным партнером, чем далекие и малопонятные янки. Но Вашингтон сумел переломить ситуацию в свою пользу.

Если правительство слишком долго находится у власти, оно обычно до чертиков надоедает гражданам. За восемь лет пребывания Блэра в кресле британского премьера экономика страны достигла невиданных высот. Но сейчас “благодарные” граждане травят главу правительства, словно крысу. Обывателям хочется свежих лиц, а политикам — собственных карьерных взлетов.

Но в авторитарных и полуавторитарных государствах такие штучки не проходят. Жаждущим свежих лиц гражданам обычно дают по зубам. Более того, находящиеся у власти политики обычно начинают жить в мире иллюзий и управлять лишь в своих интересах. Гражданам остается лишь сжать зубы и терпеть.

Есть отдельные примеры, когда подобные режимы оказываются устойчивыми. Взять, скажем, Фиделя Кастро. Но обычно казавшийся незыблемым режим вдруг разваливается как карточный домик. И при ликовании большей части народа новые вожди обещают конец коррупции, свободу и всеобщее процветание. В 80% случаев эти клятвы, конечно, не выполняются. Но это уже неважно. История просто начинает новый цикл.

Американцы поставили себя в беспроигрышное положение. С одной стороны, они сохранили нормальные отношения практически со всеми нынешними лидерами СНГ. Даже Лукашенко без особого шума периодически засылает в Вашингтон делегации с предложениями об условиях “разрядки”. С другой стороны, янки преподносят себя в качестве “друзей свободы” и “народных революций” в бывшем Союзе.

Одновременно Вашингтон всячески пытался заставить Россию занять совершенно однозначную позицию по отношению к нынешним лидерам СНГ. Не случайно Лукашенко в американских СМИ вот уже который год представляют как “верного и последовательного союзника” Москвы. Хотя все штатовские внешнеполитические спецы прекрасно знают, что это не так.

В конце концов в Кремле поддались на провокацию и лишили себя свободы маневра. В наших верхах решили: мол, пусть Лукашенко и диктатор, но он с грехом пополам обеспечивает геополитические интересы России в регионе. А если к власти в Минске придет прозападный режим, то учитывать интересы Москвы в Белоруссии просто никому не придет в голову.

У этой политики есть только одна проблема. Она напоминает модифицированный вариант русской рулетки. Револьвер заряжен абсолютно всеми патронами, и игра идет на то, будет осечка или нет. Уход Лукашенко из власти — это всего лишь вопрос времени. Чем больше он будет оставаться в президентском дворце, тем с большей неприязнью к “батьке” будут относиться его подданные. А поскольку Россия предпочитает проглатывать оскорбления и оставаться союзником минского фюрера, эта неприязнь будет переноситься и на нашу страну. В результате, когда к власти в Минске придет новое правительство, оно может оказаться даже более антироссийским, чем Ющенко.

С курсом Москвы по отношению к Узбекистану, конечно, сложнее. Нельзя сказать, что Каримов был абсолютно не прав. Когда толпа штурмует тюрьму, любая уважающая себя власть просто обязана применить силу. Не уподобляться же Акаеву, отдавшему свою столицу на разграбление мародерам. Но применять силу так жестоко и бездумно, как это было сделано в Андижане, — как минимум не лучшее решение. Кроме того, власть Узбекистана сама во многом спровоцировала возникновение нестабильности. Ташкентские правители взяли курс на самоизоляцию своей страны. Даже на границе с Казахстаном установлены противопехотные мины. Правительство последовательно подавляло любую частную инициативу в экономике. Недавно, например, власти запретили вещевые рынки. И это в Узбекистане, где народ умеет и обожает торговать! Произвол милиционеров и прочих силовиков достиг фантастических размеров. Одним словом, если администрация Каримова не пойдет на серьезные реформы, то этот режим тоже обречен.



Демократы отдыхают

“У России остался один-единственный шанс спасти свой престиж в СНГ. Надо поддерживать демократов. Например, мы должны помочь Белоруссии свергнуть Лукашенко!” — наши либералы типа Немцова постоянно делают подобные заявления. С этой позицией согласна очень значительная часть российской интеллигенции. Но подобный курс тоже бесперспективен.

Чему именно официальная Москва может научить, скажем, того же Лукашенко? Конечно, с точки зрения демократии Россия и Белоруссия — это небо и земля. Но нельзя отрицать, что сейчас наша страна движется в том же направлении, что и империя Лукашенко. Представить себе, что наша нынешняя власть может попытаться насадить в Белоруссии демократию, могут только уж совсем сумасшедшие идеалисты.

Но допустим, что через энное количество времени российская внутриполитическая ситуация изменится. Что тогда? Как именно мы можем подталкивать Белоруссию к демократии? Прервать все нормальные контакты с местным правительством? Подобное решение с легкостью может себе позволить, скажем, Америка. Ее экономика ведь не сильно завязана на белорусскую. Но для России подобное решение абсолютно неприемлемо.

