Джексонное правосудие

Маколей Калкин: “Родители знали, что мы спим с Майклом”

4 июня 2005 в 00:00, просмотров: 401

Проблемы никогда не ходят в одиночку. К неприятностям, уже который месяц преследующим Майкла Джексона в суде, прибавилось физическое нездоровье. Поп-король угодил в больницу из-за обезвоживания организма. То ли действительно и без того ослабленного певца подкосил ход судебного процесса, то ли он просто старается при помощи “дипломатической” болезни выиграть время. Но момент для госпитализации выбран своевременно: ожидается, что в понедельник присяжные вынесут свой вердикт по делу о чадолюбивом Майкле.

Пока еще можно только гадать, чем закончится дело. Но судебный процесс над поп-королем Майклом Джексоном, который пресса окрестила “гранд-театром”, явно войдет в историю не только юстиции, но и шоу-бизнеса. И в самом деле: вереница свидетелей, выступающих в процессе, выглядит просто парадом звезд. Первым таким свидетелем стал Маколей Калкин. Статус голливудской звезды Калкин получил в десятилетнем возрасте, сыграв главную роль в кинофильме “Один дома”. Сейчас ему 24 года, но выглядит он по-прежнему тинейджером, хотя уже женат.

Давая показания, Калкин рассказал о своих “уникальных взаимоотношениях” с Джеко. В течение 67 минут он защищал подсудимого, рассказывал, как тот щедро дарил ему игрушки, возил на Бермудские острова, играл с ним в детские игры.

— Мои родители знали, что мы спим вместе, но это не было для них проблемой, — говорил Калкин. — Мой папа Кит иногда заходил к нам в спальню, чтобы разбудить меня. Утверждения обвинения, что я и Джексон занимались чем-то неприемлемым, абсолютный нонсенс. Я никогда не видел Майкла, занимающегося чем-то неприемлемым не только со мной, но и с кем-либо другим.

Калкин рассказал, что жизнь в “Неверленде” — на ранчо Джексона — не имела “жестких правил”.

— Никто не заставлял нас есть только овощи. Я и мой младший брат Кирэн восхищались огнями, красотой и бесконечными развлечениями “Неверленда”. Сам Джеко вел себя как маленький мальчик. Он играл с нами, а к концу дня, утомленные, мы засыпали там, где нас заставал сон. Я засыпал в джинсах, футболке и носках. Пижаму я стал носить лишь с 17 лет, когда женился на актрисе Рашель Майнер, которой тогда тоже было семнадцать. Да, Джеко подарил мне золотой “Ролекс” с надписью “От Майкла Джексона”, но никаких сексуальных услуг за это не требовал. Утверждения прислуги Джеко, что он “играл с моим пенисом”, — наглая ложь.

С большим нетерпением зрители “гранд-театра” ожидали выступления в суде Пруденс Брандо, 9-летней внучки актера Марлона Брандо. Она должна была засвидетельствовать, что обвинитель Джеко, 13-летний Гевин Арвизо, был “плохим мальчиком”. Еще до суда Пруденс заявила следователям, что “Гэвин и его младший брат Стар вели себя как хулиганы, разбивали тележки для гольфа, пытались залезть в клетку с ламой в частном зоопарке Джексона. Они кидались конфетами в людей, сидя на карусели”.

Прокурор не допустил Пруденс к выступлению в суде, сославшись на то, что ее отец — Майко Брандо — работал у Джексона, а ее дед — Марлон Брандо — часто гостил у Джексона.

Не допустил прокурор для дачи показаний перед присяжными и “короля интервьюеров” — звезду Си-эн-эн Ларри Кинга. Но в суде в отсутствие присяжных Кинг сказал следующее:

— Адвокат мальчика и его матери, обвиняющих Джексона в сексуальных домогательствах, признался в беседе со мной, что его клиенты “немного того” и хотят пошерстить Джексона на большую сумму денег.

Судья Родни Мелвиль приказал вычеркнуть эти слова из протокола, охарактеризовав их как “слухи”.

Адвокаты Джексона оказались более удачливыми с другой телезвездой — Джеем Лено, комиком, ведущим самого популярного в США вечернего ток-шоу (“The Tonight Show”). Выступая перед присяжными, которых он изрядно посмешил своими шутками-прибаутками, Лено рассказал о том, как сын и мать Арвизо доставали его телефонными звонками. Мальчик утверждал, что Лено его герой, как Бэтмен. Когда семейка Арвизо порядком поднадоела ему, Лено удалось убедить их оставить его в покое. Денег семейке выудить из Лено не удалось, и дело ограничилось фото с автографом и майкой.

— Мне звонит много сумасшедших людей, — говорит Лено. — Эти хотели размягчить меня тем, что мальчик болен раком. Звонки мальчика выглядели подозрительными. Чувствовалось, что он говорит по шпаргалке, написанной взрослым...

Парад знаменитостей понадобился адвокатам Джексона для того, чтобы доказать “систему в действиях” его обвинителей — клянчить деньги под вымышленными предлогами у богатых звезд энтертеймента. Азия Прайор, жена актера Криса Такера, героя серии комедийных фильмов “Час пик”, показала следующее: она и Крис подружились с семейством Арвизо. Они водили мальчика на спортивные соревнования, приглашали на свое ранчо “Ноттс Берри Фарм”. Она припомнила случай, который ее раз и навсегда отвратил от этого семейства: когда она предложила свою кровь для переливания больному мальчику, его мать ответила: “Мне нужна не ваша кровь. Мне нужны ваши деньги”. Такер дал ей в общей сложности несколько десятков тысяч долларов…

Обычно после трех часов дня, когда судебное заседание заканчивало работу, Майкл Джексон садился в свой джип-SUV и ехал из Санта-Марии в “Неверленд”. Иногда он опускает стекла окон джипа, чтобы приветствовать поджидающих его фанатов. Одетые во все черное охранники Джеко везут своего босса из мрачной реальности в радужную фантазию “Неверленда”. Весь вопрос в том, куда повезут Джеко после оглашения приговора.




Партнеры