Он командовал парадом

Завтра Москва простится с Арчилом Гомиашвили

2 июня 2005 в 00:00, просмотров: 223

Когда-то Ильф и Петров изумлялись, что задуманный как второстепенный персонаж Остап Бендер столь нахально и обаятельно прорывался буквально в каждую главу… Жизнь Арчила Гомиашвили никак не стала “второстепенной”, хотя зрителю он полюбился именно Бендером, несмотря на десятки ролей в театре и кино…


…Уважаемые тов. Ильф и Петров!

Очень просим! Оживите тов. Бендера!..

Из письма 1929 года


— А что случилось? — встревоженно спрашивает Сергей Юрский, первый киношный Бендер.

— Самое печальное: 79 лет, ЦКБ, Москва. Болел тяжело, хотя никому никогда этого не демонстрировал… И 31-го…

— Господи, эти печальные события следуют одно за другим нынче… А я… Я очень скорблю о кончине моего собрата по профессии и по роли. Мы не были близко знакомы. Но мне очень нравились “Двенадцать стульев” и его образ в них…

…Столько писано про прямое попадание Гомиашвили “в Бендеры”, а ведь и кроме этого была масса любопытных работ — у него, выпускника Тбилисского художественного техникума… В том же “Мимино”: едва ли не единственная негодяйская роль. А “Золотое руно”, “Раннее, раннее утро…”, “Сталинград”…

— Ах, как он играл вместе с Софико Чиаурели! — вспоминает Нани Брегвадзе. — Носился в доме у князя так остроумно-задорно, даже гротесково — а так сыграть еще надо постараться! Это очень тяжелая утрата, очень. Он та-ла-нтливейший артист, изумительный! Человек с большим юмором, роли которого часто были отражением его внутреннего мира… Почему же такие люди уходят? Так обидно. Я сама лежу сейчас вся больная. Но завтра за мною придет машина и отвезет в церковь на отпевание… Обязательно.

…Человек, у которого был миллион друзей. Его радушие и щедрость поражали. Цвет мужественности. Крепость коньяка.

Darling, и ты живи вот так,

Чтобы не постареть никак!

Сила пускай Арчила

С годами крепнет, как этот коньяк!

Это написали друзья на его 70-летний юбилей, зайдя к Арчилу — теперь уже знатному ресторатору — в “Золотой Остап”…

— Действительно, ему было 44 года, когда он решил пробоваться на роль Бендера, — рассказывает Нина Гребешкова, — но он обманул всех и Леню обманул, — говорит: “Мне 32!” И никто ничего не заподозрил: он всегда молодо выглядел. Много артистов пробовалось, но… Теперь-то уж кто усомнится в правильности выбора? Хотя была преграда: Арчил говорил с заметным акцентом. Озвучивал другой артист…

— Обиделся?

— Ну, сначала было немного, но разве Арчил мог долго на кого-то обижаться? Дело в том, что у него и до фильма Лени Гайдая были собственные наработки — как сейчас бы сказали, антреприза, самостоятельные номера по мотивам “12 стульев”. Поэтому он чуть-чуть обижался, что режиссер не использует его находки, исправляет. Потом смирился.

…Впрочем, акцент отчасти помог Арчилу Михайловичу получить роль: он намекал на его “турецкое подданство”. Но, конечно, Гомиашвили, небезосновательно считавший себя мастером художественного слова, внутренне переживал переозвучку…

Продолжает:

— Он — даже трудно сказать “был” — он очень щедрый человек. Подарил мне путевку в Рио-де-Жанейро, когда было 25 лет фильму “12 стульев”. Представляете? Он последние годы уже со своим рестораном возился, который дал Арчилу благополучную жизнь… И вот…

С того памятного фильма мало кто остался в живых. Вот Гребешкова. И еще, конечно, подруга Арчила Михайловича — Наталья Крачковская:

— Огорошили вы меня. Я сижу тут на даче и ничего не знаю.

— Иногда приходится сообщать и такие вести…

— Нет, все правильно. Про него я так скажу. Он артист был редкий. Хотя и мало ролей, по которым его помнят, но… Артист пластичный, необычайно талантливый… А потом удачно ушел в бизнес.

— Но почему же ушел?

— Я думаю так. Он не мог не выкладываться до конца. Это была его потребность, он должен был гореть! Выплескивать душу! Не мог носить в себе, ему нужно было общение, служение людям. А то знаете, есть такие, которые только для себя… Арчил — нет. Его открытость, видимо, не позволила ему остаться только артистом… А тогда, в “12 стульях”… он поражал своей крайней неожиданностью, несмотря на языковой барьер. Таким и запомнится.

Близкие Арчила Гомиашвили нам сообщили, что, по предварительным данным, прощание с артистом состоится 3 июня в Доме кино.




    Партнеры