Все хоккей!

Невеста Ильи Ковальчука: “У меня все натуральное — мамочка с папочкой постарались”

20 июня 2005 в 00:00, просмотров: 8899

Девушки, прикусывайте локотки. Ну что тут сказать: проморгали! Волосы цвета пшеницы, пухлые губы, озорные серые глаза — таков идеал женской красоты у одного из самых завидных женихов России. Но это еще не все. На интервью 22-летняя Николь, экс-солистка группы “Мираж”, а по совместительству невеста знаменитого хоккеиста Ильи Ковальчука, пришла в топе, который ну никак не скрывал, а скорее, наоборот, наглядно демонстрировал ее заметно округлившийся животик. Такие дела.


— Николь, я так понимаю, вы не одна пришли?

— А что, заметно уже, да?..

— А как вы думали?

— Ну да, в начале октябре мы ждем ребенка. Девочку. Как назовем? По секрету вам скажу. Хм, по секрету всему свету. (Смеется.) Думаем, что Каролина. Имя такое красивое, запоминающееся.

— Что же вас на экзотику так тянет? Николь, Каролина…

— Так я ж по национальности литовка, родилась в Вильнюсе. Если еще скажу вам свою фамилию, ха-ха…

— Ну скажите.

— Андразайтис.

— Так это же, если не ошибаюсь, мужская фамилия. Должна быть Андразайте.

— Ну да, в паспорте неправильно написали… Ну так вот: в Москве я уже около четырех лет. До беременности выступала в группе “Мираж”, а раньше работала в модельном бизнесе.

— Так вы модель?! Ну тогда все понятно. Почему-то все спортсмены женятся исключительно на моделях.

— Не надо обобщать.

— Но вы с Ильей, я так понимаю, не женаты. Позвольте полюбопытствовать — почему?

— Ну-у… В скором будущем, может быть… Но не будем загадывать: всему свое время. Мы прекрасно живем уже больше двух лет. А то многие мои подружки замуж повыскакивали, а через два-три месяца понесли заявление в ЗАГС — разводиться. Так что штамп в паспорте — еще не показатель.

— Маме с папой то же самое говорите? Они-то небось переживают.

— У меня умные родители. Понимают: если мы созрели для рождения ребенка, все остальное как-нибудь сложится.

— А Илья готов стать отцом, как считаете? Ведь парню всего 22 года.

— Говорит, что готов. Во всяком случае, он радостно воспринял эту новость, сказал, что очень хочет ребенка… Хи-хи, поэтому я сейчас и хожу вот с таким животиком.

* * *

— Николь, только честно: классно, наверное, когда твой парень — богатый и знаменитый?

— Но я же его люблю не за то, что он богатый и знаменитый. Когда познакомились, понятия не имела, кто такой, чего делает и чем знаменит, — в спорте вообще ничего не понимала. Просто Илья привлек меня как мужчина.

— Чисто внешне?

— Даже не внешне. Он такой внимательный, заботливый, добрый.

— Да ладно вам, какая девушка не мечтает о принце на черном джипе...

— Я как-то ни о чем таком не мечтала. Жила себе и жила спокойно. Я не говорю, что у меня не было мужчин до Ильи — они, безусловно, были…

— И все как на подбор богатые и знаменитые?

— Были и богатые, и знаменитые. (Смеется.)

— Бизнесмены, артисты, политики? Или вы специализируетесь на спортсменах?

— Не будем вдаваться в подробности… Ну, спортсмен тоже был. Кто? Не скажу.

— Другого не скрыть: Илья — миллионер. Подружки-то небось обзавидовались: мол, такого парня отхватила?

— Внешне не показывают. Может, где-то в глубине души или когда с кем-то сплетничают… Вообще, мне кажется, каждая женщина может позавидовать.

— А не говорят: “Смотри не упусти, такой шанс предоставляется раз в жизни”?

— Зачем мне советовать? Я уже взрослая девочка.

— Где вы познакомились?

— На одной вечеринке у общих друзей. Он сразу показался мне очень обаятельным и привлекательным. Зашел такой: в кепочке, в сланцах — тык-дык-дык. (Смеется.) В общем, сразу понравился. В первый день мы не успели толком пообщаться, потом он улетел в Америку дней на пять. А прилетел — позвонил, и мы поехали ужинать. Все было романтично и замечательно.

— То есть долго ему не пришлось вас завоевывать — крепость сдалась без боя?

— Ну как, все было настолько взаимно… Месяц мы повстречались, потом он снова уехал в Америку. А я поняла, что очень скучаю. Говорят, разлука укрепляет любовь. Видимо, так оно и есть.

— Чем же он вас за месяц так зацепил? Красиво ухаживал?

