Бунт пенсионерки

Как Пугачева выселяла Крутого

29 июля 2005 в 00:00, просмотров: 177

Алла Пугачева ехала в Юрмалу долго, почти сутки, в спецвагоне, арендованном у железной дороги за небольшие деньги. То есть — по госрасценкам. За большие деньги — по коммерческой ставке — этот вагон с салоном-гостиной, диваном, телевизором, кухней, ванной и широкой кроватью размером “кингсайз” сдают в аренду Владимиру Жириновскому. Оно и понятно: партийный вождь, богатый госчиновник, а Алла — нищая пенсионерка.


Международный конкурс молодых исполнителей популярной музыки “Новая Волна” в Юрмале хорош не только уникальной атмосферой, влекущей к себе каждый год сотни людей (участников и гостей) из разных стран; не только совпадающим с датами фестиваля днем рождения композитора Игоря Крутого, сопредседателя и отца-основателя “Волны”; не только возможностью увидеть раз в год другого сопредседателя и тоже отца-основателя, легендарного Раймонда Паулса; не только отменным собранием звезд отечественного и заграничного калибра; но и всевозможными пикантными историями, которыми Юрмала так же богата, как и талантами.

Ну кто думал, что нынешний фестиваль начнется с выселения сопредседателя Крутого из гостиничных апартаментов? И с откровений Пугачевой по поводу своей пенсии?


Кроме шуток! Государство оценило Аллу Борисовну в 68 долларов 43 цента в месяц по текущему курсу, назначив давеча ей пенсию (в связи с возрастом) в… 2000 рублей!!! Со всеми коэффициентами: за выслугу, трудовой стаж и пр. Государству, по самым скромным подсчетам, она принесла несколько сотен миллионов налогами и выручкой от продажи почти 300 млн. пластинок фирмы “Мелодия” еще с советских времен…

“Я, конечно, когда эту пенсию получила, хотела им по почте все их награды отослать”, — грустно, как Гоголь, посмеивалась Алла, трясясь на пути в Юрмалу в спецвагоне, который она делит по очереди с Жириновским. Рельсы кривые, не Европа, поэтому вагон трясся и скрипел, а Алла пыталась сконцентрироваться, вбрасывая кости. Игрой в нарды она обычно занимает себя, когда вот так путешествует. Играла как-то с Лаймой. Лайма ей: “Алла, я ведь королева нард”. Продула. “Да, — говорит Алле, — я БЫЛА королевой нард…”

Так вот — медальки, награды, звания, которые у Аллы скопились за годы трудового стажа, она и хотела вернуть государству в знак признательности за выписанную пенсию. Но все недосуг. Зато повезла в Юрмалу собственную медаль — большую, красивую, с выгравированным барельефчиком и надписью “Достойному”, которая достанется тому, кто ей понравится. К ней еще 10 тысяч долларов прилагается — из личных Аллиных сбережений. Она щедрее к людям, чем государство.

“А вот к этому я дам 50 тысяч, но за это мне нужно ОЧЕНЬ сильно понравиться”, — Алла аккуратно открыла черную бархатную коробочку и извлекла оттуда массивную цепь из желтого золота с изысканной ажурной подвеской, в которую вплетена буква “А” уже из белого золота. Закачаться! Но, если ей никто ТАК не понравится, коробочка останется у хозяйки до лучших времен…

* * *

В Юрмале Пугачеву привезли в самый шикарный отель Baltic Beach, забронировали отдельную виллу с видом на хмурое Балтийское море. “А где тут сеточка от комаров на окнах?” — спросила Алла, чем застала персонал пятизвездного отеля врасплох. Сеточки — о, ужас! — не было. Алла посерела, как Балтийское море. “У вас апартаменты есть?” — процедила вопросом. “Да, знаете, но там Игорь Яковлевич Крутой уже живет”. — “Ну, вот мы с ним и поменяемся…” Апартаменты высоко, на последнем этаже, комары туда на морском ветру не долетают.

Полдня, пока на сцене зала “Дзинтаре” шли последние приготовления к торжественному открытию “Новой Волны” и заключительные репетиции участников, по холлу Baltic Beach туда-сюда сновали гарсоны с тележками, набитыми доверху пузатыми чемоданами Пугачевой, Крутого, жены Крутого, сына, дочери и тещи. Персонал обливался потом…

На церемонии торжественного открытия Алла искупила вину за доставленные неудобства сполна, произнеся осанну Игорю Крутому и Раймонду Паулсу “за постоянство”, которое так ценно в этом переменчивом мире, и за “отвагу”, с которой они берегут “такой замечательный и нужный всем конкурс”. Спела философскую песнь “Живем пока”. Петь по чуть-чуть и открывать концерты она будет каждый день, чем априори превратила нынешнюю “Новую Волну” в культовое событие года.

* * *

Постарались и организаторы. Как всегда, они собрали в Юрмале блистательный ареопаг статусных старейшин самых разных поп-рок-племен: и Криса де Бурга, и Кобзона, и Ротару, и Леонтьева, и Гурченко, и Баскова, и Газманова, и “ДДТ” с Шевчуком, и Бутусова с “Гудбай, Америкой”, и Агутина с Ал Ди Меолой — легендарным гитаристом. “Вот, мол, — говорю ему на завтраке в отеле, — так рад, что узнал о вас благодаря Леониду нашему Агутину...” Кажется, ляпнул…

Вышли, конечно, проблемы с Юрием Шевчуком. Странно, если бы не вышли. Трепетно относясь ко всему, что вокруг него шевелится, Батька собственноручно повычеркивал из списка почти всех приглашенных на традиционную “Рок-Ночь”, чем истрепал устроителям все нервы. Оставил только Butch и Pilot. Пришлось за одного Батьку жертвовать десятью условными “сплинами”, а Бутусова с “БИ-2” и “Зверями” сдвигать на другие дни. Пугачева со своей сеточкой от комаров отдохнула…

Жаль, не приехал Киркоров. Они бы с Ю.Шевчуком могли составить сладкую скандальную парочку. Зато приехал гостем Павел Буре, который в принципе знает наизусть весь Филин репертуар. Честно! Он это еще в Америке выучил, когда вдали от родины играл в хоккей, а вечерами ностальгировал по дому, слушая записи российской эстрады. Слушал много, но зазубрил почему-то только Киркорова. “Называй песню”, — хвалился он своими знаниями. “Атлантида”!” И он затягивал “Атлантиду”. “Называй еще”… Я называл, называл. Да и плюнул потом.

Подорожали конкурсанты. Первая премия выросла еще на 5 тысяч USD и составляет уже 35 000, вторая — 25 и третья — 15. Плюс гарантированные пугачевские 10. Неплохой приход для новичков, которых пока еще никто не знает. Наверное, поэтому они и плодятся от конкурса к конкурсу — уже 18 против прошлогодних 16. Заявок при этом было почти 6000. Впрочем, уровнем финалистов довольны и Паулс, и Крутой, а еще двоих добавили, потому что жаль им было талантами разбрасываться. Наблюдатели, правда, недобро косятся на “фабрикантов” Юрия Титова и Полину Гагарину, обнаруженных в списке конкурсантов. Однако г-н Крутой признался, что и ему они кровушки попили — так рвались на конкурс. Готовы, понимаешь, жертвовать уже наработанной популярностью ради нового состязания. Впрочем, о конкурсе, его участниках и их судьбе мы решили поговорить с Игорем Крутым уже по завершении “Новой Волны-2005”.




Партнеры