Можно, конечно, активно вмешаться во внутрибелорусскую политику и начать подрывные действия против местных властей. Но правильно ли это? Чем это будет отличаться от вмешательства Кремля в украинскую президентскую кампанию, которая закончилась столь катастрофично?

Ну и, наконец, самое главное. Даже если мы найдем какую-нибудь приемлемую форму поддержки белорусской оппозиции, не факт, что новая власть Белоруссии будет проводить выгодный для России курс. Подобные прецеденты уже были. В январе 1991 года российское правительство во главе с Ельциным горячо поддержало три прибалтийские республики. Прошло лишь несколько месяцев, и Латвия с Эстонией выразили Москве свою “благодарность”. Местных русских начали откровенно дискриминировать.

Некоторое время назад у меня был шанс пообщаться с лидерами минской оппозиции: от Станислава Шушкевича до Анатолия Лебедько. Все эти политики очень много и красиво говорили о российско-белорусской дружбе. Но из их речей все равно можно было с легкостью сделать вывод: постлукашенковская Белоруссия будет ориентироваться прежде всего на Евросоюз и Америку.

В Узбекистане заигрывание с местной оппозицией может привести даже к более тяжким последствиям, чем бездумная поддержка нынешней власти. К сожалению, на смену режима Каримова может прийти либо такой же авторитарный светский режим, либо исламисты. А если фундаменталисты захватят власть в Ташкенте, то под ударом окажется вся Средняя Азия. Этот сценарий чреват такими кошмарными последствиями, что о них даже страшно задумываться.



* * *

В эйфории после смены караула в Кремле в 2000 году казалось, что переходный период в истории России наконец-то закончен. Сегодня очевидно, что подобное мнение было диким преувеличением. Геополитическая карта Евразии продолжает меняться — и, к сожалению, не в нашу пользу.

В российских госведомствах прогнозируют, что к 2008—2010 годам процесс включения Украины в НАТО будет уже в полном разгаре. Конечно, ни у США, ни у Евросоюза нет иллюзий по поводу реальной боеспособности армии жовто-блакитной республики. Но присоединение Киева к Североатлантическому альянсу все равно выгодно Западу. Это будет железной гарантией того, что Россия никогда вновь не превратится в угрозу для янки и европейцев. Кроме того, для американцев гораздо дешевле содержать военные базы на Украине, а не в Германии. Присоединение “незалежной” к НАТО приведет к тому, что местная оборонка будет вынуждена перейти на стандарты вооружения альянса. Следовательно, у западного ВПК станет одним конкурентом меньше. Нельзя забывать также о том, что для Запада гораздо выгоднее использовать в локальных войнах украинское пушечное мясо, а не американское.

С присоединением Украины к Евросоюзу все гораздо сложнее. Этот процесс наверняка затянется. Скорее всего с Киевом будут обращаться так же, как сейчас с Турцией. В принципе никто в ЕС против “свадьбы” с Украиной возражать не будет. Но Киеву выставят огромное количество условий, выполнение которых может занять аж двадцать лет.

Путь Украины с Востока на Запад явно не будет простым. Сейчас значительная часть населения здесь по-прежнему находится в состоянии эйфории. Но вскоре у многих может появиться чувство разочарования по отношению к Западу. Жители Крыма и Восточной Украины наверняка станут протестовать против чересчур горячей дружбы с НАТО и ЕС. Но скорее всего общий курс Киева на сближение с Западом переломлен не будет. Про развитие событий в Белоруссии после ухода “батьки” уже было сказано выше.

Что будет происходить на Кавказе и в Средней Азии, большинство экспертов прогнозировать не решаются. Но ясно, что нынешняя ситуация в регионе не сохранится. Слишком уж все здесь нестабильно.

Все эти перемены напрямую касаются России. И нам надо выработать свое отношение к ним. От количества вопросов без ответов просто захватывает дух. Совместимо ли, например, членство той или иной страны в СНГ и НАТО? Что для нас НАТО и Евросоюз — партнеры или все же конкуренты, ведущие политику удушения под аккомпанемент заявления о дружбе?

Но, чтобы начать наконец проводить внятную внешнюю политику, Россия должна навести порядок у себя дома. Надо наконец определиться, какое именно государство мы строим. Мы стремимся к демократии или все же к авторитаризму? Без ясности в этом вопросе никак нельзя. Ведь в первом случае Москва должна проводить одну внешнюю политику, а во втором — совсем другую. Ну, а пока власть России будет пытаться совместить несовместимое, наша политика в СНГ и дальше будет напоминать корабль, мчащийся по волнам без руля и ветрил.





Партнеры