— Ну, как это бывает у всех влюбленных пар? Ходили в кино, на какие-то мероприятия, ужинали в ресторанах.

— Илья — щедрый человек? Чем задабривал?

— Какие подарки? Не скажу.

— А это что, большой секрет?

— Да нет, просто не совсем красиво об этом говорить. Не хочу хвастаться.

— Неужели остров в Тихом океане? Машинами-квартирами сейчас вряд ли кого удивишь.

— А зачем мне квартира? (Смеется.) У нас есть.

— Но цветы-то хоть каждый день дарил?

— И дарит. Буквально на днях принес шикарный букет — сто одна роза. А я недавно на день рождения подарила ему огромный-огромный торт в форме сердца…

— Я уж думал, в форме шайбы.

— Нет, шайб и так у него куча. На сердце было написано: “С днем рождения, любимый!”. Или вот еще: однажды заказала его шоколадный портрет. Люблю оригинальные подарки.

— А Илья умеет делать комплименты?

— Умеет. Какие? Часто говорит, что любит меня. Еще? Это секрет. Он естественный: ничего не выдумывает, не придумывает, а говорит, что ему хочется и когда хочется.

— Что ж такое, сплошные секреты. Но я так понял, Илья — ловелас бывалый.

— Наоборот, показался мне очень скромным и неиспорченным молодым человеком. Чем и покорил.

* * *

— Можете сказать, что за два года изучили Илью от и до?

— Наверное, нет. Иначе было бы неинтересно.

— Но вы в нем уверены?

— Уверена. Хотя в этой жизни человек ни от чего не застрахован, всякое может случиться. Но сейчас нам очень хорошо вместе, мы мечтаем о прекрасном будущем, о маленькой, которая родится.

— Это сейчас. Но еще недавно — он в Америке, вы здесь. И где гарантия, что никто не сходит налево?

— Самое главное, считаю, — доверие. Если нет доверия, нет отношений. Когда Илья был в Штатах, мы созванивались каждый день по два-три раза. Я безумно скучала, вся измучилась.

— Наверное, уйма денег на переговоры ушла?

— Ну, я думаю, на счета ни он, ни я не смотрели.

— Илья не предлагал переехать к нему в Америку?

— Предлагал. Но у меня же здесь была работа, карьера. У меня есть и своя жизнь.

— То есть я правильно понял: если после концерта где-нибудь в Нижневартовске к вам подкатывал пьяный нефтепромышленник, вы ему с ходу: “Да ты знаешь, кто мой жених?!”

— Нет, я это не афиширую. Да и не было надобности — после концертов я никогда не тусовалась: выступлю, потом сразу в гримерку и всегда прошу охранника или администратора отвезти меня в гостиницу.

— Ну прямо идеальная жена, за Илью стоит только порадоваться. Но знаете, перед встречей с вами залез в Интернет. Увидел там фотографию, где вы обнаженная…

— Мою? Совсем обнаженная?

— Ну не совсем…

— Я не знаю такого… Может, прикрыто вот так? (Одной рукой Николь закрывает грудь.) Но это же не обнаженная. (Смеется.)

— Илью не смущает такая ваша прикрытость?

— Если бы фотография была совсем откровенная, может, Илью бы это и смутило. А там вроде все прилично. Он же современный человек, с современными взглядами на жизнь.

— То есть посмотрел, сказал: “У, классно!” — и все?

— М-м-м… Да.

— Николь, заранее извиняюсь за вопрос. У нас в редакции девушки рассматривали вашу фотографию, говорят: “Да у нее все искусственное!” Не знаю, как все, но вот ваши губы…

— Передайте им, что у меня все свое. Если я вам покажу детские фотографии, увидите: у меня тогда рот был еще больше, чем сейчас.

— В общем, природа постаралась.

— Да, мамочка с папочкой.

— И Илья вас даже не ревнует?

— По крайней мере, не показывает. Нет, бывает, Илье что-то не нравится, сразу по нему видно, что начинает нервничать. Но он очень уравновешенный человек, никогда не сорвется. Вот я — да, ревнивая.

— А были поводы?

— Я могу и без повода. Иногда эмоции хлещут через край.

— Фанаткам лица никогда не царапали?

— До этого, конечно, не доходит, но дергаюсь иногда прилично.

* * *

— О хоккее до встречи с Ильей имели хоть какое-то представление?

— Вообще не знала, кто такой Ковальчук, что за фамилия, чем занимается. На самом деле, что он известный хоккеист, поняла, когда приехала к нему в Америку и увидела в зале многочисленных фанатов, одетых в майки с его фамилией. Уже начала немножко соображать.

