Вскрытие покажет

Родные заключенных в курской колонии грозятся тоже порезать себе вены

30 июня 2005 в 00:00, просмотров: 753

Льговская колония в Курской области бурлит. Вокруг нее вчера лагерем расположились родственники заключенных, которые устроили акцию протеста — вскрыли себе вены. Причем эта акция носит не единичный характер — речь идет о сотнях зэков, недовольных администрацией.

Прокуратура Курской области возбудила уголовное дело по факту массового членовредительства в колонии. Для того чтобы дать ответ, что же произошло, прокуратуре потребуется не менее двух месяцев.

“МК” провел собственное расследование и попытался выяснить обстоятельства происшедшего.


Напомним, около четырех часов утра вторника заключенные из 10 отрядов колонии общего режима ОХ-30/3 в одночасье нанесли себе порезы лезвиями-“безопасками” на разные части тела (пластиковые одноразовые лезвия положены каждому зэку). Надо сказать, что резали они неглубоко — только кожу, поэтому сильно никто не пострадал. Раны замазали йодом, и только. Но резонанс эта акция получила огромный. Утром в колонию прибыла бригада прокуроров, следователей и медэкспертов. Вслед за ними — телевизионщики, газетчики и правозащитники.

Официально заявлено, что “вскрылись” 250 зэков. Однако правозащитники утверждают, что уже вечером вторника количество членовредителей достигло 700 человек, и заключенные продолжают резать себя “каждые 10 минут”, выдвигая требования об ослаблении режима зоны и увольнении руководства колонии.

Курская областная прокуратура отреагировала на громкий инцидент моментально — возбудила дело по ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия, оружия или специальных средств). Ведь допрошенные осужденные наперебой рассказывают о том, что их регулярно избивают.

Мы связались вчера по телефону с адвокатом “Комитета за гражданские права” Оксаной Дзера, находящейся возле колонии. Вот что она рассказала:

— Здесь около 300 родственников, они очень волнуются, плачут. Ночью на их глазах из колонии вывезли три автозака с порезанными заключенными, матери и жены почти в истерике, но им не говорят, что с их детьми, мужьями. А на вопрос: “Что с нашими детьми?” — уполномоченный по правам человека по Курской области Юрий Косяков врет им в глаза: “Я здесь был всю ночь, и при мне никого не увозили из колонии”.

Оксана Дзера передала телефонную трубку родственникам заключенных, и те наперебой начали рассказывать корреспонденту “МК” про ситуацию в колонии.

Галина Сницкая: “Моему сыну осталось сидеть четыре месяца, он служил на Кавказе, человек он очень сильный и психически устойчивый. Он никогда бы не стал вскрывать себе вены просто так, за компанию, как мне тут объясняют. Сын рассказывал мне, как над ними издевается администрация. Да их просто топчут ногами, ходят по ним…”

Людмила Морозова: “Мой сын сидит здесь месяц. Когда я приехала на свидание, он вышел ко мне весь черный от побоев, а в администрации мне заявили: “Это его в отряде избили”. Я инвалид, перенесла операцию и приехала сюда с протезом, мне осталось жить месяц. Я прошу просто показать мне моего ребенка, что с ним. Я не буду голодать, как тут многие предлагают, а просто тоже вскрою себе вены...”

Валентина Воронцова: “Что это за методы профилактики такие, когда заключенных в этой колонии заставляют передвигаться не на ногах, а кувырком, когда их вызывает начальник…”

Алина Суховцева: “Моего мужа перевели сюда со “строгача”, заставляют идти в “красную” секцию, а это ведь должно быть добровольно. Его все время избивают. Когда я была на свидании, у него под ногтями была кровь, он лежал в больнице с отбитыми внутренностями. Зачем же так-то ломать?”

* * *

Льговская зона — “красная”, а это значит, что порядки там устанавливает администрация. Заводилами бунта на зоне стали 28 человек, переведенных сюда со строгого режима и содержащихся в отряде особого назначения. Правда, по неподтвержденным данным, в марте нынешнего года в эту колонию из Новороссийска был переведен криминальный авторитет. Он-то, говорят, и является вдохновителем массового кровопускания.

“МК” связался с одним из бывших заключенных “красной” зоны, который не понаслышке знает быт и проблемы сидельцев. Мы попросили его прокомментировать происходящее под Курском:

— Чаще всего такие выступления бывают в ответ на беспредел администрации или если зацепили смотрящего. Возможно еще, что перед этим в зону вводился спецназ. Обычно, если возникает информация о массовых нарушениях режима в зоне, руководство по согласованию с управлением принимает решение о введении в колонию спецподразделения Минюста. Это очень жесткая мера. Спецназ врывается в барак, строит всех лицом к стене, руки — за голову, начинается шмон. После этого зэков просто сильно избивают спецсредствами. Тех, кто начинает возмущаться, ждут особые методы: спецназовцы не брезгуют ничем, чтобы показать зэку его место. Могут окунуть головой в унитаз, все вместе помочиться на него и все, что им их фантазия позволяет исполнить. Решение же о начале таких акций, как в курской колонии, принимает смотрящий. В каждом стаде есть свой пастух. Остальные поддерживают. Насколько я знаю, принудиловки в таких случаях никогда не бывает — зэки это делают добровольно.


ИЗ ДОСЬЕ "МК"

В ночь на 30 августа 2004 г. в колонии строгого режима УР-65/3 в Новокуйбышевске Самарской области произошел бунт заключенных. Акция протеста началась с массовой драки, в которой один заключенный был убит, еще пятеро получили ранения. После этого около тысячи осужденных вышли на плац и отказывались разойтись по отрядам, пока их не выслушают сотрудники прокуратуры. Требование было выполнено. В результате прокуратура Самарской области приняла около 50 жалоб от осужденных и возбудила два уголовных дела — одно по факту убийства осужденного, другое — по факту избиения заключенных.

В феврале нынешнего года в колонии общего режима №1 в Рязанской области вспыхнули беспорядки среди заключенных. При проведении обыска камер несколько осужденных стали препятствовать личному досмотру и выводу из камер, в связи с чем к ним были применены резиновые дубинки. Несколько ВИЧ-инфицированных осужденных, содержавшихся на отдельном участке, в знак протеста порезали себе руки.


Примерный распорядок дня в колонии общего режима

6.00 — Подъем

6.00—6.20 — Утренний туалет

6.20—6.35 — Утренняя проверка

6.35—6.45 — Утренняя зарядка

6.45—7.00 — Завтрак

7.05—7.30 — Личное время, подготовка к разводу

7.30—7.40 — Развод на работы и мероприятия

7.40—11.30 — I смена: воспитательные мероприятия

II смена: работы на территории

11.30—12.00 — Личное время, подготовка к обеду

12.00—12.20 — Обед

12.20—12.30 — Подготовка к разводу

12.30—12.40 — Развод

12.40—17.30 — I смена: работы на территории

II смена: воспитательные мероприятия

17.30—18.00 — Личное время, подготовка к ужину

18.00—18.20 — Ужин

18.20—18.40 — Вечерняя проверка

18.40—22.00 — Личное время, культурные мероприятия

22.00 — Отбой


Что разрешено заключенным колонии общего режима (в год):

Посылки и передачи — 6

Бандероли — 6

Краткосрочные свидания (4 часа) — 6

Длительные свидания (3 суток) — 4

Письма — без ограничения

Телефонные разговоры — не менее 6 в год длительностью не более 15 минут




Партнеры