Доктор лошадь

Подмосковные инвалиды называют себя кентаврами

27 июля 2005 в 00:00, просмотров: 778

— Ты слышала о кентаврах? — девочка в инвалидной коляске смотрела вопросительно.

— Допустим.

— Ты не то слышала! Однажды к человеку, у которого не было ног, подошел конь и сказал: “Залазь ко мне на спину. Я буду твоими ногами, твоими глазами, а ты будешь моим сердцем”. Так появился первый кентавр. Поняла?

Ей-богу, не знаю, как я тогда не разревелась. Впрочем, новоиспеченная версия о происхождении кентавров не только справедлива, но и находит все новые и новые подтверждения в реальной жизни. Не так давно на ОУСЦ “Планерная” состоялся очередной чемпионат по выездке (высшая школа верховой езды) среди инвалидов. На соревнованиях дебютировала команда — полная тезка нашего специального приложения “Московия”. А капитаном команды выступила наша давняя знакомая — троекратная абсолютная чемпионка России Ксения Рябова. Впрочем, обо всем по порядку.

* * *

Люди вокруг были необычными. Необычными, извините, настолько, что с трудом верилось в то, что они вообще смогут подняться в седло. Еще призрачнее казались перспективы того, что собравшиеся спортсмены будут выполнять программу, включающую быстрые аллюры. Кто-то с трудом ходил даже на костылях, у других не хватало рук, для третьих мир был совершенно черен из-за слепоты… Ксения Рябова (“Обмануть бога”, “МК” от 30.06.2004), с которой мы познакомились год назад, была самой тяжелой.

Я смотрела на ее тело, скованное ДЦП, и нервничала. Она сегодня с командой, плюс на новом коне. Ее четвероногий партнер, чистокровный латвиец Сказ, к счастью, всеобщей нервозности не разделял. Тренер Светлана Косарева вывела его на разминку. Если б кто-то видел езду Ланы в тот момент, наверняка пожал бы плечами: “Ну и посадочка. Нога дергается, руки не работают”…

Это для непосвященных. Дело в том, что лошадь чрезвычайно восприимчива к любым движениям всадника, и на первый взгляд действительно непонятно, каким образом ей может управлять человек, у которого нарушена координация, движения рук-ног случаются сами по себе безо всяких на то команд головного мозга. Поэтому лошадей для людей с ограниченными физическими возможностями готовят специальными хитрыми тренерскими способами. Если у наездника может дернуться рука, и у тренера рука начинает подергиваться, нога нетвердо стоит — так же поведут себя и крепкие тренерские ноги, не хватает возможностей управления — будем минимизировать! То есть лошадку приучают к особенностям всадника по полной программе. В деле подготовки коня для наездника-инвалида одной техникой не обойдешься, тут талант нужен. Так что не будем скромничать и скажем, что в день чемпионата на Планерной собрались лучшие люди и лучшие кони.

* * *

Зрители тихо ахнули, когда во время разминки у слепой девушки, ехавшей маршрут по голосу тренера, конь заартачился и встал на дыбы. Незрячая спортсменка не растерялась, и маршрут был пройден. Глядя на этих людей, не устаешь удивляться: откуда же такая выдержка и воля?

Подошла очередь выезжать Ксении. Посадка — целая система. Коня держат, всадницу поднимают в четыре руки и закидывают в седло. Сразу сесть не получается, она лежит плашмя на лошадиной спине, и трудно поверить, что через пару минут эта наездница поедет. Здесь надо заметить, что спортсменка Рябова страдает тяжелейшей формой церебрального паралича. Даже в коляске Ксения может передвигаться самостоятельно только в пределах квартиры, ест без помощи рук, пьет через трубочку. Болезнь так исковеркала черты ее лица, что речь стала непонятной.

Маша Загорская ходить может, но плохо. В ее случае ДЦП особенно сильно ударил именно по рукам и ногам. Перед выступлением Маша тоже нервничает, не по себе и ее тренеру Александре Погодиной. Впрочем, тренерские нервы в основном направлены в адрес Султана: “Что ты как из-за плуга вышел, где твоя голубая кровь? Веди себя хорошо!” Маше помогают подняться в седло, и все кривляния коня сходят на нет. Султан собирается и везет свою компаньонку на плац. О Маше мне рассказывают как о талантливой спортсменке, кандидате в мастера спорта, профессиональной художнице, иллюстрировавшей Михаила Булгакова, маме 9-летнего мальчика. Чаще всего увечные люди у окружающих вызывают или нездоровое любопытство, или истерическую доброжелательность. На самом деле они достойны немого восхищения.

Мимо на специальных костылях проходит мужчина, у которого нижняя часть тела как у тряпичной куклы. Он в экипировке — значит, поедет. Совершенно непонятно, как он это провернет технически, но, посмотрев хотя бы часть выступлений, перестаешь удивляться.

* * *

Так получилось. Кто-то из них никогда не был здоровым человеком, другие получали тяжелейшие травмы, попадали в аварии и становились жертвами страшных вирусов. Все пришли в спорт после занятий иппотерапией. Есть такой вид врачевания — лечение лошадью, который в последние годы начал набирать обороты и у нас в стране. Хотя об иппотерапии люди знают не первый век, еще 15 лет назад у инвалида шанс сесть в седло был разве что за границей. В Германии, Франции, США, Финляндии и других странах иппотерапию применяют с 60-х годов, а в Нидерландах, Швеции и Великобритании верховая езда для инвалидов находится под покровительством королевских семей.

Может быть, доктор-лошадь и не в состоянии окончательно победить полиомиелит, умственную отсталость, паралич конечностей, но вполне справляется с задачей облегчения физического и морального состояния больного.

Лошадь передает наезднику до ста десяти импульсов в минуту и целую серию движений — ни на одном тренажере у вас не будет работать столько групп мышц, сколько во время езды верхом. И стоит только представить, что чувствует человек, способный передвигаться только с костылями по городской квартире, в поле на спине бегущего коня! Не последнюю роль в иппотерапии играет и то, что у человека, способного управлять большим и сильным животным, непременно повышается самооценка и вера в собственные силы. А может, и вправду кентавры появились, когда конь увидел человека в инвалидном кресле?

Участники чемпионата выполняли пируэты и вольты, повороты и принимание. Конечно, программа на соревнованиях для инвалидов облегчена, но далеко не каждый здоровяк смог бы выполнить хотя бы ее часть.

Мария Загорская (Московский конноспортивный клуб инвалидов) на Султане стала чемпионкой России в 1-м уровне; Ксения Рябова, за которую мы болели, получила персональный кубок и приз “За упорство и волю к победе”

Можно было бы разложить все по полочкам по порядку: кто выиграл, сколько очков набрал… Но не хотелось бы. Потому что выезд каждого участника — это уже победа.

Жаль только, что зрителей было мало.




Партнеры