— А в Казани на матчах “АК Барса” бывали?

— Почти на каждом.

— С женами других хоккеистов общаетесь?

— Периодически. С Ирой Морозовой на матчах всегда рядышком сидим, с Мариной Прошкиной, с Таней Епачинцевой. В Америке общалась с Татьяной Козловой…

— А с женой Каспарайтиса? Все-таки ваш земляк.

— Его жена в Казани была всего несколько дней — не удалось пообщаться. Так же и с женой Хабибуллина: его Вика приезжала лишь однажды.

— Во время матчей кричите, переживаете?

— Я больше внутри переживаю, там у меня все кипит, а с виду… Бывает, конечно, кричу: “Илья, забивай!”

— Не дай бог, конечно, но представим ситуацию: едет Ковальчук вдоль бортика, в него врезается защитник. Илья падает на спину и не может подняться. Ваши ощущения?

— Не припомню такого. Но, если какие-то столкновения, всегда сильно нервничаю, меня начинает трясти. Но стараюсь держать себя в руках — не могу же прибежать к нему на помощь.

— А хочется иной раз выскочить и врезать обидчику?

— Иногда очень. Но спорт — такое дело…

— Да уж, такое дело: толкотня, драки, зубы летят…

— К сожалению, приходится ремонтировать иногда.

— Свои-то у него еще остались?

— Больше своих. При мне ни разу такого не было, чтобы выбивали два-три передних зуба. Может быть, какой-то осколочек… (Смеется.)

— Знаете, был такой хоккеист знаменитый — Эрик Линдрос. Пережил семь или восемь сотрясений мозга.

— Пока, тьфу-тьфу-тьфу, ничего такого страшного не было. Надеюсь, и не будет.

— Николь, вы учитесь в ГИТИСе. Там — профессора, люди искусства, честолюбивые образованные студенты… Илья — хоккеист. А почему-то принято считать, что все спортсмены — дуб дубом…

— Не знаю, как насчет всех, знаю насчет своего Ильи. Он интеллигентный человек, мне с ним очень интересно.

— Ну какую книжку, к примеру, он сейчас читает?

— Илья?.. Сейчас он отдыхает. Потому что лето.

— От книжек, что ли, отдыхает?

— Нет, не от книжек, а просто… Ну ладно, “Спорт-Экспресс” он читает.

— Если есть свободное время, как его проведете: в ночном клубе или в консерватории?

— Скорее в ночном клубе. Илья очень любит танцевать, он вообще очень веселый, зажигательный мужчина.

* * *

— Из-за чего вы можете поссориться?

— Знаете, у нас ссоры такие: ссоримся, а через пять—десять минут уже миримся. Тем более Илья такой человек нескандальный: если я начинаю ругаться, он обычно молчит, и все само собой утихает.

— Сейчас, когда вы, скажем так, в интересном положении, чувствуете, что Илья стал к вам бережнее относиться?

— Да, он стал более терпелив, выдерживает мои капризы. Нет, никаких скандалов я ему не закатываю, просто последнее время что-то больно плаксивая стала. По любому поводу, даже когда одна. Вот кино смотришь, и вдруг… А недавно у меня очень сильно заболела спина, так Илья ночью поехал в аптеку, потом намазал меня мазью, не спал со мной всю ночь, пожалел меня, к тому же привез мне огромный букет роз… Илья такой хороший!

— А как вы друг друга называете? Есть ведь какие-то ласковые прозвища?

— Роднулечка. И я его, и он меня.

— Илья твердо решил: в Казани он не остается?

— Да, ему хочется играть в Америке. Понимаете, он там уже привык, ему там уютнее, комфортнее.

— Но нынешние заработки в Суперлиге не сильно отличаются от энхаэловских.

— Знаю одно: если локаут не закончится, Илья будет играть в России. Не в Швейцарии, не в Германии — точно здесь.

— А если закончится, он вернется в Штаты, а вы…

— И я поеду туда. Ведь я должна родить прекрасного здорового ребеночка, а рожать я буду в Америке. Ну а там уже посмотрим.

— Сейчас, на время вашей беременности, в “Мираж” взяли другую девушку?

— Конечно. Но в группу я уже не вернусь, хочу выступать сольно. Я человек творческий, просто не смогу сидеть дома.

— Если переедете в Америку, значит, и сольную карьеру там будете делать?

— Посмотрим, сейчас моя главная задача — благополучно родить.

— А потом Илья поможет вам выпустить сольную пластинку?

— Ну-у-у… Мы еще об этом не говорили. Я думаю, все решаемо.

— Значит, еще услышим о певице Николь Ковальчук?

— Может быть, просто Николь.




Партнеры