Взрывай своих — чтобы чужие боялись

Грозненский поезд выбрали не случайно?

14 июня 2005 в 00:00, просмотров: 355

Шесть вагонов с пассажирами ушли под откос в результате подрыва рельсов под поездом Грозный—Москва в 153 километрах от столицы. К счастью, обошлось без жертв. Госпитализированы 5 взрослых, в том числе проводница — с травмой позвоночника, и один ребенок — с переломом голени. За психологической помощью обратились 70 граждан. Но на самом деле “психотравму” получила вся страна. У граждан на устах один вопрос: что это было? “Детская шалость” национал-большевиков? Разовый не слишком удачный теракт, приуроченный к Дню России? Или повторение прошлогоднего сценария, когда мелкий взрыв на автобусной остановке у метро “Каширская” стал прелюдией к целой серии ужасных событий? Тогда, напомним, в течение недели последовали две авиакатастрофы, теракт у метро “Рижская” и захват школы в Беслане.

Журналисты “МК” побывали на месте трагедии и попытались понять, каким будет продолжение воскресного теракта.


…Воскресенье, полдень. Место теракта оцеплено, но пейзаж на удивление мирный. Ни развороченных железных конструкций, ни окровавленной одежды, ни воя сирен… Люди возбуждены, кто-то даже хохочет, чуть поодаль дымится костерок — дачники жарят уикендовский шашлык.

Подходим к пострадавшим — из числа тех, кому нужна “психологическая помощь”. Все, кто ехал в поезде, рассказывают об инциденте примерно одинаково.

— После того как мы отъехали от станции Узуново, я зашла в туалет. Хотела помыть руки, а потом приготовить чай для пассажиров, — вспоминает проводница второго вагона Заяна Бердукаева. — Людей в вагоне было немного, человек десять. Я уже собралась выходить, как вдруг меня силой отбросило спиной к стене. Никакого взрыва я не услышала — только скрежет железа. Глянув в окно, увидела, как мы заваливаемся на правую сторону. Кинулась к пассажирам и закричала что было мочи: “Ничего не берите с собой, выскакивайте из вагона, мы падаем!” Слава богу, в купе были в основном молодые парни, они быстро повыскакивали и стали помогать выкарабкиваться другим. Тогда я никакой боли от удара не почувствовала, а сейчас вот ноги не идут и спину ломит…

А вот как выглядел теракт из кабины машиниста.

— Хотели ли поезд пустить под откос? Наверное, да, — размышляет вслух Михаил Киреев. Его мнению можно доверять: он проработал на железной дороге всю жизнь, до пенсии три года осталось. — Будь у нас скорость побольше — все, каюк. Что видели? Да ничего не видели, бомба-то замаскирована была. Только тряхнуло сильно. Взрыв прямо перед нами был. По инерции электровоз и первый вагон проскочили, а вот второй вагон пополз с рельсов и остальные потащил.

— Какова была скорость на тот момент?

— 45 километров в час. Но по инструкции мы тут же применили экстренное торможение. Поэтому завалились только пять вагонов (со второго по шестой). От полного падения их спасли опорные мачты электролиний. Мы закрепили остальные вагоны и стали высаживать пассажиров.

— Да что говорить, — вступает в разговор другой железнодорожник. — Если бы не Михаил и Ромка (Роман Киселев — помощник машиниста. — Прим. авт.), была бы куча трупов. Они оба наши, ожерелевские (из поселка Ожерелье. — Прим. авт.). У самих по двое детей. Молодцы, короче! Да новичков и не посадили бы на такой маршрут.

Кстати, далеко не все пассажиры поняли, что произошло нечто экстраординарное. 19-летний Бек Хан спал так крепко, что пришлось долго будить его после взрыва.

— Мы накануне ночью пображничали с ребятами, — улыбается Бек, — и я не проснулся даже от взрыва. Когда встал на ноги, долго не мог понять, что происходит: меня трясут за плечи, народ суетится, все из вагона выпрыгивают… Проспал, короче.

Хотя были и те, кто всерьез испугался.

— Я пережила в Грозном все войны, но такого ужаса никогда не испытывала. Мысленно простилась со всеми, — у проводницы пятого вагона Галины Писаренко до сих пор на глазах слезы. — Сейчас уже лучше, меня сын утешил. Он на Павелецком вокзале поезд встречал, а как услышал о теракте, тут же примчался сюда на машине.

Пока глава МЧС Сергей Шойгу сообщает последние данные о жертвах (шестеро госпитализированы, тридцати шести помощь оказана амбулаторно), оперативники ФСБ суетятся в ближайшем лесу. До железной дороги — метров двести. Именно здесь расположился террорист. “Лежку” изучает лично заместитель Генпрокурора РФ Николай Савченко. Все очень похоже на кадры из фильма “В августе 44-го”: опера рассматривают каждый сломанный кустик. Моток бечевки находят сразу, его никто и не прятал. Еще одна находка — “бычок” от “Мальборо”.

— Может, это мой? — смеется дачник Николай из ближайшего поселка. — Я в субботу в этом лесу ходил.

Параллельно министр транспорта Игорь Левитин с пристрастием допрашивает помощника машиниста. Киселев вроде бы видел, что после взрыва двое каких-то типов пошли вдоль полотна в сторону Узунова. Но едва ли это террористы — скорее случайные зеваки. Чекисты уже выяснили, как именно преступник уходил с места взрыва. Через лес он выбежал на проселочную дорогу, которая выходит на трассу “Дон”, сел в машину и был таков.

