Мачо из Кальчо

Итальянский нападающий “Локо” Франческо Руополо разоткровенничался с “МК”

13 июля 2005 в 00:00, просмотров: 314

Летом на российских болельщиков обрушился настоящий звездопад из именитых зарубежных футболистов.

В “Динамо” появились вице-чемпионы Европы португальцы Манише и Коштинья и даже победитель Евро-2004 грек Сейтаридис. В “Ростов” и вовсе приехал футболист Чарльз из карибского государства Сент-Винсент и Гренадины...

Но, пожалуй, самый большой сюрприз дозаявочной кампании преподнес “Локомотив”: чемпионы России сумели заполучить форварда из кальчо — итальянской серии “А” — Франческо Руополо из “Пармы”, еще недавно бившегося против нашего ЦСКА в Кубке УЕФА.

Может, из-за того, что переезд экс-нападающего “Пармы” в Москву не афишировался, а может, из-за того, что знатоков итальянского языка у нас не так много, Руополо наша пресса пока не атаковала. Зато корреспондентам “МК” удалось перехватить нападающего в сквере возле одной из клиник на юго-западе Москвы, где он должен был пройти медосмотр.


Справка МК:

Ранее в чемпионате России играли только два футболиста из Италии (Дарио Пассони и Алессандро Даль Канто выступали за “Уралан”), но, несомненно, более низкого уровня, чем полуфиналист Кубка УЕФА Руополо — перспективный 22-летний нападающий, поигравший даже за юниорскую сборную Италии.


— Привет, Франческо, с приездом. Ну как тебе московская погодка, не замерз еще?

— Лето, конечно, не как в Италии. Ну и что с того? Погода как погода, дискомфорта не чувствую.

— Подожди, тебе еще предстоит наша зима... Итальянцы от нее прямо-таки стонут.

— Ха, итальянцы! Нам еще ничего, а вот каково бразильцам!

— Ты раньше что-нибудь слышал о “Локомотиве”?

— Услышал, когда мне сказали, что меня хочет в свои ряды одна хорошая русская команда, и немного о ней рассказали. Я подумал: почему бы нет?

— Ты уже знаком с кем-нибудь из игроков?

— Безусловно, я знаю Гуренко, с которым играл в “Парме”, и Лиму — по выступлениям за “Рому”. Еще вратаря Овчинникова — он известен на Западе. Ну и капитана Лоськова, естественно.

— С кем-нибудь задружился уже?

— Пока для этого не было времени, но все впереди.

— На английском будешь общаться? Ты, кстати, хорошо на нем говоришь?

— Не могу сказать, что хорошо, но мне пока знаний хватает.

— А русский не хочешь выучить?

— Конечно, хочу! О чем вы!

— Тогда готовься морально, он не из легких...

— Ну и что? Кто не пробует, тот и не добивается результата. Конечно, я не смогу говорить так же быстро и хорошо, как вы, но по крайней мере что-то смогу объяснить и понять. Не все сразу. Потихоньку-потихоньку... Как говорят в Италии, кто идет медленно — доходит далеко и приходит здоровым.

— У нас почти так же говорят: тише едешь — дальше будешь. Скажи лучше, вот ты в Москве второй раз уже. Что тебя в ней поразило как с хорошей стороны, так и с плохой?

— Ой, если говорить о плохом, то я был неприятно удивлен движением у вас в Москве — очень насыщенное, а эти пробки!.. В аэропорту битый час проходили паспортный контроль, потом долго ждали багажа. А еще не ожидал, что у вас такие цены.

— Ну уж не выше, чем в Италии...

— Да, наверное, но если говорить о ценах на гостиницы — я не думал, что здесь так дорого стоит снять отель.

— Но хорошие-то впечатления тоже, наверное, есть?

— Конечно! Их намного больше! Москва — красивый город, живой такой, народу много...

— ...А девушки?

— Естественно! Очень красивые у вас девушки! Но я сюда приехал не развлекаться, а играть.

— Невеста у тебя есть?

— Да, ее зовут Джулия, пять лет уже встречаемся.

— Пять лет?! Для молодых итальянцев такое завидное постоянство — прямо-таки нонсенс.

— Не знаю, как для остальных итальянцев, но для неаполитанцев — не странно. Я, несмотря на то, что все детство и юность провел в Модене (город на севере Италии. — Авт.) — родители туда переехали по работе, — остаюсь в душе настоящим неаполитанцем. Все характерные для них черты — почитание семейных ценностей, ревность, экспрессивность, — все это во мне есть. Родился-то я в Неаполе, если быть точнее, в небольшом городке под ним, Аверса называется.

— Джулия не хочет к тебе приехать сюда пожить, поддержать жениха на новом месте?

— Она хочет, но не может приехать надолго, потому что учится в университете. А вообще она должна прилететь в Москву в начале августа вместе с моими родителями.

— Что ты думаешь про москвичей?

