Ничего личного

У комментаторов — свой чемпионат

21 июня 2005 в 00:00, просмотров: 218

Любитель футбола может многое простить арбитру. Он способен войти в положение тренера, чья команда не выигрывает уже пять туров. Любитель футбола почти всегда на стороне игрока. И лишь один персонаж чемпионата по большей части не нравится болельщику. Персонаж этот — телекомментатор.

На днях у меня было два случая лишний раз убедиться в этом. Во-первых, я с помощью специально обученных людей пролез в Интернет. (Пролез — это самое подходящее слово для моих отношений с Интернетом.) Боже мой, что я там вычитал про одного моего знакомого с ТВ… В чем его только не обвиняли… В карьеризме. В нарциссизме. В сионизме… В ужасе я выскочил из Интернета.

Во-вторых, в редакционном буфете я неосторожно похвалил одного из мэтров нашего репортажа. Я не учел, что молодые собеседники уже давно выбросили мэтров моего поколения за борт и обзавелись своими собственными. Я добросовестно выслушал критику про “этого самовлюбленного идиота, которому давно пора на пенсию”. Сами понимаете, эта темпераментная эпитафия аппетита мне не добавила.

Теперь я очень бдителен в разговорах о телерепортажах. Хотя мои личные пристрастия не поменялись, я не спешу их обнародовать.

С другой стороны, размышляя о столь резком отношении болельщика к тому дяде, кто сидит по ту сторону экрана, я пришел к простому выводу. Причина этой резкости в том, что болельщик уверен: он бы откомментировал лучше!

Должен заметить, что когда-то и я думал примерно так же. Эх, меня бы туда… Я бы показал… Я бы выдал… Мягким таким баритоном. С чуть заметной хрипотцой… С тонким знанием всех аспектов футбольного хозяйства страны.

И вот однажды случай представился. Не скажу, что я оробел… Микрофон, наушники, табличка “курить запрещено”… Я только понял, что в этом деле есть много невидимых с домашнего дивана сложностей. К примеру, я не могу тарабанить так быстро, как это надо для репортажа. Мои смысловые паузы годились для разговора за пивом, я не поспевал за игрой. Во-вторых, малейший оттенок был заметен: то неприличный пафос, то очевидное ехидство, то сомнительная шутка. Я не попадал в темп, как не попадает в него вчерашний дублер. И время текло медленно… И резать правду-матку было как-то неловко. Да и с чего? Мой напарник профессионально “гонял мяч” и еще подмигивал мне… Мол, чего заткнулся?

Конечно, разговора непринужденного у нас не получилось. Естественно так поспорить на острую тему — тоже. А главное, удовольствия ожидаемого я не испытал. Если честно, что я там нес, я даже не помню…

С тех пор я весьма терпим к мастерам репортажа. И — ничего личного. Мне у них многое не нравится. Например, когда кто-то говорит-говорит мягким голосом, а потом как заорет про опасность! Как будто ему двинули ногой под ложечку. И ведь пока орал, опасность миновала… За боковую линию.

И употребление футбольного сленга не нравится. Все эти “носовые платочки”… Вы заметили, кстати, что журналисты пытаются говорить футбольным языком, а футболисты, напротив, перешли на язык журналистов?

Недавно один защитник сообщил с телеэкрана: “Мотивация нашей команды достаточно высока, но ведь и соперник искушен тактически. Мне кажется, матч пройдет в обоюдоострой борьбе с равными шансами на успех”. Этому защитнику можно передовицы писать в свободное от тренировок время.

Впрочем, с кем поведешься… А что до братков-комментаторов, то терпеть их можно. Я, к примеру, терплю, а если не получается — иду на стадион. Там собираются самые распрекрасные комментаторы.






Партнеры