В Серебрянопрудскую больницу доставили двух человек — маленькую Хажар Амаеву и 42-летнюю проводницу Фатиму Исхажаеву. Хажар, которой нет еще двух лет, ехала в поезде вместе с родителями и 5-месячной сестренкой. Семья планировала навестить в Москве родственников.

— Где-то в семь часов утра я решила покормить Хажар, — рассказывает мама малышки. — Сходила к проводнице, набрала воды, поставила стакан остывать на стол. Хажар, одетая в легкое платьице, сидела на полке рядом. Когда поезд сошел с рельсов, стакан опрокинулся, и кипяток попал малышке на ножки.

— Девочка получила термический ожог нижних конечностей I—II степеней площадью 10—15%, — рассказали “МК” врачи “скорой”. — Покраснела кожа на икрах и появился волдырь. Думаем, через пять дней у ребенка уже все пройдет. Мы сделали обезболивающий укол, наложили септическую повязку.

В больнице девочка пробыла недолго. Сначала плакала, потом вытерла слезки и даже улыбнулась. Затем мама забрала ее, и они отправились на станцию Узуново, чтобы доехать вместе с семьей до Москвы на электропоезде.

Также в больницу привезли проводницу Фатиму Исхажаеву. Женщина упала с верхней полки. Первоначально медики предполагали, что у грузной женщины повреждены позвоночник и почки. Однако при рентгене не было выявлено никаких костных патологий. С ушибом позвоночника Исхажаеву перевезли в Москву.

Также медики ждали мальчика с переломом лодыжки. Но сотрудники МЧС наложили ему шину на месте и отправили в столицу.

Первоначально в местную больницу планировали привезти шестерых пострадавших, но большинству помощь была оказана на месте, и их отправили в Москву. Медики говорят, что старались так поступать со всеми, чье состояние позволяло их не госпитализировать. Например, пенсионерку Зинаиду Магомедову. Она ехала с двумя внучками к сыну в Москву в 7-м вагоне и травму получила отнюдь не при взрыве, а… когда спускалась на землю из высоко расположенного тамбура! Женщина ушибла при падении позвоночник, и врачи приняли решение госпитализировать ее в 1-ю горбольницу. Внучки, 9-летняя Милана и 11-летняя Милата, бойко рапортуют о случившемся:

— Мы уже в окошечко выглядывали Москву, нас папа должен был встречать. Вдруг все с полок посыпалось, страшно стало, бабушка нас обняла и прижала к себе. А мы подумали, что война началась.

СПИСОК ПОСТРАДАВШИХ

Зинаида Магомедова (ушиб позвоночника)

Исита Салаева (сотрясение мозга, ушиб позвоночника)

Нуради Алиев, 12 лет (перелом лодыжки)

Хажар Амаева, 1 год и 9 мес. (ожог) — отказ от госпитализации

Ахмед Хашидов (травма глаза)

Тамара Хашидова (травма глаза)

Мизан Дакаева (ушиб позвоночника) — отказ от госпитализации

Фатима Исхажаева

Вскоре после обеда раздаются негромкие крики “ура” — подняли и поставили на рельсы первый из завалившихся вагонов (вагон №2). Его днище изуродовано, будто вскрыто гигантским ножом. Деформированную сцепку между вагонами рабочим пришлось отрезать сваркой. Заяна Бердукаева, хотя и сама получила травмы, бросается к вагону, словно к любимому чаду. И первым делом пытается убрать с прохода слетевшую с петель во время взрыва входную дверь. А потом, прихрамывая на левую ногу, начинает обход купе — собирать постельное белье. “Жизнь-то продолжается”, — вздыхает, улыбаясь через силу, Заяна.

Полностью работы на месте взрыва были завершены сразу после полуночи в понедельник. Отремонтированы полтора метра разрушенных шпал, 150 метров контактной сети, подняты упавшие опоры. В 0.50 по магистрали прошел первый поезд.


Справка МК:

В советские времена по маршруту Москва—Грозный ходил фирменный поезд №87/88 “Терек”. В сентябре 1994 года железнодорожное сообщение было прервано. 11 мая 1995 года удалось наладить движение по маршруту Москва—Гудермес (в Москву прибыл поезд со 130 пассажирами), которое (после перерыва 6 августа — 1 ноября 1996 г.) сохранялось вплоть до августа 1999 года.

В феврале 2001 года из Гудермеса снова начал ходить поезд №87. Рейс совершался раз в неделю, на нем в Москву приезжало до 1 тыс. человек. 21 апреля 2001 года поезд Москва—Гудермес №181/182 вновь был внесен в расписание, с ноября 2002 года к нему добавлен вагон, идущий до Грозного. С 1 июня 2004 года начал курсировать прямой поезд Грозный—Москва. Стоимость билета: 900 рублей в плацкартном вагоне и 1600 — в купейном.

3 февраля 2003 года на станции Гудермес под вагоном пассажирского поезда №182 Грозный—Москва была найдена и обезврежена взрывчатка, способная пустить под откос весь состав, — две тротиловые шашки по 200 г каждая.



Партнеры