— Мое первое впечатление — люди у вас, по крайней мере те, кого знаю я, очень душевные и сердечные. Но, понимаете, сделать конкретные выводы за пару дней, что я здесь нахожусь, очень сложно. Поэтому с абсолютной уверенностью пока ничего не могу сказать. Нужно время.

— А очень расхожий на Западе стереотип, что все русские много пьют, по-твоему, верен?

— Я пока пьяных не видел. (Смеется.) Но могу сказать, что если даже ваши и пьют так, как рассказывают, то это все от климата. Ведь когда пьешь — согреваешься.

— Ты сам употребляешь?

— Я? — морщится и отрицательно мотает головой, но, как нам показалось, несколько неубедительно.

— Что, совсем? Даже красное сухое вино? У вас же все пьют его за ужином, как воду. Хотя ты же спортсмен...

— Нет-нет, поймите меня правильно! Я, конечно, выпиваю иногда, например, когда с друзьями идем в клуб. А вот красное вино мне, кстати, не нравится, предпочитаю пиво.

— Небось безалкогольное?

— Почему? Алкогольное! Но если мы собираемся на дискотеку и я за рулем, то ограничиваюсь одним коктейлем. Потому что, если остановит полиция, проблем не оберешься. Короче, я не любитель выпить.

— А водку пробовал?

— Ну естественно! Когда мы едем за город с друзьями или идем куда-нибудь есть пиццу, могу себе позволить и водки.

— Так, дошли до пиццы... Все итальянцы обожают национальную кухню. Ты же понимаешь, что такую пиццу, как в Италии, в Москве трудно найти?

— Неаполитанскую имеете в виду?

— Ну да (Неаполь считается родиной пиццы, и самую лучшую пиццу, по общему мнению, готовят именно в этом городе. — Авт.)...

— Ну и что? Это что, проблема? Я и сам могу приготовить дома! И пиццу, и пасту (паста — блюда, основой которых служат макаронные изделия. — Авт.) Не обязательно же в ресторан идти. А вообще, раз уж здесь, то буду привыкать к русской еде.

— Что-то ел уже типично русское?

— Да нет пока, ну мясо там, курицу — все как везде.

— А икру черную?

— О!! Ел, вкусно!

— Слушай, если ты из неаполитанской семьи, то наверняка у тебя есть куча братьев и сестер.

— Да, нас четверо братьев! Я самый младший.

— Кто-нибудь из них в футбол играет?

— Да, один брат. Его зовут Лука. Он играет в не очень известной команде.

— Как твои родители отнеслись к твоему временному переезду в Москву? Не боялись за тебя?

— Что вы! Они ужасно довольны! Я сказал: собираюсь ехать в Москву играть. Родители отреагировали так: если хочешь, конечно, езжай! Это твой выбор. Конечно, мы привыкли всегда быть вместе, поддерживать друг друга, и немного грустно находиться тут без них, но родители прекрасно помнят, как им пришлось в молодости оставить всю семью в Неаполе и переехать в Модену. Это сложно, конечно, но это жизнь!

— Где ты будешь жить в Москве?

— Вскоре узнаю.

— Что в апартаментах должно быть, чтобы ты чувствовал себя комфортно?

— Знаете, я абсолютно неприхотлив. Главное, чтобы кухня была, где я смог бы готовить, пара-тройка комнат, чтобы разместить гостей — родителей, друзей, — и все в общем-то. Важно, чтобы было спокойно. А еще хотелось бы антенну спутниковую — смотреть итальянские каналы.

— А как тебе наши стадионы?

— “Лужники”, где я был на матче “Спартак”—“Локомотив”, неплохой стадион, но уж больно огромный, на мой взгляд. Когда играешь на таком большом стадионе — не чувствуешь людей на трибунах, не ощущаешь их эмоции, особенно если зрителей немного. “Динамо”... Ничего в принципе, но не понравилось отсутствие крыши. Когда мы там были, пошел дождь, все промокли, не очень приятно было. Зато у “Локомотива” стадион отличный — оптимальный размер, все новое, современное.

— У тебя на майке номер 9. Это твое любимое число?

— У меня их два — 9 и 17, которое, кстати, в Италии считается несчастливым, но мне оно приносит удачу. К сожалению, оба номера в команде заняты, поэтому возьму другой номер (31-й. — Авт.).

— Кто из итальянских футболистов является для тебя примером для подражания?

— Вне всяких сомнений, Кристиан Вьери.

— А что скажешь про Андрея Шевченко?

— Прекрасный игрок — очень быстрый, очень техничный, словом, настоящий чемпион, но у него своя манера игры. Мне все-таки ближе Вьери — по физическим данным и по ролям, которые играем на поле, мы с ним схожи.

Тут наш фотокор притащил футбольный мяч, который отобрал у ребенка в песочнице, и попытался заставить Франческо попинать его перед фотокамерой. “О нет! — взмолился футболист, — мои кроссовки! Они же совсем новые!”

Ну что тут скажешь — настоящий итальянец!






Партнеры